«Бесы сладострастия» Петра Великого

Он бесстрашно вводил в России новые традиции, прорубая «окно» в Европу. Но одной «традиции», наверное, могли бы позавидовать все западные самодержцы. Ведь, как известно, «жениться по любви не может ни один король». Но Пётр Великий, первый российский император, смог бросить вызов обществу, пренебречь невестами дворянского рода и принцессами западноевропейских стран и жениться по любви.

«Бесы сладострастия» Петра Великого

Выбор матушки

Впрочем, первая женитьба будущего императора скорее была не совсем по любви. Невесту 16-летнему Петру подыскала мать, чтобы сын освободился от опеки сестры Софьи, и настала пора его правления. Дело в том, что в те времена юноша становился взрослым после женитьбы. Выбор царица остановила на Евдокии Лопухиной, по отзыву современника, «прин­цессу лицом изрядную, токмо ума посреднего и нравом несходного своему супругу». Очевидно, все это и стало причиной того, что уже через месяц после свадьбы Петр оставил Евдокию и отправился в Переяславль-Залесский на Плещеево озеро.

Сохранилось несколько писем Евдокии к Петру и ни одного его ответа. Евдокия обращалась к нему с неж­ными словами: «Здравствуй, свет мой, на множество лет. Просим милости, пожалуй, государь, буди к нам, не замешкав. Женишка твоя Дунька челом бьет». Последующие письма уже полны тоской жены, знающей о новом романе мужа. Не изменило положение и рождение сына, названного в честь деда Алексеем. Евдокия через какое-то время удалилась в Суздальский монастырь, где провела 18 лет.

Той, ради кого Петр оставил законную жену, была дочь виноторговца из Немецкой слободы (район на берегу Яузы) Анна Монс. Веселая, любвеобильная Анна время с царем проводила охотно. Но, как утверждают современники, к Петру была равнодушна и совсем не хотела быть царицею. Между тем, эта связь продолжалась более десяти лет и прекратилась не по вине царя – фаворитка завела любовника. Когда об этом стало известно Петру, тот сказал: «Чтобы любить царя, надлежало иметь царя в голове».

Измену пережил стойко, к тому же в это время он встретил Марту Скавронскую, будущую императрицу Екатерину Алексеевну. Во время войны со Швецией, при осаде Мариенбурга русскими войсками в 1702 году, Марта, прислуга пастора Глюка, попала в плен. Вскоре она в качестве прачки попадает в услужение к маршалу Шереметеву, здесь-то ее и приметил Александр Меншиков. У Меншикова ее называли Екатериной Трубчевой, Катериной Василевской. У Алексашки Петр и познакомился с будущей женой.

Из прачки – в царицы

По мнению личного врача Петра, у царя была «армия бесов сладострастия в крови». Рядом всегда находились «метрессы», так тогда на иностранный манер называли услужливых женщин. Но очень скоро отзывчивая, некорыстолюбивая, веселая Марта сумела завоевать сердце государя. Вскоре Марта принимает православие и русское имя Екатерина Алексеевна – отчество она получила при крещении, в роли крестного отца выступил царевич Алексей.

Суровый Петр уже не мыслил жизни без Екатерины. В разлуке он постоянно забрасывал письмами, жаловался на тоску по ней, посылал гостинцы. Заботился Петр и о своей внебрачной дочери Анне. «Ежели что мне случится волею божиею, – сделал он письменное распоряжение в начале 1708 года перед отправлением в армию, – тогда три тысячи рублей, которые ныне на дворе господина князя Меншикова, отдать Екатерине Василевской и с девочкою».

Впрочем, «походная» жена, как многие именовали Екатерину, старалась не покидать царя, отправляясь с ним даже на военные действия. Она спасла царя во время Прутского похода, когда русские войска были окружены. Екатерина передала турецкому визирю все свои драгоценности, склонив его к подписанию перемирия. Возможно, этот поступок окончательно убедил царя в искренности чувств любовницы, и, вернувшись в Петербург 19 февраля 1712, Петр обвенчался с Екатериной. Обряд был совершен в церкви Исаакия Далмацкого.

Длинный шлейф свадебного платья Екатерины несли их дочери Анна и Елизавета (будущая императрица Елизавета Петровна). Рожденные вне брака царевны получили официальный статус цесаревен. Кстати, практичный царь даже «узаконил свадебные подношения», издав указ «Об обязательном сборе с каждого города презентных денег». Был на свадьбе и фейерверк, и бал, и игра судьбы – иногда кавалером Екатерины в танцах становился Виллем Монс. Брат Анны Монс – первой настоящей любви царя Петра. Через какое-то время император вновь столкнется с изменой через семью Монс.

Пока же счастью супругов ничего не угрожает. Не секрет, что характер у Петра был жесткий, когда царь находился в ярости, подойти к нему не решался никто. И только Екатерина без страха смотрела в пылавшие гневом глаза, и царь успокаивался. Петр, по свидетельству современников, «не мог надивиться ее способности и умению превращаться, как он выражался, в императрицу, не забывая, что она не родилась ею. Он любил видеть ее всюду.

Не было военного смотра, спуска корабля, церемонии или праздника, при которых бы она не являлась». С ролью царицы Екатерина справлялась легко, не забывая, впрочем, и о своем прош?лом. В одном из писем она шутливо напоминает Петру, что была прачкой: «Хотя и есть, чаю, у вас новые портомои, однакож и старая не забывает». В 1714 в память Прутского похода царь учредил орден Святой Екатерины, которым наградил жену в день ее именин.

Узы брака

Реформы Петра I нарушили традиционную замкнутость боярских, дворянских и городских (посадских) семей. Регламентация всех сторон быта, проводимая Петром I, коснулась в первую очередь института брака. Резко возросло число неравных браков с представителями низших сословий, добившихся «чинов». С 1720 года разрешались браки с иностранцами (при условии сохранения супругом православной веры). Было разрешено заключать браки с разведенными и даже с расстриженными монахами и священниками.

Указом 28 февраля 1714 Петр I запретил во избежание увиливания от государственной службы дворянским и «подъяческим» сыновьям жениться, не окончив школы. Указом от 1722 «О дураках» браки запрещались слабоумным, если они не проходили годовое «исправление» на службе. Оставался запрет на четвертый по счету брак, плата государству при заключении каждого последующего из трех браков возрастала. Сам царь, знаменитый своим скандальным браком с Мартой Скавронской, будущей императрицей Екатериной Алексеевной, поддерживал добровольный брак, по его мнению, способствовавший «умножению» служилого дворянства.

Пары могли познакомиться, как и раньше, в церкви, затем на ставших свободными для женщин прогулках, приемах, ассамблеях (даже воспитанницам монастырей давали часы для знакомства с будущими женихами). В 1720 Петр I запретил составлять «сговорную запись» и закреплять ее в приказе крепостных дел, заменив «росписью приданого». Предписывалось видеться до венчания и обручиться за шесть недель до него. В 1722 царь приказал Сенату и Синоду расторгнуть насильственные браки; при нем стали возвращаться «в мир» насильно постриженные жены. Но воля родителей в устройстве браков своих детей все равно надолго осталась решающей.

Свадебный обряд изменился только в Москве и Санкт-Петербурге. На свадьбе, где веселились вместе мужчины и женщины, полагалось выставить щедрые угощения с вином и разнообразными блюдами. Свадьбы посещал сам Петр с Екатериной; царь запретил показывать гостям невестину сорочку, хотя в провинции этот обычай сохранялся еще долго. В 1722 Петр I постановил разводить супругов при доказанном прелюбодеянии, побегах и самовольных отлучках, при втором браке при живом супруге, также наказывали солдаток за второй брак при муже. Реформы Петра I сделали немало для внешней европеизации семейного уклада дворян, но внутренняя жизнь подавляющего большинства семей всех сословий изменилась мало.

Переплетение судеб

Но, несмотря на любовь к Екатерине, в крови царя по-преж­нему бушевала «армия бесов». И еще во время Прутского похода судьба решила подарить увлеченному Екатериной Петру встречу с последней любовью. Вернее, сначала русский царь встретился с ее отцом, молдавским князем Дмитрием Кантемиром.

В 1710 году Петр I объявил войну Турции, в это же время Дмитрий стал князем Молдавии, входившей в состав Османской империи. Через год он заключает с Петром тайный договор о переходе Молдавии в состав России.
Прутский поход оказался неудачным, армия вернулась в Россию. С ней прибыл и Дмитрий Кантемир, получивший княжеское достоинство Российской империи с титулом светлости. Петр I п­ланировал выдвинуть образованного Дмитрия в первые президенты Российской академии наук, но этим планам не суждено было сбыться.

Вместе с отцом в Россию перебралась и одиннадцатилетняя Мария Кантемир. В то время Екатерина, наверное, и не предполагала, что дочь молдавского князя вскоре станет угрожать ее положению. А между тем, в начале двадцатых годов между государем и красавицей княжной зародилось взаимное и страстное чувство.

В 1722 году Петр отправился в Персидский поход в сопровождении Екатерины и Марии. Екатерина снисходительно относилась к мимолетным связям своего супруга, но через какое-то время почувствовала реальную угрозу браку. Дочь бывшего молдавского господаря из знатного рода, образованная, слишком подходила на роль царицы. К тому же Мария была беременна, и в окружении царя всерьез поговаривали: если родится мальчик, Екатерина повторит судьбу Евдокии Лопухиной. Ведь из 11 детей, которых Екатерина выносила Петру, выжили только 2 девочки. И после смерти маленького Петра Петровича у Екатерины не было больше сына, которого Петр мог бы сделать своим наследником.

Родись у Марии сын, Петр I бы породнился с потомками Тамерлана. По одной из версий, Кантемир – прозвище богатого татарина, восходящее к словосочетанию «кан Тимур» (кровь Тимура, родственник Тимура, то есть потомок Тамерлана). В 1540 году предок Марии принял христианство и поселился в Молдавии.
По некоторым сведениям, друзья императрицы нашли способ избавиться от опасности. У последней любви царя случились крайне тяжелые преждевременные роды. Ребенок погиб, жизнь Марии долгое время была в опасности.

Наследники престола

Судьба благоволила к Екатерине. В 1722 году Петр, почувствовав, что силы оставляют его, опубликовал Устав о наследии престола. Отныне назначение наследника зависело от воли государя.

В мае 1724 Петр впервые в истории России короновал Екатерину в качестве императрицы. Возможно, царь собирался официально провозгласить ее своей преемницей, но не сделал этого, узнав об измене жены с тем самым камергером В. Монсом. Камергера казнили, обвинив в сравнительно мелких по тем временам хищениях из казны.

Петр позволял себе нарушать супружескую верность, но не считал, что таким же правом обладает и Екатерина. Вновь пошли слухи о смене жены царя, имя Марии Кантемир было на первом месте. Но этому не суждено было случиться, болезнь императора обострилась, он так и не воспользовался правом назначить преемника.

28 января 1725 года великий царь-реформатор умер. Тело супруга Екатерина оставила непогребенным сорок дней и ежедневно дважды его оплакивала. «Придворные дивились, – писал современник, – откуда столько слез берется у императрицы...»

Судьба все расставила по местам: Екатерина усилиями Меншикова и при опоре на гвардию была возведена на престол, а Мария осталась незамужней светской дамой, занималась благотворительностью, построила несколько храмов. Многие полагают, что она до конца жизни хранила верность своей первой и единственной любви – Петру I.

Григорий Красильников

Источник

Версия для печати

  Дата: 25 августа 2011  |  Автор: 52  |  Просмотров: 4250

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

О сайте

На сайте публикуются материалы о истории России и мира, о проблемах общества и человека и о многом другом...

Контакты

Обратная связь

При использовании материалов сайта ссылка на russify.ru обязательна.