Когда все изменилось

Крестовые походы от Палестины до Испании
Христианство возникло как религия любви и мира, и изначально для христиан образцом был Христос. В сцене, например, из Евангелия от Луки (параллельные места есть и в других Евангелиях), где за Христом приходят, чтобы Его арестовать, Он не сопротивляется. Евангелие сообщает: «Бывшие же с Ним, видя, к чему идет дело, сказали Ему: Господи! не ударить ли нам мечем? И один из них ударил раба первосвященникова и отсек ему правое ухо. И тогда Иисус сказал: оставьте, довольно. И коснувшись уха его, исцелил его» (Лк 22:49–51).

Когда все изменилось
Град Божий. Миниатюра мэтра Франсуа из сочинения св. Августина «Град Божий». 1475-1480 гг.

Стоит ли после этого удивляться отказу христиан нести военную службу в империи?! Не случайно еще во II веке некий Цельс утверждал: «Если бы все поступали, как христиане, варвары стали бы у нас хозяевами». Нередко христиане предпочитали скорее принять мученическую смерть, чем нарушить запрет. Так, например, произошло с неким центурионом Марсилием, служившим на территории современного Марокко. Бросив оружие, он заявил в лицо командиру: «Я бросил его. Воистину не следовало христианину быть солдатом мирской армии, он – солдат Господа и Христа».

Тем не менее ситуация постепенно менялась. Начиная со времен императора Константина Великого, с начала IV века, число христиан в империи стало быстро возрастать, а отказ от воинской службы теперь был чреват параличом всей военной системы. Первыми откликнулись епископы юга современной Франции, древней Галлии. На соборе в Арле было принято постановление, оно звучало так: «Тех, кто бросает оружие в мирное время, решено не допускать к причастию».

Постепенно и в других частях империи епископы последовали примеру своих арльских коллег. Более того, во второй половине IV – начале V веков начали складываться религиозные обоснования права христиан вести войну. Значительный вклад в это внес знаменитый христианский писатель Аврелий Августин, живший в северной Африке. Он решительным образом изменил соотношение понятий войны и мира. «Войну можно вести, если иначе невозможно достичь мира», – так значится в одном из его писем.

Главное сочинение Августина на этот счет – огромный трактат «О Граде Божием», или «О государстве Божьем», как переводят некоторые историки. Августин там практически полностью реабилитирует кровавое ремесло солдата. «Впрочем, тот же самый божественный авторитет, – писал он, – допускает и некоторые исключения из запрета убивать человека. Но это относится к тем случаем, когда повелевает убивать сам Бог, или через закон, или же особым относительно того или иного лица распоряжением». В этом случае не тот убивает, кто обязан служить повелевшему – как меч служит оружием тому, кто им пользуется. Вот поэтому заповеди «не убий» отнюдь не приступают те, кто ведет войну по велению Божию.

Как видим, у Августина уже сложились основы представления о так называемой справедливой или богоугодной войне. Концепцию войны религиозной от нее отделял всего один шаг. Однако, попытаюсь порассуждать, какие части священного писания можно было бы использовать для основания правомерности такой войны.

В Новом Завете таких мест очень мало. Пожалуй, сторонники жесткой линии могли выбрать только то место из Евангелия от Иоанна, где Иисус изгоняет торговцев из храма: «И сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул» (Ин 2:15). Но Священное Писание, не будем забывать об этом, состоит не только из Нового Завета. Ветхий Завет дает гораздо больше возможностей обосновать справедливость войны.

Прежде всего это касается так называемых исторических книг, к ним относится «Книга Иисуса Навина», «Книга Судей», «Книга Руфь», «Книга Царств», или точнее четыре книги «Царств» в восточной Библии и книги «Паралипоменон» («Хроники»). Одним из наиболее популярных в средние века стало то место из «Книги Иисуса Навина», где рассказывается о победе израильского войска во главе с этим талантливым, но безжалостным полководцем над отрядами пяти аморрейских племен.

Иисус Навин желал истребить аморреев, но наступали сумерки, и он боялся, что не успеет сделать этого. Далее из книги «Иисус Навин»: «Иисус воззвал к Господу в тот день… и сказал пред Израильтянами: стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиолонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим… И не было такого дня ни прежде ни после того, в который Господь так слушал бы гласа человеческого. Ибо Господь сражался за Израиля» (Ис Нав 10: 10–14).

Интересно сравнить это место с фрагментами средневекового французского эпоса «Песнь о Роланде». Я имею в виду фрагмент, рассказывающий о мести короля Карла за убийство Роланда и его славных товарищей. «Песнь о Роланде» составлена в XII веке, в эпоху крестовых походов, и в качестве врагов выступают, естественно, мусульмане. Итак, читаем:

Арабы убегают от него,
Торопятся французы им вдогон.
Но видит Карл – темнеет небосвод.
На луг зеленый он с коня сошел,
Пал на траву лицом, мольбу вознес,
Чтоб солнце в небе задержал Господь,
День удлинил и отодвинул ночь.
И вот услышал ангела король –
Тот ангел говорил с ним не впервой:
«Скачи, король, – продлится свет дневной.
Цвет Франции погиб – то видит Бог.
Злодеям ныне ты воздашь за все».
Карл ободрился, вновь вскочил в седло.
Бог ради Карла чудо совершил
И солнце в небесах остановил.


И тем не менее разработка христианской концепции знала свои спады и подъемы, тесно связанные с конкретной политической ситуацией. Немалую роль в этом процессе сыграли военные конфликты с мусульманами. Впервые христиане столкнулись с ними в Испании в 711 году. Когда на полуострове высадилось войско бербера Тарика, вынужденные противостоять как мусульманам, так и внутренним усобицам, слабые вестготские короли не выдержали – королевства не стало. Отсюда мусульмане двинулись за Пиренеи.

В 732 (или 733) году войска эмирата во главе с эмиром Абд-ар-Рахманом аль-Гафаки встретились у Пуатье с франкскими отрядами Карла Мартелла. Франки победили, а Абд-ар-Рахман пал в битве. Масштабы сражения, по всей видимости, значительно преувеличены хронистами. Например, хроника Сен-Дени сообщает о 385 тысячах убитых сарацин. Однако для нас интереснее не сама битва, а ее интерпретация франкскими хронистами. Все они описывают сражение как защиту веры и христианских святынь.

Вот например, анонимная хроника Фонтанеля: «Эд, герцог Аквитанский, позвал к себе на помощь коварный народ сарацин. Со своим королем Абд-ар-Рахманом они переправились через Гаронну и подошли к Бордо, там они сожгли божьи церкви. Убили множество христиан, и потом отправились к Пуатье. Они сожгли базилику святого Илария и с рвением пустились в путь, чтобы уничтожить аббатство святого Мартина. Против них принцепс Карл выстроил свою армию около города Пуатье и бесстрашно обрушился на них, призвав на помощь Христа. Он истребил всех сарацинов до последнего вместе с их королем».

В королевстве франков эта тенденция прослеживается в Испании, где маленькие христианские государства севера бок о бок существовали с большим Аль-Андалусом. Одним из первых идеологических сочинений такого рода стала пророческая хроника, написанная в конце IX века. Весь текст построен на истолковании пророчества Иезекииля, ветхозаветного пророка, о наказании земли Гога. Земля Гога – это Испания. Главная цель подобных описаний, в общем, очевидна. Она состояла в возвеличивании центральной власти, которая в эпоху раннего Средневековья нуждалась в поддержке, ибо была откровенно слаба. Ей нужна была победа над хитрым, жестоким и вероломным противником – врагом христианской веры.

Не случайно все время подчеркивается хитрость сарацин. Анонимный автор, видимо, был образованным человеком, знал арабский язык, читал Коран и Сунну, именно поэтому то, что он пишет, вызывает множество вопросов. Он прямо порочит исламскую религию, утверждая, например, что Мухаммед – это еретик, а не основоположник новой веры, и весьма свободно распоряжается фактами из его биографии, это – если говорить мягко. Все это делается ради одной цели.

Цель провозглашается прямо, вот она: «Христос – надежда наша. Поскольку в недавнее время истекает 170 лет, дерзость врагов должна исчерпать себя и святой церкви будет дан мир во Христе. Кроме того, даже сами сарацины, исходя из неких знамений и положений созвездий, предрекают свою близкую гибель и говорят, что королевство готов будет восстановлено этим нашим правителем. К тому же, из откровений и видений многих христиан предсказывается, что тот же король, наш славный Альфонсо, в ближайшее время будет править всей Испанией».

Римские епископы и папы после вытеснения из Италии византийских войск оказались без вооруженной защиты. С севера между тем наступали лангобарды, а когда они были разгромлены, начались морские набеги – то язычники-викинги, то мусульмане из северной Африки и фригийские пираты. Порой это заканчивалось трагично: разбойники врывались в Рим, а однажды даже сожгли главный храм города, да и всего западно-христианского мира – базилику святого Петра. В этих условиях все надежды возлагались на могущественных мирских правителей Но вернемся к истории западно-христианской концепции священной войны. Начиная с VIII века, большой вклад в ее развитие внесло.

В IX веке папа Николай I впервые заявил не только о приемлемости, но даже о богоугодности войны с неверными. Еще ранее гибель защищающих папу была приравнена к мученичеству. То есть после смерти таким войнам гарантировалось царство небесное. Когда же в 11 веке светская власть в Италии настолько ослабела, что папы впервые почувствовали себя уверенно, они противопоставили себя германским императорам и вступили с ними в жестокую борьбу. Эта борьба велась разными средствами, но самым выигрышным ходом стал призыв к отвоеванию святого града Иерусалима. К этому призвал папа Урбан II на Клермонском соборе в конце XI столетия.

С одной стороны, к этому времени сложился весь арсенал идеологических средств, сделавших такой призыв возможным с канонической точки зрения. С другой стороны, папа точно угадал настроения в западном мире – в войне с неверными были заинтересованы буквально все: ослабевшую королевскую власть устраивала возможность выступить в качестве военного лидера; рыцарей и вассалов из расплодившихся частных отрядов привлекала возможность дать работу своему мечу; простолюдины устали от грабежей тех же рыцарей, и, кроме того, их манил загадочный и далекий Восток.

В итоге в самом большом выигрыше оказались папы. Выступив инициаторами крестового движения, они значительно повысили свой авторитет, их лидерство в Западной церкви, которое ранее было чисто номинальным, теперь стало обретать черты реальности.

Крестовые походы продолжались с конца XI до конца XIII века. Первый крестовый поход завершился взятием Иерусалима и основанием латино-иерусалимского королевства. Последний – смертью короля Людовика Святого, а вскоре после этого был утрачен оплот христиан, остававшийся на Востоке – крепость Сен-Жан д’Акр.

Нет смысла подробно рассказывать о том, как непрерывно расширялось понятие врага веры. Как за крестовыми походами против мусульман последовали крестовые походы против еретиков – альбигойцев, или катаров на юге современной Франции, а затем и крестовые походы в Прибалтику…

В ходе четвертого крестового похода был взят штурмом Константинополь. Современные историки, это довольно важно подчеркнуть, именно с этого события отсчитывают реальный, а не формальный раскол церкви на восточную и западную, существующий до сих пор. Но меня гораздо больше интересует вопрос, как менялось представление о мусульманах по мере того, как конфронтация двух миров развивалась по нарастающей. Наиболее интересны здесь опять же данные из Испании, где христиане и мусульмане столетия жили по соседству.

Начало крестовых походов в Палестину отразилось и на Пиренейском полуострове, к тому же во второй половине XI столетия испанская церковь, ранее существовавшая автономно, напрямую подчинилась Риму. За Пиренеи хлынули иностранные монахи, которые несли с собой римский дух религиозной нетерпимости, граничащей с фанатизмом. Так, когда в конце XI века король Кастилии Альфонсо VI взял Толедо, он гарантировал мусульманам, сдавшимся добровольно, что за ними будет оставлена главная городская мечеть. Однако не успели христиане войти в город, вновь назначенный толедский архиепископ француз Бернар организовал захват мечети и освятил ее как церковь святой Марии – теперь на этом месте стоит знаменитый Толедский собор.

Пространство ислама на Пиренейском полуострове неминуемо сужалось. Крестовый поход 1212 г. и разгром берберов-альмохадов подвел черту под существованием большей части мусульманской Испании. К середине XII века от нее остался только небольшой южный эмират Гранада. Его черед пришел в 1492 г., когда Гранада сдалась войскам католических королей Фердинанда и Изабеллы. Начиная с XII века, в испано-христианской литературе все жестче звучит мотив победоносной войны с неверными. Так, например, в феодальном эпосе «Песнь о моем Сиде» читаем:

Видели б вы, как там копьями колют,
Как щиты на куски разбивают с ходу,
Как с маху рубят прочные брони,
Как значки на копьях алеют от крови,
Как мчатся без всадников резвые кони!
Кличу «Аллах!» клич «Сантьяго!» вторит.
Бой тем жесточе, чем длится дольше.


Сантьяго – это апостол Иаков, небесный покровитель христианской Испании. И все же картина не столь однозначна, как может показаться на первый взгляд. Нигде в эпосе главный герой, то есть Сид, не предстает фанатиком, упоенно режущим иноверцев. Он никогда просто так не посягает на их достоинство и защищает тех, кто принял его покровительство. Так, например, когда безымянный сказитель описывает оставление Сидом замка Алькосер, он не жалеет красок, чтобы передать неподдельную грусть мусульманского населения, что вряд ли буквально соответствовало действительности:

Замок Алькосер покинул мой Сид.
Рыдают мавры и жены их:
«Пусть наша молитва вослед вам летит.
Премного вами довольны мы».


Особо следует обратить внимание на отношения Сида со знатными мусульманами. Так, мавр Абенгальбон является его союзником, а слова, которые сказитель вкладывает в уста Сида – тот обращает их к марокканскому королю Букару, с которым столкнулся в бою, – еще более красноречивы:

«Стой, Букар! Приплыл из-за моря сюда ты.
Взгляни же? вот Сид, бородою славный.
Поцелуйся со мной и станем друзьями».


Предлагая обменяться поцелуями, Сид подчеркивает свое миролюбие – в христианской литургии в Cредневековье поцелуй должен был следовать за словами священника «pax vobis!» – «мир вам!». В данном случае перед нами совсем не преувеличение, мы знаем, что прототип эпического Сида Кампеадора – кастильский магнат Родриго Диас де Вивар – служил как христианам, так и мусульманским правителям. Это было обычным явлением.

За пределами идеологических текстов, созданных священнослужителями, никакого противостояния «стенка на стенку» не было: как и мусульманское, так и христианское общество представляли собой сложный конгломерат группировок, члены которых были объединены родственными, вассальными и иными личными узами. Во главе этих групп стояли представители высшей знати, а узы личной верности нередко передавались из поколения в поколение. Именно такие группировки, подобные компании Сида, выступали главными субъектами военно-политической жизни.

Между ними существовала, то объединяя, то разделяя их, сложная сеть временных союзов и договоров. И совсем нередко подобные отношения связывали представителей мусульманской и христианской знати. Это касалось как христианских королей, так и исламских эмиров. Центральная власть была слишком слаба, чтобы помешать этому, к тому же она сама нуждалась в союзниках. Что же касалось мусульман незнатных, то их жизнь на землях, перешедших в руки христиан, была, конечно, далека от идиллии. Но не было и ничего похожего на геноцид.

Мусульмане жили в городах всех христианских государств Испании – Кастилии, Леоне, Арагоне, Каталонии. Часть их оказывалась здесь не по своей воле, часть являлась рабами, городские невольничьи рынки отнюдь не были чем-то исключительным и редким (в Европе они просуществовали еще долго). Но были и свободные люди, они жили в альхамах – общинах.

Мусульманские альхамы занимали целые кварталы, так называемые морерии, которые были окружены стенами, а их ворота обязательно выводили вовне, за пределы городских укреплений. Конечно, мусульманам не доверяли, им запрещали ездить верхом и носить оружие. Но при всем том мечети у мусульман были. Они свободно отправляли религиозные церемонии, они судились между собой по традиционному мусульманскому праву. Что же касается права христианского – фуэро, то оно признавало за мусульманами очень многие из основных прав, в том числе право на владение недвижимостью в городе. И, конечно же, мусульмане имели право выступать в судах против христиан и подавать иски в суды против них.

Интересная деталь: в середине XII века в Кастилии возник кодекс, «Королевское фуэро», запрещавший любые ереси, как в христианской среде, так и в иудейской и мусульманской средах тоже. Еретики всех религий должны были преследоваться в равной степени. Я не знаю, как реально претворялась в жизнь эта норма, что считалось ересью и кто именно мог в этом разбираться, однако очевидно, что мусульманин здесь воспринимается как полноправная личность и вполне сопоставим с христианином по статусу. В контексте восприятия мусульман интересно сравнить два средневековых эпоса – испанский и французский, «Песнь о Сиде» и «Песнь о Роланде».

В случае «Песни о Сиде» отношение к мусульманам сложное. Во втором случае, в «Песне о Роланде», отношение однозначно негативное. Но – и это самое важное! – негативное отношение зиждется на элементарном невежестве. Ну например, неизвестный сказитель, тот, от которого до нас дошла «Песнь о Роланде», был всерьез уверен, что мусульмане являются язычниками и поклоняются идолам. Вот, например, такой фрагмент:

Вот Аполлена стал эмир молить
И Тервагана, Магомета с ним:
«Я вам служил, кумиры ваши чтил.
Из золота я их велю отлить,
Лишь помогите Карла победить».


Подобное неприятие, основанное на невежестве, характеризует отнюдь не только автора «Песни о Роланде». Между тем, в ту же самую эпоху, наиболее дальновидные из христиан уже понимали, что у мусульман можно многому научиться. И они учились.

О. Ауров

Иллюстрации к статье "Когда все изменилось: крестовые походы от Палестины до Испании"

Источник

Версия для печати

  Дата: 17 марта 2012  |  Автор: 52  |  Просмотров: 3608

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

О сайте

На сайте публикуются материалы о истории России и мира, о проблемах общества и человека и о многом другом...

Контакты

Обратная связь

При использовании материалов сайта ссылка на russify.ru обязательна.