Россия — это диагноз

Уже много раз высказывались идеи с различными предложениями о новой национальной идее, советами о том, как и что нужно делать для того, чтобы улучшить ситуацию в стране. Между тем, ответ на этот вопрос существует. Мало того — он реализован в полной мере и показал великолепные результаты. Правда, не в наши дни а некоторое время назад.

Россия — это диагноз

Самая суть решения всех проблем России находится в том, что у русских есть строго определенный менталитет. Отдельный от прочего мира личный взгляд на многие вещи. Россия — это отдельная цивилизация, и ее будущее возможно только в рамках своей культуры, а не как результат перемалывания населения по дикарским образцам.
Впрочем, чтобы не быть голословным, изложу все по порядку.

Цивилизация «Россия»

Маленькое отступление:

Учитывая уже не раз возникавшие споры о русской нации, для начала, во избежание возможных кривотолков хочу уточнить что подразумевается под термином «русский менталитет». Всем спорщикам следует помнить о том, что вопросы национальности, равно как и нацизм, национализм, фашизм и прочая мерзость являются чисто демократическим изобретением, отрыжкой буржуазного общества. Вкратце дело состояло в том, что в докапиталистические времена вопроса национальности не существовало. Существовала присяга сюзерену. Поклялся в верности английскому королю — значит, англичанин. Присягнул французскому — француз. Графу Анжуйскому — анжуец. Вот и весь вопрос.

После первых буржуазных революций построение общества было перевернуто с ног на голову. Теперь уже не подданные клялись правителю в верности, а правитель подданным (что мы и наблюдаем во время инаугураций). Соответственно, возник вопрос — а что тогда должно служить сутью, причиной единения страны? Вот тут и родилась идея национального государства вместе с его оборотной стороной: если «Испания для испанцев», то тогда баскам куда? В 14 веке баски присягали на верность королю и становились «своими». Теперь эта возможность выжжена каленым железом. В чем состоялась «отдача» — известно всем.

Так теперь из-за первородного греха демократии и корячимся.

Хочу напомнить, что вплоть до самой Октябрьской революции национальностей в России учитывалось три. Те, кто верит в Христа, православные — это русские, кто в Аллаха — татары, все прочие — инородцы. Более мелкое деление не пресекалось, но и важным не считалось.

Таким образом, термин «русский менталитет» относится ко всем народам и племенам, населявшим Россию. То есть, существовавшим в одной географической местности, постоянно вступавшим друг с другом в контакт, смешивавшимся и имевшим одинаковый взгляд на окружающий мир

Теперь начну еще раз:

Цивилизация Россия

1. Один из двух основных факторов, определяющих менталитет русского человека определяется уникальным обстоятельством. Дело в том, что ареал распространения доминирующей религии и границы России практически совпадают. Я терпеть не могу христианства, уважаю Ислам и называю себя буддистом — но из песни слова не выкинешь. Россия — страна православная, и именно православие в огромной роли определило облик русских людей.

Итак, страна имела свою личную, персональную религию и несколько анклавов единоверцев за рубежом (Болгария, Сербия, Греция), население которых находилось под гнетом иноверцев и нуждалось в защите и покровительстве. В отличие от прочего мира, где над католическими государствами стоял Римский Папа, а мусульмане увязывались в общность последователей Пророка, выше России был только Бог. Впрочем, и сейчас выше России кроме Бога никого нет.

Нет ничего удивительного, что у всех нас имеется ощущение собственной исключительности, богоизбранности. Это нормально, это в генах. Вепсы, русские, татары, армяне, мордва — все чувствуют свою богоизбранность. Хреновый, кстати, расклад при запаливании межнационального конфликта.

А кроме того, необходимость постоянно спасать «братьев наших меньших»: вначале кавказские, потом сибирские племена от истребления, потом болгар от гнета турок, затем сербов и греков от того же сформировала ясно выраженный синдром Старшего Брата. Мы всегда знали и знаем, что мы сильнее, что должны помогать более слабым, пусть даже в ущерб своим интересам.

Это определило еще одну обоюдоострую особенность менталитета. С одной стороны — русские люди никогда и ни при каких обстоятельствах не позволяли себе, наподобие англо-саксам, притеснять и унижать другие народы, а уж тем более — жечь напалмом детей, расстреливать стариков, насиловать женщин. Русские никогда не занимались геноцидом, бессмысленным кровопролитием. Афганцы это уже заметили: американцы только убивают; русские тоже убивали, но при этом строили школы и больницы. Издевательств русских солдат над мирным населением не может быть в принципе — это противоречит русскому менталитету.

С другой стороны — покровительственное отношение к тем, кто «вне России». Впрочем, англосаксы тоже относятся к другим народам свысока, в этом отношении мы «стопроцентные европейцы».

Так что, инстинктивный синдром большого брата отягощенный осознанием богоизбранности и желанием делать добро налицо. Нет ничего удивительного, что мы не в силах понять, как еще вчера лежавшие под нами поляки или чехи уже старательно раздвигают ноги под американцами. То, что немыслимо для нас, «богоизбранных», еще не значит, что тоже самое немыслимо для других.

Кстати, предвидя со стороны зацикленных на еврействе читателей крики о том, что сионисты тоже «богоизбранные», обращу внимание на очень важный момент. Когда Россия в ходе оборонительных войн расширяла свои земли, то местное население немедленно получало равные, а зачастую и более высокие права, чем русские. Когда в аналогичной ситуации расширялся Израиль, то местное население победители старались извести до положения земляных червей. Не идет речи даже о таком пустяке, как равные избирательные права или представительство во власти. В Прибалтике мы видим тоже самое — унижение тех, кто кажется «чужим». Наш менталитет подобного не приемлет.

Вот в этом и есть разница между русскими и всем миром.

2. Второй фактор

Второй фактор в немалой степени географический. Россия испокон веков находилась практически в центре обитаемого мира. Обширные равнины, богатые земли, открытые подступы со всех сторон. И огромное, невероятное число желающих этими землями завладеть. Если Европа всегда была на отшибе цивилизации, за горными перевалами и узкими проходами, на прикрытом водами полуострове, то Русь — в гуще кипящего котла.

В Европе развитие шло по мелко-местечковому пути. Отдельные области, отдельные уделы. Сравнительно безопасное существование, когда угрожать могут только столь же мелкие соседи. Банда в сотню человек считается армией, десятитысячные рати воспринимались как нечто сверхъестественное. Столетняя война — это столкновение как раз десятитысячных армий, высшее напряжение сил.

Каждый мелкий барон знал, что в своем крохотном замке он находится в безопасности — не всякий король сможет его взять. А раз так — каждый за себя, каждый маленький повелитель. Воевать за кого-то можно только ради некоей конкретной выгоды, но при этом сильно рисковать — ни Боже мой! Ведь если погибнешь — не сможешь насладиться плодами грабежа.

Именно отсюда идут ростки современной европейской ментальности: права личности превыше всего, повышенный пиетет собственной безопасности у каждого человека.

Главный постулат: «Я должен жрать и пить сколько хочу, а на всех остальных — плевать». Именно поэтому именно здесь зародился культ денег, как мерила Божьей благодати. И именно эту мерзопакостную концепцию Европа пытается распространить как общепланетную мораль.

В России дела обстояли иначе. Открытая со всех сторон как перед многолюдной и агрессивной Великой Степью, так и перед европейским варварством она могла выжить только противопоставив силе еще большую силу. На Русь нападали не только мелкие бандитские шайки вроде крестоносцев, на нее накатывали волны умелых и хорошо вооруженных степняков, счет людям в которых шел на десятки тысяч. О мелкопоместных уделах и баронских замках в таких условиях можно было забыть — сметут. Только крупные дружины и сильные государства могли опрокинуть налетчиков и нанести превентивные удары, обеспечивая безопасность на будущее.

Именно в те времена возникла и сохранилась до сих пор еще одна характерная черта русской ментальности: готовности жертвовать собой ради государства. Русский человек на уровне генов знает: выжить самому — это не главное. Главное — защитить Родину. Потому, что пока цело государство — твои дети, твой дом, твоя жена и сестры останутся в безопасности. Если ты уцелел, но отступил — они станут рабами. Поэтому — умри, но не отступай.
Вот оно, второе отличие русской ментальности от всей прочей. Для европейца жизнь — высшая ценность. Для русского на первом месте Родина, на втором — честь, и только на третьем — жизнь.

Опять же среди читателей наверняка окажется много поклонников самурайского духа и его пика духовности в виде харакири. И опять есть важное отличие. Для самурая позор, поражение, всякие суеверия — есть повод для харакири. Для русского «харакири» — повод нанести вред врагу. «Сам сдохну, но хоть кого-то из гнусных уродов с собой прихвачу».

Плюс — точно такое же инстинктивное стремление к сильной власти. «Пусть сильный и напористый князь возьмет больше оброка и лишний раз стукнет палкой по голове — но он отвадит врагов от моего огорода. Это лучше, чем рохля и добрый пьяница, который и не заметит, как степняки уведут меня и детей в рабство».

Вот она, непонятная всем прочим русской ментальности — любовь к сильной власти.

Любовь к сильной власти и готовность жертвовать собой в борьбе с врагом. Те, кто жил на русской земле и думал иначе — закончил свою жизнь на галерах, а детей своих видел последний раз в связке угоняемых в Бухару рабов.

Ментальность в букете

Русская ментальность, собранная в букет, оказалась грозной силой. Осознание своей богоизбранности вкупе с готовностью к самопожертвенности и стала основой того, что русские закрывали грудью амбразуры пулеметов, направляли подбитые самолеты на вражеские позиции, без колебаний вставали грудью на пути противника, превосходящего силой в сотни раз. Рота псковских десантников остановила трехтысячный отряд арабских наемников точно так же, как за пятьсот лет до них семь тысяч русских остановили 60000 татар, идущих на Тулу под командой Девлет-Гирей. Судьбищенское сражение называется, если кто не знает.

Вот это и есть русская ментальность. Если в Европе принято сдаваться, если противник кажется более сильным, то русские пишут кровью на стенах «Умираю, но не сдаюсь». И крошат любого, пока руки двигаются. Да и сами подумайте: разве «богоизбранный» может сдаться, начать лизать чьи-то сапоги? Русскому проще умереть. И желательно — «не просто так».

Надеюсь, теперь понятно, почему на границах России нашли свой конец почти все «непобедимые империи»? Просто русские своею судьбой и ментальностью «заточены» на уничтожение ЛЮБОГО врага, вне зависимости от его теоретической непобедимости. Русские не умеют воровать, торговать, изощряться в дипломатии. Зато они умеют побеждать.

О грустном

Напрашивается вопрос: а почему тогда все так хреново? Страну регулярно пытаются сунуть в мордой в грязь. Теперь уже не так успешно — но пытаются. В прошлом был период крепостничества, упадка, междоусобицы, даже преклонения перед степью. Откуда?

Извечная суть неприятностей России заключается в том, что навязываемый ей государственный строй категорически не соответствует ментальности русских людей, всей нашей цивилизации. Сейчас навязывают демократию, которая рассчитана на рабско-разбойничью европейскую ментальность. Сто лет назад — социалистический строй теоретического равноправия. До этого — европейски-феодальный. Еще раньше — азиатско-деспотичную структуру управления.

Однако в истории России был период, когда на территории нашей Родины был создан строй, полностью подогнанный именно под русскую ментальность, со всеми ее хитрыми выкрутасами. Это и обостренное чувство личной свободы (оборотная сторона богоизбранности), и готовность к самопожертвованию, и стремление к сильной руке, и готовность защищать слабых.

Вспомните Русь первой трети 16 века

Размеры преданных земель — современная Московская область.
На севере буянит Новгородская вольница. Литовских князей себе хотят.
С запада лезут литовцы (не белорусами же их называть?).
Бояре продажны, работают против страны, продавая и разворовывая все, что можно, подлизываясь к Польше и Литве.

Вы будете смеяться, но в Лифляндии (современная Прибалтика) закон запрещал изучение русского языка. Спасибо, головы за это не рубили — виновным полагался крупный денежный штраф. С востока непрерывно нападают татары Казанского ханства. (Наверное, татары обидятся, если их предков сравнить с современными американцами.) С юга напирает Османская империя, крымские татары совершают постоянные набеги.

Теперь посмотрите на карту современной России. Именно такой и стала Русь в последней трети 16 века. Задумайтесь — мы живем в границах Руси конца 16 века. И такой она стала из Московской области всего за 20-30 лет.

Так что случилось?

Просто на трон взошел царь, который полностью подогнал государственное устройство под русский менталитет. Что он сделал, и что нужно сделать нам, чтобы спасти свою страну?

Об этом я напишу в следующий раз, если кому-то будет интересно. Что-то статья и так слишком большая получилась.

P. S. Уверен, обладатели европейского менталитета скажут, что все проблемы были залиты кровью. А вот и нет — напомню еще раз, что террор и насилие над мирным населением противоречат русскому менталитету. Русские, помимо всего прочего, умеют работать еще и головой, а не только мечами махать.

Но этого тоже многие не понимают.

Александр Прозоров

Источник

Версия для печати

  Дата: 27 января 2004  |  Автор: Play  |  Просмотров: 3417

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

О сайте

На сайте публикуются материалы о истории России и мира, о проблемах общества и человека и о многом другом...

Контакты

Обратная связь

При использовании материалов сайта ссылка на russify.ru обязательна.