Апологеты христианства. Отцы церкви

Уже во второй половине II в. начался процесс не только административного, но и теоретического оформления новой религии: появляются богословы, которые резко высказываются против иудаизма и язычества, защищая и обосновывая претензии христианской религии на мировое господство. Этот период (II–III вв.) получил название апологетического, а наиболее выдающиеся христианские мыслители этого времени стали называться апологетами.

Греческая школа апологетов (Юстин, Тациан, Аристид) сделала акцент в своих произведениях на синтезе положений христианского вероучения с античной мудростью – Платоном и Аристотелем. Юстин (ум. 165) утверждал, что все предшествующие философские системы претендовали лишь на частичное открытие истины, в то время как христианство позволяет открыть истину целиком благодаря тому, что задействует не только рациональные методы, но и религиозную веру. Христа представители греческих апологетов отождествляют с Логосом – словом Божьм, обращенным к миру и служащим гарантией того, что этот мир, погруженный в пороки, имеет все-таки шанс на спасение. Другая идея Юстина заключается в том, что душа человека, в противоположность тому, что утверждали античные мыслители, не является вечной и неизменной, поскольку принадлежит сотворенному существу. Вечным и неизменным является только Бог: «Душа живет, но не она есть жизнь сама, она участвует в жизни. Таким образом, участвующее отлично от того, в ком и в чем участвует. Душа участвует в жизни, ибо Бог желает того».[34] Временное совмещение души и тела, которое и называется жизнью, может прерваться, если не наполнено божественным содержанием.

Несмотря на то что христианская вера к этому времени уже получила достаточно широкое распространение, официальной религией Римской империи по-прежнему считался культ языческих богов, поэтому Юстину пришлось поплатиться за свои смелые высказывания – он был казнен. Продолжателем Юстина выступил его ученик Тациан, который добавил к основным категориям своего учителя – душе и телу – новое понятие Дух. Именно Дух является порождением Бога, и его присутствие обеспечивает существование человека и является залогом его бессмертия.

Другой вариант разработки христианского вероучения был предложен Александрийской школой апологетов в лице ее главных представителей – Климента Александрийского и Оригена. Климент Александрийский обратился к проблеме соотношения веры (pistis) и знания (gnosis), которая решалась представителями гностической ереси однозначно в пользу разведения этих понятий и сосредоточении усилий на достижении истинного знания. Климент придерживается иной точки зрения: вера и знание неотделимы друг от друга, но главенствует в их связи именно вера, а разум играет вспомогательную роль, подкрепляя рациональными доводами ту истину, которую вера позволяет постичь на интуитивном уровне. Александрийский мыслитель также обращается в своих рассуждениях к понятию Логоса, но Логос у него является неоднозначным понятием, поскольку присутствует в мире в виде трех основных проявлений: 1) творящее начало мира; 2) божественный импульс, служащий основой провозглашаемой мыслителями и богословами истины; 3) источник спасения, проявившийся в рождении Иисуса.

Взгляды Оригена (185–253), воплотившего в своих произведениях («Начала», «Против Цельса») зачатки формирования Триединого догмата, стали вершиной развития ранней апологетики. Именно он сформулировал различие катафатического (познание бога путем перечисления его основных качеств) и апофатического (признание ограниченности человеческого разума и сосредоточение на интуитивном пути богопознания) путей познания, сделав свой выбор в пользу второго. Бог не может быть выражен через материальные категории, поскольку его сущностью является мысль, но мысль не человеческая, несовершенная и противоречивая, а мысль божественная, обладающая творящей силой. Бог-Сын равнозначен Богу-Отцу потому что его происхождение также имеет не физическую природу, а природу духовную – Христос является эманацией мыслительной активности Бога. Различие бога и Христа заключается в том, что первый воплощает собой абсолютное единство, второй же соединяет в себе две различных природы – божественную и человеческую, которые слиты воедино, но тем не менее служат залогом промежуточного расположения Иисуса между миром творящим и миром сотворенным.

Богословие IV в. развивалось совершенно в иных условиях. Христианство к тому времени уже было признано в качестве государственной религии, поэтому представители христианской мудрости могли не опасаться преследований и угрозы физической расправы. Этот период в развитии христианского вероучения получил название патристики, поскольку его основные представители носили титул отцов (patris) церкви. Наиболее значительным среди богословских направлений того времени явилась Каппадокийская школа, в частности, в лице Григория Нисского (335–394), Василия Великого (331–379) и Григория Назианзина (330–390). Ее представители считали, что разум имеет тенденцию всегда дробить окружающий мир, но только вера способна сообщить целостность как миру, так и самому человеку. Любое положение разума должно находить себе подтверждение в Священном Писании – так звучит основной вывод каппадокийцев. Человек обладает уникальной способностью к познанию не потому, что он является микрокосмом (уменьшенным подобием внешнего мира), как учили представители античной философской мысли, но потому, что он сотворен Богом по своему образу и подобию.

Наиболее выдающимся представителем латинской патристики, которая в отличие от каппадокийцев развивалась в западной части бывшей Римской империи, стал Аврелий Августин (354–430), знаменитый благодаря своим произведениям «О Троице», «О Граде Божьем» и т. д., более известный под своим почетным прозвищем «Блаженный». Троица, по мнению Августина, не является умозрительным понятием, поскольку отражает внутреннюю структуру человеческой души. Для обращения к Богу не нужно познавать окружающий мир, для этого достаточно лишь обратиться к своей собственной душе, чтобы найти в ней ответы на все вопросы. Человек способен к постижению истины, которая не содержится ни в конкретных материальных вещах, ни в самой человеческой природе. Истина есть порождение Божественной воли, но не каждый человек просто способен отделить абсолютную Божественную истину от человеческих мнений, которые могут быть ошибочными. Существование бога Августин подтверждает с помощью трех основных доводов: 1) миру необходим творец, которым не мог быть никто, кроме бога; 2) присутствие идеи бога в душах всех людей свидетельствует о его существовании; 3) наличие отдельных благ в земном мире заставляет предполагать наличие абсолютного блага, которым и является бог. Для обычного человека благо заключается в безграничной любви к богу, который отвечает ему своей любовью и благодатью.