Патриархи в Ханаане

Согласно книге Бытия патриархи пасли стада коров, овец и коз, странствуя по холмистым землям Палестины, лежавшим между Дофаном и Вирсавией, в поисках пастбищ и источников, которых в этих землях, сложенных из мягкого хорошо поглощающего влагу известняка, было совсем немного. Они были, скорее, не оседлыми земледельцами, но кочевниками. Это вовсе не означает того, что образ их жизни был «примитивным», свидетельством чего является документ (датируемый примерно 1900 годом до Р.Х.), содержащий рассказ высокопоставленного египетского чиновника Синухе, который был вынужден на время покинуть страну. Он нашёл прибежище у аморрейского вождя, жившего в Сирии, и был очень доволен оказанным ему приёмом[11]. Помимо прочего, данный текст позволяет сделать вывод о том, что в ту пору между Египтом и Сиро-Палестиной существовали весьма тесные связи, что делает рассказ о посещении Авраамом Египта (Быт. 12) вполне правдоподобным. Египетский рельеф, относящийся к тому же периоду (около 1900 года до Р.Х.), изображает семью прибывших в Египет семитских полукочевников и, вероятно, достаточно точно представляет патриархальную семью[12].

Каждый из патриархов традиционно ассоциируется с тем или иным районом Палестины: Авраам с Мамре, находящимся к югу от Иерусалима (Быт. 13:18), и с местечком Махпела, где находилась пещера, ставшая впоследствии усыпальницей патриархов (Быт. 23:17)[13]; Исаак с Вирсавией (Быт. 26:23; 28:10); Иаков с Вефилем, Сихемом и Дофаном (Быт. 33:18; 35:1; 37:17). Судя по всему, во всех этих местах существовали древние святилища, в которых Авраамом или Иаковом были установлены алтари и «столпы» (например, Быт. 28:18). Археологические данные свидетельствуют о том, что эти города были основными поселениями в период с 2000 по 1700 годы до Р.Х. Тогда уже существовали и Дофан, и Сихем, и Вефиль. Древность колодцев Вирсавии не вызывает никаких сомнений. Хеврон, судя по тому, что сказано о нём в книге Чисел (Чис. 13:23), «построен был семью годами прежде Цоана, города Египетского». Цоан, город в Дельте Нила, за свою долгую историю сменил ряд имён, среди которых, возможно, было и имя Раамсес, «город для запасов», выстроенный или перестроенный еврейскими невольниками (Исх. 1:11). Раскопки показали, что около 1700 года до Р.Х. город был перестроен гиксосами. Примерно в этот же период был основан и Хеврон, который, вероятно, назывался в ту пору Кириаф-Арба (Быт. 23:2; 35:27) и, скорее всего, не существовал при Аврааме, вследствие чего последний ассоциируется именно с Мамре, находившимся в том же районе.

Единственным источником информации о хананеях, которые, как считается, жили в ту пору в этих землях, являются материальные памятники, найденные на местах их поселений. В период до 2000 года до Р.Х. в Палестине существовало всего несколько городов, однако уже в XIX столетии с началом новой эры (средняя бронза II) количество городов существенно увеличилось, а уровень их материальной культуры резко повысился. У азиатских недругов Египта в этот период уже появились египетские статуэтки и керамические изделия. Берлинские тексты (XX столетие до Р.Х.) говорят о том, что Палестину в этот период населяли кочевые или полукочевые племена, единственными же палестинскими городами были Иерусалим и Аскалон. Брюссельские тексты (конец XIX столетия до Р.Х.) свидетельствуют о росте влияния городов, здесь уже упоминаются многие города и их правители.

Один из крупнейших хананейских городов этого времени Газер находился в предгорьях, граничащих с прибрежными равнинами к юго-востоку от Яффы. Он был окружён мощной стеной и, судя по статуям и другим, найденным там предметам, возможно, являлся египетским укреплением. Во втором крупном городе Мегиддо, защищавшем путь из Шарона в Ездрилон, проходивший через гору Кармил, также были найдены предметы, относящиеся к египетской культуре. Помимо прочего, там были обнаружены три одинаковых храма, которые, предположительно, являлись «обиталищами» трёх различных божеств. О найденной в Мегиддо «высоте», относящейся к тому же периоду, мы уже писали в главе 1.

Третьим процветающим районом была долина Иордана. В книге Бытия говорится о процветании «окрестности Иорданской» (Быт. 13:10) и об уничтожении её городов (Быт. 19:24-28). «Сера и огонь» могли свидетельствовать о вулканическом извержении, однако, поскольку в этой части света нет вулканов, мы склонны считать соответствующий эпизод описанием землетрясения, которые для рифтовых долин являются обычным явлением. Исследование земель южной Трансиордании к востоку и к югу от Мёртвого моря показывает, что поселения, возникшие здесь до 2000 года до Р.Х., были спешно покинуты в XX или в XIX столетии, после чего их обитатели вновь превратились в кочевников. Города Содом, Гоморра и Цоар не были найдены, поскольку они, по всей видимости, оказались затопленными водами южной части Мёртвого моря[14]. Эпоха падения городов долины, в которую, как считается, и жил Авраам, приходится на XX-XIX столетия до Р.Х., что хорошо согласуется с позднейшей библейской традицией, согласно которой Авраам покинул Месопотамию примерно за шестьсот лет до Исхода евреев из Египта. Впрочем, эту дату следует считать весьма условной, и некоторые учёные полагают, что это произошло несколькими столетиями позже[15].

В Быт. 14 рассказывается о походе четырех месопотамских царей в Трансиорданию и о падении и разграблении городов Долины. Они шли по древнему пути, названному позднейшими израильтянами «царской дорогой» (Чис. 20:17; 21:22). Одного из этих царей Амрафела длительное время отождествляли с великим вавилонским царём Хаммурапи, однако ныне подобная точка зрения представляется достаточно спорной. Следует заметить, что мы не можем сколько-нибудь уверенно отождествить с реальными историческими фигурами и прочих царей. Истинной же целью похода могли быть находившиеся к югу от Мёртвого моря медные рудники, обеспечивавшие процветание этих поселений до того момента, пока последние внезапно не опустели.

Благодаря усилиям археологов о фамильных погребальных пещерах сегодня нам известно достаточно многое. История о том, как Аврааам приобрёл такую пещеру в Мамре у Ефрона Хеттеянина, недавно была исследована с позиций хеттского законодательства[16]. В хеттском своде законов, найденном в Богазкёе (Турция), говорится о том, что в тех случаях, когда покупатель приобретает у продавца всю его земельную собственность, он берёт на себя определённые феодальные обязательства, которые при передаче земли другому владельцу должны передаваться вместе с нею. Именно по этой причине Ефрона так волновала судьба поля и пещеры.

Значение возведения столпов (памятников) Иаковом (Быт. 28:18; 31:45 …) не вполне понятно, хотя подобных столпов было найдено немало. Вероятнее всего, они были призваны запечатлеть память о богоявлениях, обетах, договорах или, даже, о предках или важных должностных лицах.

Божество патриархальной семьи именовалось «Богом отцов» или «Богом Авраама, Исаака или Иакова». Языческая древность даёт немало примеров семейных божеств такого типа. Патриарх избирает для себя определённое божество, с которым он вступает в особые контрактные или договорные отношения. Это божество берёт под особую опеку семью или род, каждое последующее поколение которого должно подтвердить свою верность договору. Вероятно, в данном случае мы имеем дело с одним из истоков позднейшего завета между Богом и Израилем. «Бог отцов» отождествляется с Иеговой (Исх. 3); он становится Богом Израиля, Израиль же добровольно становится его народом. Имя этого патриархального божества нам до конца не известно, однако мы можем уверенно говорить об одном из его эпитетов. Это «Шаддаи» (Быт. 17:1; Исх. 6:3), имя, пришедшее из Месопотамии и имеющее значение «житель гор», призванное свидетельствовать о силе и величии божества. Поклонение Авраама Богу Всевышнему (Эль-Элиону) в Иерусалиме (Быт. 14) свидетельствует о том, что патриархи не были монотеистами. Эль являлся главой «аморрейского» и, позднее, ханаанского пантеона, и у нас нет оснований считать, что в 14 главе книги Бытия речь шла о ком-то ином.