Маршрут Исхода

При своём Исходе[22]  из Египта израильтяне не пошли по прямому, но многолюдному и хорошо охраняемому торговому и военному пути в Ханаан, «по дороге земли Филистимской» (Исх. 13:17). Длинная цепь египетских укреплений, возведённых вдоль этой дороги, была описана фараоном Сети I в его карнакской надписи. Вместо этого евреи вышли «дорогой пустынною к Чёрмному морю» (Исх. 13:18). Однако еврейское Yam Suph следует переводить как «Тростниковое», но не как «Красное» море. Представляется весьма маловероятным, что речь здесь идёт о северной части Красного моря, именуемой сегодня Суэцким заливом. Во-первых, в Красном море нет тростниковых зарослей. Во-вторых, судя по библейскому рассказу, «Тростниковое море» являлось границей между землей Египта и пустыней. Красное же море отделено от Египта достаточно широкой полосой пустыни. В одном египетском тексте, описывающем достопримечательности Раамсеса-Таниса, помимо прочего говорится о находившемся неподалёку от города «Папирусовом болоте», название которого живо напоминает название библейского «Тростникового моря». Таким образом, переправа могла проходить неподалёку от Раамсеса. Это подтверждается и отождествлением Ваал-Цефона (Исх. 14:2) с находившимся в том же районе Тахпанхесом, который ныне носит название Тель-Дефне (основою для такого отождествления стал финикийский документ, в котором, помимо прочего, говорится о боге «Ваал-Цефона и всех богах Тахпанхеса»). Город, упоминаемый в рассказе об Исходе, должен был иметь храм этого бога.

Путь, которым израильтяне шли через Синай, не вполне ясен, тем более, что у учёных нет единства и в вопросе о том, где именно находится гора Синай (или гора Хорив)[23]. Обычно считают, что её следует искать среди сложенных из гранита гор на юге Синайского полуострова, где находились древние медные рудники и разработки бирюзы, куда египтяне регулярно отправляли свои экспедиции. Многие учёные считают, что гора Синай должна находиться в древней земле Мадиамской, к юго-востоку от аравийской Идумеи[24], считая, что в XIX главе книги Исхода речь идёт о вулканической активности, которая, в данном регионе возможна только в этих землях. Однако, с тем же успехом, речь могла идти и о буре, разыгравшейся в горах. Помимо прочего, следует заметить, что в Ветхом завете Богоявления зачастую уподобляются грозным природным феноменам, вследствие чего описания такого рода не могут использоваться в качестве основания для определения местонахождения того или иного места. Согласно Второзаконию (Втор. 1:2), путь от Кадес-Варни до горы Хорив (Синай) занимает одиннадцать дней (вероятно, за такое время проходили этот древний путь паломники). Названия станов, находившихся на этом пути, возможно, сохранены в 33 главе книги Чисел. Именно этим путём мог идти к горе Хорив и Илия (3 Цар. 19:1-8). Традиционное местоположение горы Синай на деле прекрасно согласуется с этим маршрутом. Мало того, если бы таковая традиция не вызывала ни малейших сомнений и не была освящена веками, трудно было бы понять причину того, почему древняя Церковь поместила это священное место в столь труднодоступном и опасном районе. И, наконец, некоторые станы могут быть с определённой вероятностью отождествлены с поселениями, находящимися на пути к южным вершинам Синая: так, Елим (Исх. 15:27; Числ. 33:9) может соответствовать оазису Вади-Гарандел (Wadi Gharandel) в 63 милях от Суэца; Дофка (Числ. 33:12) — египетскому горнорудному центру Шерабит-эль-Хадем, поскольку это название переводится как «плавильня»; Рефидим (Исх. 17:1; Числ. 33:14) можно отождествить с Вади-Рефайид и так далее.

Согласно традиции израильтян, Моисей женился на дочери мадиамского священника, названного в одном источнике Иофором, в другом — Рагуилом (Исх. 2:16; 18:1). Члены семьи сына Рагуила Ховава впоследствии стали израильтянами (Числ. 10:29; Суд. 4:11). Это семейство, называлось «Кенеянами» или, иначе, «кузнецами». К востоку и к юго-востоку от залива Акаба, в лежащей к югу от Мёртвого моря долине Арава и в районе горы Синай находились медные рудники. В древности эти рудники разрабатывались куда интенсивнее, чем сегодня, обеспечивая благосостояние жителей Мадиамских земель и Синая. К 1500 году до Р.Х. полукочевое племя кузнецов, живших на Синайском полуострове, уже использовало древнейший изо всех известных нам алфавитов, созданный и разработанный хананеями, жившими в Сирии, и впоследствии позаимствованный у них израильтянами и греками. Кузнецы Синая и Мадиама, скорее всего, были состоятельными людьми, имевшими тесные коммерческие связи как с Египтом, так и с Палестиной. Предположение же о том, что Иегова первоначально был племенным богом Кенеян или обитателей земли Мадиамской, представляется крайне сомнительным.

Описания переносной палатки или скинии, которой в лагере израильтян отводилось особое место, а также Ковчега Завета, находившегося внутри скинии, были сделаны более поздними авторами, принадлежавшими к духовному сословию. Тем не менее, преимущественное использование акации («дерева ситтим»), материи из козьей шерсти, бараньих кож и овчинных шкур при построении скинии свидетельствует о кочевой жизни израильтян и, вероятно, об аутентичности указанной традиции. У древних арабов, живших во времена до пророка Магомета, существовали особые переносные палатки, считавшиеся ими священными. Известно, что даже в наше время у некоторых арабских племён или кланов сохранились подобные переносные объекты, функции которых подобны функциям Ковчега. Члены таких кланов считают, что в этой палатке живёт сам Аллах, и поэтому видят в ней залог своих побед (см. Числ. 10:35).

Данные переписи, представленные в Числ. 1 и Числ. 26, которые, возможно, являются разными вариантами одного списка, свидетельствуют о том, что в Исходе и в странствиях принимало участие примерно шестьсот тысяч лиц мужского пола. Если же мы будем считать женщин и детей, то общая численность евреев, вышедших из Египта, составит от двух до трёх миллионов человек. Синайский полуостров вряд ли мог бы вместить такое число людей. Куда более разумной представляется другая оценка, в соответствии с которых их было от трёх до пяти тысяч. Численность армии Рамсеса II в битве при Кадеше составляла около 20 000 воинов. Естественно, такая армия вряд ли могла бы представлять угрозу для шестисоттысячной армии израильтян. Впрочем, вполне возможно, что здесь приведены данные переписи, проведённой в более позднюю эпоху, например, в период Судей или в правление Давида (2 Цар. 24). Возможно также, что слово «тысяча» здесь имеет какое-то особое военное значение.

Переход в Палестину был совершён через Трансиорданию, на территории которой племена столкнулись с обитателями царств Едома и Моава. Нельсон Глюик (Nelson Glueck) активно занимался исследованием Трансиордании в период между 1930 и 1940 годами. Исследуя древние поселения и определяя их возраст по найденным в ним фрагментам керамики, он сумел установить границы древних царств Аммона, Моава и Едома. Помимо прочего он пришёл к выводу, что они были основаны не ранее XIII столетия. В течение шести предшествующих столетий эти земли были населены кочевниками, не строившими городов. Затем, совершенно внезапно, в период между 1300 и 1100 гг. до Р.Х. в южной Трансиордании начинают возникать города. Исходя из того, что во времена завоевания царства Моава и Едома уже существовали, мы можем сделать вывод, что Исход не мог произойти ранее XIII столетия до Р.Х.[25].

Деяния Валаама (Числ. 22-24), которого Валак, царь Моавитский, позвал из Пефора, находившегося на Верхнем Евфрате, с тем, чтобы он проклял народ Израиля, можно проиллюстрировать действиями месопотамского прорицателя или бару[26]. Вавилоняне разработали сложные методы гадания и предсказания будущего по разного рода знамениями знакам. Во втором тысячелетии до Рождества Христова прорицатели распространились уже всюду, личная печать одного из них была найдена в Беф-Сане (Палестина). История о Валааме написана так, словно нам ведомы правила гадания. Гадание производилось ранним утром, поскольку считалось, что лучшие результаты могут быть получены только до восхода солнца. Процедура повторялась трижды (число три вообще играло крайне важную роль в вавилонской магии). Возможно, причина, побудившая Валаама прекратить «волхвование» (Числ. 24:1), состояла в том, что он утратил свой былой авторитет прорицателя. Вследствие этого Валак лишил его обещанного вознаграждения. Вся эта история станет понятной, если мы будем видеть в Валааме вавилонского бару.