Книга Иова

Это высокохудожественная повесть о бедствиях праведника и о несправедливости бога, обрушившего на него эти бедствия.

Честный и богобоязненный человек по имени Иов был счастлив и удачлив в жизни. У него было крепкое здоровье, много хороших детей, много скота и всякого имущества. Но однажды бог поспорил с сатаной по поводу Иова: будет ли он так же богобоязнен, если отнять у него благополучие. Бог предоставил сатане возможность делать с Иовом все, что он захочет, только не отнимать у него жизнь. И сатана начал свои опыты.

Он лишил Иова всех его стад и прочего имущества, он умертвил всех его детей. Иов не поколебался в своей вере. Когда бог похвалился перед сатаной верностью Иова, тот предложил лишить Иова здоровья, на что бог ответил сатане: «вот, он в руке твоей, только душу его сбереги»(Книга Иова, гл. II, ст.6.). Тогда сатана поразил Иова проказой «лютою от подошвы ноги его по самое темя его»(Там же, ст.7.). Иов взял черепицу, «чтобы скоблить себя ею», и сел на кучу пепла вне селения. Отчаявшаяся жена его дошла до того, что посоветовала мужу: «похули бога, и умри». Но Иов остался непреклонным в своей верности терзающему его богу.

И все же постепенно червь сомнения разъедал его душу. Пришли проведать его трое друзей. Вид Иова произвел на них потрясающее впечатление, «они не узнали его; и возвысили голос свой, и зарыдали; и разодрал каждый верхнюю одежду свою, и бросали пыль над головами своими к небу. И сидели с ним на земле семь дней и семь ночей; и никто не говорил ему ни слова, ибо видели, что страдание его весьма велико»(Книга Иова, гл. II, ст.12-13.). Потом заговорил Иов «и проклял день свой». Начался долгий спор между Иовом и пришедшими к нему друзьями. Темой спора явился вопрос о том, справедливо ли поступает бог, обрушивая на невинного человека всевозможные страдания, правильно ли вообще устроены в мире.

Спор оказывается чрезвычайно поучительным. Иов выдвигает неопровержимые претензии к богу, а ответы его собеседников весьма неубедительны. Вспоминая прожитую им жизнь, Иов не находит в ней ни одного преступления или греха, за которое заслуживал бы наказания. В чем же смысл, спрашивает он, тех ударов, которые посылались на него от бога? А если бы, рассуждает он, я даже согрешил в чем-нибудь, неужели меня следует так жестоко наказывать? «Если я согрешил, то что я сделаю тебе, страж человеков!.. И зачем бы не простить мне греха и не снять с меня беззакония моего?»(Книга Иова, гл. VII, ст.20-21.) Иов признает свою ничтожность перед всемогуществом бога, но именно это заставляет его протестовать против божьего произвола. Почему ты, спрашивает он у бога, всемогущий и неприступный, ополчился против меня, бессильного и жалкого; «не сорванный ли листок ты сокрушаешь, и не сухую ли соломинку преследуешь?»(Там же, гл. XIII, ст.25.) Не может быть и речи о борьбе Иова с богом, и страдалец это прекрасно понимает, но он понимает зато и свою моральною правоту в тяжбе с безжалостной и непонятной слепой силой, воплощенной в боге. Где справедливость, спрашивает он у владыки вселенной. «Почему беззаконные живут, достигают старости, да и силами крепки? Дети их с ними перед лицем их…»

И дальше Иов рисует подробную картину благополучной жизни грешников и «беззаконников». Больше того, он по существу требует от бога ответа на вопрос о причинах социального зла. Он говорит о господствующей в обществе несправедливости: «Межи передвигают, угоняют стада, и пасут {у себя}. У сирот уводят осла, у вдовы берут в залог вола. Бедных сталкивают с дороги, все уничиженные земли принуждены скрываться. Вот они, {как} дикие ослы в пустыне, выходят на дело свое, вставая рано на добычу; степь {дает} хлеб для них и для детей их. Жнут они на поле не своем, и собирают виноград у нечестивца; нагие ночуют без покрова, и без одеяния на стуже; мокнут от горных дождей, и, не имея убежища, жмутся к скале. Отторгают от сосцов сироту, и с нищего берут залог; заставляют ходить ногами, без одеяния, и голодных кормят колосьями; между стенами выжимают масло оливковое, топчут в точилах, и жаждут. В городе люди стонут, и душа убиваемых вопиет, и бог не воспрещает того»(Книга Иова, гл. XXIV, ст.2-12.).

Благочестивые собеседники Иова произносят длинные речи в опровержение его разоблачений. Но какие это жалкие опровержения! Собеседники взывают к набожности Иова, они расписывают божие могущество, еще и еще раз повторяя, что тот, если захочет, может все сделать. Но Иову этого доказывать не нужно. Он уверен в божием могуществе, он требует ответа именно на вопрос о том, почему бог не применяет это могущество в интересах справедливости. И убедительно звучат его слова: «Слышал я много такого; жалкие утешители все вы!»(Там же, гл. XVI, ст.2.). Он требует от них прямого ответа: «Укажите, в чем я погрешил… Пересмотрите, есть ли неправда? пересмотрите, - правда моя»(Там же, гл. VI, ст.24, 29.). Но собеседники «перестали отвечать Иову, потому что он был прав в глазах своих».

Спасти положение берется новый спорщик, неизвестно откуда взявшийся и молчавший до сих пор. Он обрушивается на старых оппонентов Иова за то, что они не сумели ответить ему, и на самого Иова за его богохульство. Но по существу и новый адвокат не может сказать ничего убедительного. В конце концов автор книги предоставляет слово самому богу. Бог «из бури» произносит длинную речь, обращенную к Иову. Надо сказать, что речь бога производит не более убедительное впечатление, чем речи его земных защитников. Основной смысл речи бога заключается в том, что ты, мол, Иов, ничтожен и бессилен передо мной, богом; ты не можешь сделать того, что могу сделать я, бог. Но Иов и не пытался утверждать, что он так же силен, как бог. Наоборот, он все время твердит, что сила бога безмерна, но неправильно и несправедливо употребляется им, так что в сущности восхвалением своей силы бог не отвечает Иову, а только запугивает его. Иову ничего другого и не остается, как «замять вопрос», им поднятый, и смиренно покаяться. «Вот, - говорит он, - я ничтожен; что буду я отвечать тебе? Руку мою полагаю на уста мои»(Книга Иова, гл. XXXIX, ст.34.); «знаю, что ты все можешь, и что намерение твое не может быть остановлено… отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле»(Там же, гл. XLII, ст.2, 6.). И в награду за покаяние бог возвращает Иову его прежнее благополучие.

От книги остается впечатление полной правоты Иова в его выступлениях против бога и полной несостоятельности всех попыток оправдать зло на земле. Любопытно, что бог остается недоволен тем, как его защищали собеседники Иова, он говорит одному из них: «горит гнев мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о мне не так верно, как раб мой Иов»(Там же, ст.7.). Таким образом, автор вкладывает в уста бога неожиданное признание правоты Иова. Это наводит на мысль о полном сочувствии самого автора Иову в его богохульных речах и мыслях.

Таким образом, в Библии есть целые книги, которые по своему содержанию не являются религиозными. Есть в библейских произведениях в общем религиозного характера значительные по размерам отдельные куски, которые выглядят, как «вставные номера», не связанные с остальным текстом и чуждые религиозного духа. Некоторые из них могут быть выделены как отдельные новеллы. Таков, например, рассказ о богатыре Самсоне(См. книгу Судей Израилевых, гл. XIII-XVI.). Приведем его содержание.