Второй храм и Жреческий кодекс

Возвратившиеся в Палестину изгнанники были встречены там не особенно дружелюбно. Основная масса земледельческого населения, оставшаяся в Палестине, без особой радости встретила возвращение из Вавилона своих прежних эксплуататоров, как землевладельцев, так и жрецов. Вернувшиеся развернули агитацию за восстановление храма Яхве. Появились очередные пророки - Аггей и Захария, содержанием книг которых была агитация в пользу восстановления Соломонова храма. Аггей и Захария точно выполняли политические задания стоявшего во главе евреев «князя» Зерубабеля.

Захария описывает свои «видения», имеющие очень ясно выраженное назначение: «освящать именем Яхве все, что в данный момент Зерубабель считал нужным внушить евреям. Так, Захария «видел», что только тогда Яхве вернет евреям сове благоволение, когда они построят ему дом, в котором он будет жить; тогда посевы и виноградная лоза дадут свой плод в изобилии, города Иудеи переполнятся всяким добром и наступит всеобщее благополучие и довольство, а Зерубабель станет не кем иным, как царем иудейским, и унаследует трон Давида; главный же жрец Иошуа станет настоящим первосвященником и вместе с Зерубабелем возглавит благоденствующий народ Яхве.

В основе стремления к восстановлению храма лежали отнюдь не только соображения религиозного благочестия. Восстановление храма в чрезвычайной степени усиливало экономические и политические позиции привилегированных классов - земельной аристократии и особенно жрецов. Для последних восстановленный храм означал, в частности, возобновление их громадных доходов от жертв и платежей. В 516 г. до н. э. второй храм был построен, и Иошуа стал первосвященником. Однако задача, проповедовавшаяся пророками Аггеем и Захарием, была решена далеко не полностью: оказалось невозможным восстановление самостоятельности еврейского государства, и Зерубабель так и не стал иудейским царем. В выигрыше оказались жрецы, которые получили не только опорный пункт для выкачивания ценностей из народа, но и возможность несравненно более сильного, чем раньше, идеологического и религиозно-политического влияния на народные массы.

Именно в это время стала складываться так называемая иерократия, что значит власть духовенства, или, как это обычно в целях маскировки именуется защитниками религии, теократия, т. е. власть бога: от имени бога действуют его полномочные агенты - священники. Из библейских произведений предшествующего периода совершенно не видно, чтобы духовенство играло руководящую роль в иудейском государстве. Можно считать с полной уверенностью, что те библейские тексты, в которых эта роль изображена, как руководящая, возникли не раньше, чем после плена, в эпоху второго храма. А таких текстов много даже в первой библейской книге - книге Бытия. Они были созданы позже и задним числом вписаны в Библию именно в этот период.

Новая обстановка требовала своего объяснения. И вот в первой половине V века до н. э. началась работа по составлению нового крупного библейского произведения - Жреческого кодекса. Эта работа велась не в Палестине, а в Вавилоне, ее возглавлял ученый - книжник и пророк Ездра. В 456 г. Ездра с разрешения персидского царя Артаксеркса во главе полутора тысяч новых переселенцев отправился в Палестину. Там он обнародовал и ввел в действие новый закон - Жреческий кодекс.

Введение в действие Жреческого кодекса означало коренную реформу, не только религиозную, но и политическую и экономическую. Оно означало прежде всего установление в Палестине режима иерократии, господства духовенства. Вся сложная система обрядности, вся непримиримость требований в отношении исполнения закона Моисеева, стремление полностью изолировать евреев от окружающих «языческих» народов - все это было направлено к достижению этой главной цели. И вот Ездра появился в Иерусалиме.

Оказалось, что им предпринято нелегкое дело. Несмотря на то что уже более полустолетия существовал второй храм, яхвистское «благочестие» занимало в Палестине непрочные позиции. Евреи довольно дружно жили со своими языческими соседями, вступали с ними в браки, нередко совсем забывали о своей принадлежности к народу Яхве и с охотой поклонялись богам своих соседей и своих иноплеменных жен. Началась упорная борьба за восстановление культа Яхве в полном объеме, за отделение евреев от окружающих их племен и народов. Под руководством Ездры началось возведение стены вокруг Иерусалима, которая должна была обеспечить военную безопасность нового жреческого государства и помочь изолировать евреев от языческих народов. Враждебная Ездре партия обратилась с жалобой к Артаксерксу, но тому, видимо, возведение стены вокруг Иерусалима представлялось стратегически выгодным. Он не только разрешил закончить возведение стены, но в помощь Ездре послал еще одного агента, своего приближенного евнуха, еврея Неемию. В 444 г. до н. э. Неемия, прибыв в Иерусалим в качестве полномочного представителя персидского царя, взял в свои руки бразды правления. Была завершена постройка стены вокруг Иерусалима, сопротивление непокорных было подавлено, смешанные браки расторгнуты, язычники были выселены за пределы Иерусалима. Тогда наступил момент для обнародования нового закона Моисея.

В торжественной обстановке, при большом стечении народа Ездра начал громко читать текст закона; чтение продолжалось с рассвета до полудня. Потом жрецы-левиты читали по отдельным группам. На следующий день Ездра продолжал чтение. Собравшийся народ громко плакал и каялся в своих прегрешениях. В заключение представители собравшихся и левиты подписали клятву вечно соблюдать все предписания закона Моисеева, вся же собравшаяся масса громко клялась устно. А обязательства были очень серьезные: поклоняться только Яхве, хранить свою обособленность от других народов, поклоняющихся иным богам, соблюдать все предписания насчет субботнего отдыха, всевозможных молитв, обрядов, пищевых запретов, а самое главное, насчет жертв богу и его жрецам - субботних, праздничных, ежедневных, новомесячных, благодарственных и т. д. Помимо этого, евреи должны были исправно давать левитам десятую часть всех своих доходов, а также «посвящать богу», т. е. опять-таки отдавать жрецам, первинки урожая хлеба, масла и вина, первенцев скота и первенцев человеческих (последних можно было выкупать).

Так было создано некоторое подобие жреческого государства, в котором эксплуататоры систематически грабили народ под предлогом соблюдения требований Яхве, изложенных в Моисеевом законе. А этот Моисеев закон был сочинен Ездрой и другими жрецами примерно через тысячу лет после того времени, к которому церковь относит существование самого Моисея!

Теперь уже почти никто из исследователей Библии не сомневается в том, что Ездрой был привезен из Вавилона и обнародован в 444 г. до н. э. Жреческий кодекс. Остается пока невыясненным, оперировал ли Ездра только Жреческим кодексом или имел уже в своем распоряжении все Шестикнижие. Есть основание думать, что авторы Жреческого кодекса заодно соединили основные элементы Шестикнижия - Яхвист, Элохист, Второзаконие, включив туда и заново написанный ими текст. В этом случае можно считать, что Шестикнижие как целое возникло именно в середине V века до н. э. Если это не так, то значит, это событие произошло еще позже.

В последнее время в науке появились некоторые сомнения и относительно времени прибытия Ездры в Иерусалим. Английский исследователь А. Робертсон, опираясь на статьи в британской «Библейской энциклопедии» («Encyclopedia Biblicia and Britannica»), утверждает, что в середине V века Неемия прибыл в Иерусалим без Ездры, а последний был командирован туда только через полстолетия, в 397 г. «Составитель дошедших до нас книг Ездры и Неемии, - пишет Робертсон, подобно многим еврейским историкам, слаб в хронологии и, спутав Артаксеркса I и Артаксеркса II, делает Ездру современником Неемии. Мы, однако, знаем, что этого быть не могло. Ездра говорит о вторичном укреплении Иерусалима как о свершившемся факте, это уже не груда развалин, а город с многочисленным населением»(А. Робертсон, Происхождение христианства, М. 1956, стр.64.). Но как же быть с тем, что в книге Неемии Ездре посвящена целая глава? Робертсон считает, что эта глава (VIII) на самом деле являлась X главой книги Ездры, «но еврейский текст был помещен на свое нынешнее место и подретуширован в соответствии с тем, что Ездра и Неемия считались современниками» (Там же.). Такое решение вопроса достаточно правдоподобно, и возможно, что дальнейшие исследования полностью подтвердят его.