Завоевание Селевкидами. Римское владычество. Иерократия

В конце IV века до н. э. персидское владычество над Палестиной уступило свое место владычеству македонскому. В 332 г. Александр Македонский занял Иудею и включил ее в состав своей огромной империи. После распада империи Палестина была долгое время объектом борьбы между Египтом, находившимся в руках македонской династии Птолемеев, и Сирией, которую владела македонская же династия Селевкидов. Наконец, в 198 г. до н. э. борьба решилась в пользу Селевкидов, и Палестина стала частью их государства.

Внутри страны в течение этого времени господствовало жречество во главе с первосвященником. За обладание местом первосвященника нередко происходили споры и раздоры между различными группировками жреческой знати, иногда выливавшиеся в кровавые столкновения. Каждая из группировок старалась заручится поддержкой внешних завоевателей и достигала этого обычно тем, что вносила им большую дань, чем противостоящая. Само собой разумеется, нужные на это средства выколачивались из народа главным образом при помощи ветхозаветных законов о десятине (регулярное отчисление в пользу храма одной десятой всех доходов), о жертвах в пользу Яхве, о всевозможных других поборах с населения в пользу храма.

Иноземное завоевание принесло с собой и элементы иноземной культуры. Это была культура эллинизма - культура древней Греции, унаследованная македонской империей и государствами, образовавшимися после ее распада. В Иудее стал распространяться греческий язык, греческие нравы в быту и греческая система воспитания. Завоеватели пытались навязывать населению Иудеи и свою религию. Последнее оказалось связано с очень серьезными осложнениями.

Эксплуататорская верхушка населения без особого труда мирилась с иноземным владычеством; она делилась с захватчиками тем, что сама добывала при помощи эксплуатации народных масс, и довольно охотно усваивала внешнюю культуру и нравы завоевателей. Народ, однако, не мирился с создавшимся положением и иногда выражал свое недовольство в бурных выступлениях. Идеологической формой, в которую они облекались, была, как правило, защита религии Яхве от смешения с иноземными культурами, а тем более от вытеснения ее.

На этой почве в 167 г. до н. э. вспыхнуло знаменитое восстание под руководством братьев Маккавеев. Сирийский царь Антиох IV Епифан издал приказ о запрещении культа Яхве и о введении в иерусалимском храме культа Зевса Олимпийского. Привилегированная верхушка населения с готовностью приняла этот приказ, но для основной массы народа он явился последней каплей в чаше терпения. Под лозунгом верности Яхве разгорелось восстание, охватившее вскоре всю Иудею. Повстанцам помогло то обстоятельство, что в это время Сирии пришлось бороться против Рима, так что ее силы и внимание были в значительной мере отвлечены от внутренних дел. Кровопролитная война в Иудее кончилась тем, что в 142 г. было свергнуто сирийское владычество и восстановлено иудейское государство во главе с первосвященниками из рода Маккавеев, или, как они стали называть себя по имени своего родоначальника Асамона, Асмонеев.

Сначала подавляющее большинство населения поддерживало Асмонеев, а первый самостоятельный царь-первосвященник из рода Симон рекламировался даже как мессия - явившийся наконец долгожданный избавитель, который послан Яхве для освобождения избранного им народа. Очень скоро, однако, раскрылось действительное положение вещей. Возглавляемое Асмонеями жречество еще более усилило эксплуатацию народных масс, чем это было раньше. Больше того, новое государство предприняло ряд завоевательных походов против соседей - формально для того, чтобы присоединить их к религии Яхве, а на деле, чтобы получить таким способом новые контингенты людей, за счет которых можно было бы увеличивать и без того непомерные доходы храма и клира. Был захвачен ряд городов на побережье Средиземного моря, в том числе Газа, жители их были насильственно обращены в иудейство. Когда жители города Пеллы и некоторых других городов отказались исповедовать культ Яхве, они были поголовно истреблены, а город разрушен. Все это не могло не вызвать волнения в народных массах, так как для ведения этих войн не только содержались большие наемные силы, но и производилась мобилизация солдат среди населения.

Сами первосвященники и окружающая их верхушка жречества вели роскошную и распутную жизнь, занимались бесконечными интригами и убийствами. Первосвященник Аристобул, например, убил собственную мать и брата, а других родственников сгноил в заключении, чтобы обезопасить свой престол от возможных покушений на него. Первосвященник Александр Яннай в этих целях убил своего брата, а первосвященник Антигон придумал более «гуманное» средство: он оставил своего дядю Гиркана в живых, но отрезал ему уши и сделал его таким способом непригодным для должности первосвященника (Библия запрещает занимать такую должность людям с физическими пороками).

Ликование народа по поводу освобождения от внешнего владычества продолжалось недолго, ибо гнет своих же эксплуататоров, облаченных в жреческие одежды, оказывался ничуть не легче. В стране кипела классовая борьба. Образовывались различные политические группировки, оперировавшие религиозными лозунгами и принимавшие форму религиозных и даже богословских направлений.

Первых Асмонеев поддерживали так называемые хасидеи фанатические ревнители закона Яхве. Когда Асмонеи показали своим поведением, что религиозные лозунги были для них только прикрытием стремлений к власти, богатству и разгульной жизни, хасидеи стали в оппозицию к ним, а первенствующее положение заняла партия саддукеев, во всем поддерживавшая господствующую группу жрецов. Хасидеи скоро получили прозвище фарисеев (от еврейского слова «перушим», что значит - отделенные, обособившиеся). В какой-то мере их идеология в этот период выражала настроения народных масс, выступавших против установившегося порядка. Под их лозунгами разгорались безжалостно подавлявшиеся народные восстания против Асмонеев. Так, например, упоминавшийся уже Александр Яннай учинил кровавую расправу с восставшими в его царствование иудеями: 15 тысяч человек казнил, 80 тысяч изгнал из страны, многим приказал отрезать носы и уши. Библейское милосердие и заповедь запрещения убийства были в полном ходу…

Целых двадцать лет после смерти первосвященника Янная, последовавшей, между прочим, от пьянства, продолжалась борьба за престол между его сыновьями - Гирканом II и Аристобулом II. Дело кончилось тем, что в 63 году до н. э. римский полководец Помпей, появившись со своими войсками в Палестине, взял Иерусалим и положил конец государству служителей Яхве. Во главе Иудеи с этого времени стояли уполномоченные Рима. В 30-х годах I в. до н. э. царем Иудеи, подвластным Риму, стал Ирод. После его смерти в 4 г. до н. э. Иудея была превращена в римскую провинцию.

Большинство евреев жило в это время уже не в Иудее, а в различных других странах рассеяния, или (по-гречески) диаспоры. Религиозная идеология иудаизма формировалась в это время не только в самой Иудее, но и в странах диаспоры, а центр тяжести идеологической и религиозной жизни евреев постепенно перемещался в диаспору, в такие города, как Александрия в Египте, Антиохия в Сирии, и т. д. В городах диаспоры евреи образовывали самостоятельные общины, в ряде мест существовали синагоги, некоторое уменьшенное подобие иерусалимского храма. Евреи диаспоры продолжали поклоняться Яхве, они смотрели на Иерусалим как на свою религиозную столицу. Все события, происходившие в Иудее, живо затрагивали их и вызывали среди них самые активные отклики, вплоть до появления литературных и публицистических произведений, посвященных тому или иному истолкованию этих событий.

Евреи диаспоры испытывали постоянное идеологическое влияние со стороны «языческого» окружения. Менялся их язык, менялись формы быта, постепенно жизнь и окружающая обстановка вносили известные изменения и в религию. Прежде всего менялся облик Яхве как бога. Именно в сознании иудеев диаспоры происходило постепенное превращение Яхве из чисто еврейского бога, не имеющего отношения к другим народам, во всемирного бога, которому должны поклонятся все народы и который в свою очередь заботится обо всем человечестве. Только в этот период Яхве завершил свою эволюцию от бога одного только из еврейских племен - племени Иуды, через стадию бога всех еврейских племен к общечеловеческому богу.

На идеологов еврейской диаспоры оказывали влияние религиозные культы тех народов, среди которых они жили, и их философские учения, которые нередко тоже облекались в религиозно-мистическую форму. Следует отметить, в частности, влияние мистической философии неоплатонизма и не менее мистической философии гностиков. Вместе со старым, яхвистско-элохистским мировоззрением это образовывало довольно причудливую смесь противоречивых взглядов, в которых трудно различить отдельные исторические корни и источники, а тем более найти какую-нибудь стройную систему.

Все эти процессы не могли не отразиться в тех ветхозаветных книгах, которые появились в последние века перед возникновением христианства.