Исторически невозможное в Библии

Современная историческая наука располагает огромной массой точно установленных и проверенных фактов, относящихся к различным историческим периодам и ко всевозможным странам и народам. В свете этих знаний исторические повествования Библии могут быть подвергнуты достаточно точной проверке. Каковы итоги этой проверки? Оказывается, что в библейском «историческом» материале содержится огромное количество ошибок, много случаев прямого искажения истины или простого вымысла. Приведем несколько примеров.

В том месте книги Паралипоменон, где говорится о временах царя Давида, в еврейском подлиннике Библии сообщается, что евреи вносили на построение храма дарики. Эта персидская монета была пущена в ход царем Дарием, от которого и получила свое название. Но Дарий жил почти на полтысячелетия позже Давида, стало быть, при Давиде никаких дариков не могло быть.

В евангелиях рассказывается о том, что Иисус Христос родился «во дни царя Ирода»(См. евангелие от Матфея, гл. II, ст.1.) и что в это время Сирией правил наместник Квириний. Известно, однако, что царь Ирод умер за четыре года до того момента, к которому церковь относит рождение Христа, а Квириний в это время Сирией не управлял. Дальше сообщается, что этот самый Квириний предпринял перепись населения во всей стране и что родители Христа должны были прийти в город Бетэль пройти перепись. Это тоже неверно. Первая перепись в Иудее была проведена в 7 г.н. э., т. е. через семь лет после событий, к которым ее приурочивают евангелия, притом это была не перепись населения, а перепись имущества. Никаких поездок для того, чтобы пройти перепись, не могло быть: важно было записать жилище, скот, землю и т. д., а это можно было сделать только на месте.

Авторы евангелия обнаруживают незнание исторической обстановки Иудеи того времени, о котором пишут. Они рассказывают, например, что дочь царицы Иродиады Саломея плясала на пиру перед гостями, собравшимися у царя Ирода. Этого не могло быть, ибо по обычаям восточных стран того времени такое поведение опозорило бы царевну, так как плясали на пирах танцовщицы-проститутки из рабынь. Иисус, по евангелиям, изгоняет бичом торговцев, продававших в храме свои товары, опрокидывает их прилавки, «столы меновщиков» и т. д. Этого не могло быть, ибо в храме торговля никогда не производилась. В другом месте евангелий рассказывается о том, как Иисус, встретив бесноватого, изгнал из него огромное количество бесов и приказал им вселится в стадо свиней, которых было около 2 тысяч. В Палестине того времени не могло быть свиных стад, тем более таких больших, так как религия запрещала евреям свиноводство, как запрещает и сейчас.

В суде над Иисусом, рассказывают авторы евангелий, будто бы участвовало много первосвященников(См. евангелие от Матфея, гл. XXVI, ст.59; гл. XXVII, ст.1; евангелие от Марка, гл. XV, ст.31; евангелие от Луки, гл. XXII, ст.52.). Между тем в Иудее мог быть только один первосвященник. В расправе над Иисусом, по евангелиям, участвуют все время римские солдаты. В то время их в Иудее не было. Гарнизон римских солдат был оставлен в Иерусалиме только после подавления иудейского восстания 60-х годов н. э., т. е. через несколько десятков лет после эпохи, к которой относятся описываемые события. Римский прокуратор Понтий Пилат, который будто бы принимает непосредственное участие в расправе над Иисусом, не мог этого делать по той причине, что его резиденция была не в Иерусалиме, где все это происходило, а в Цезарее, на берегу моря - далеко от Иерусалима.

Насколько трудно добраться в Библии до исторической истины, можно видеть хотя бы на тех многочисленных фактических несообразностях, которые мы там находим.

Рассказывается, например, о войне, происходившей между иудейским царем Авией и израильским царем Иеровоамом. Об армии первого говорится, что она состояла из 400 тысяч отборных бойцов, а об армии второго - что таких же отборных бойцов в ней было 800 тысяч(См. II книгу Паралипоменон, гл. XIII.). Значит, помимо этих отборных сил, были, надо полагать, еще и войска. Но в древности никогда таких огромных армий не было - это, безусловно, фантастические цифры.

Среди евреев, вышедших из Египта, было, как рассказывается в Библии, ни больше ни меньше, как 600 тысяч мужчин. Принято считать, что количество взрослых мужчин обычно составляет около одной пятой всего населения. Если исходить из этого расчета, то надо считать, что всего евреев из Египта вышло около 3 миллионов. Эта колоссальная масса народа за одну ночь прошла по территории Египта, перешла Красное море, сгруппировалась вокруг горы Синай, потом сорок лет единым потоком бродила по пустыне и, наконец, форсировав Иордан, вторглась в Палестину. Все это совершенно невероятно.

Немецкий военный историк Дельбрюк подверг проверке данные древнегреческого историка Геродота о численности войск Ксеркса в греко-персидской войне. Геродот дает точную цифру - 4200 тысяч вместе с обозами. Когда Дельбрюк произвел соответствующие подсчеты, оказалось, что такая колонна персов в походе должна была растянутся не менее чем на 3 тысячи километров. Попробуем воспользоваться данными этого авторитетного исследователя в нашем случае. Колонна евреев должна была занять в походе не менее 2 тысяч километров при условии соблюдения современной маршевой дисциплины, что само по себе маловероятно. По прямой линии расстояние от реки Нил даже в верхнем ее течении до северных границ Палестины составляет примерно около 1000 километров. Если даже удвоить эту цифру и считать, что вместе с изгибами караванного пути, по которому должна была следовать колонна, она составляет 2 тысячи километров, то и в этом случае получится, что, когда голова колонны уже прошла всю Палестину, ее хвост должен был еще находится в исходном пункте. Блуждать по Синайской пустыне такая масса народа не могла, ибо весь Синайский полуостров представляет собой маленькую территорию, на которой 3 миллиона человек не могли бы даже как следует разместится. Что же касается перехода через Красное море всей колонны в течение одной ночи, то это тоже фантастика. Подсчеты показывают, что для этого понадобилось бы не менее недели, даже при условии, что воды моря, действительно, расступились, как написано в Библии.

Конечно, верующие нам могут возразить: для бога все возможно; уж если он заставил расступится воды Красного моря и дал возможность евреям пройти по воде, как по суху, то что ему стоило даже не в одну ночь, а в одну минуту переправить миллионы через это море. Мы, однако, не занимаемся здесь вопросом о возможности или невозможности чудес об этом мы поговорим дальше. Покамест мы рассматриваем реальную историческую возможность описанных в Библии событий и устанавливаем, в какой мере можно всерьез принимать ее историческое повествование. Если исходить из возможности чудес, то вообще никакие рассуждения и никакой анализ невозможны. Какой вопрос ни поставишь, на все можно ответить, что это чудо, чуду же никакая логика не присуща…

Фактические несуразности наблюдаются в Библии и по сравнительно мелким вопросам. Например, когда царь Герарский соблазнился красотою жены Авраама Сарры, ей было, судя по библии, ни мало ни много, как девяносто лет(См. бытие, гл. XVII, ст.17.). Довольно любопытен и такой факт: Иаков старается не отпускать от себя младшего сына Вениамина и все время держит его при себе; сам Вениамин именуется отроком, но этот «отрок» имеет уже, оказывается, десять человек детей - все они перечислены по именам(См. там же, гл. XLVI, ст.21.). При такой небрежности в освещении фактов, конечно, любые ошибки и любые искажения могли иметь и, действительно имеют место в Библии.

Одним словом, с исторической истиной в Библии дело обстоит весьма неблагополучно.

Исторические ошибки и искажения в библии становятся вполне объяснимыми, если рассматривать библия как произведение, созданное на земле самими людьми и если как следует разобраться в ее истории.

Нет ничего удивительного в том, что книга, которая составлялась в течение целого тысячелетия огромным количеством авторов, содержит в себе много ошибок и неувязок; было бы странно, если бы все библейские авторы оказались одинаково знающими и добросовестными людьми. Важную роль играет еще одно обстоятельство. Многочисленные авторы библейских книг исходили в своей работе из определенных религиозно-назидательных целей, поэтому они старались подгонять исторические факты под свои схемы и укладывать в эти схемы распространенные в народе мифы и сказания. Когда же оказалось, что для обоснования данной религиозной идеи не хватает исторических фактов, даже подтасованных, не хватает также существующих уже и распространенных в народе мифов, тогда авторы сами выдумывали факты и сочиняли мифы. В результате получалось невообразимо запутанное смешение исторического с фантастическим, истины с вымыслом.

Хоть и с большой неохотой, но признать это вынуждены и богословы. Например, лютеранский ученый богослов Эйсфельдт пишет: «Что касается данной в Новом Завете исторической картины, то надо признать, что она для современных людей не является безоговорочно авторитетной, многими она может приниматься с еще большими оговорками, чем физическая картина. Если в Послании к Галатам (III, 16) говорится, что между Авраамом и Моисеем прошло 430 лет, то это ни в коем случае не дает такой ветхозаветной хронологии, которая может быть принята ученым теологом»(Otto Eissfeldt, Geschichtliches und Ubergeschichtliches im alten Testament, S. 39.).

Любопытный обмен репликами по поводу исторической достоверности Ветхого Завета произошел на парижском конгрессе библейской археологии и ориенталистики. Католический священник Коппенс заявил в своем выступлении: «Не следует преувеличивать историческую ценность книг Ветхого Завета. Только автор биографии Давида заслуживает своей объективностью названия историка»( «La Bible et L'orient. Travaux du premier congres d'archeologie et d'orientalisme bibliques», p.35.). Ему ответил на это богослов М. Дорм, причем ответ оказался весьма неубедительным. В протокольной записи он выглядит так: «М. Дорм указал на значение жреческого источника, который сообщает чисто светские сведения, например географические и этнографические отрывки, содержащиеся в главе X книги Бытия»( «La Bible et L'orient. Travaux du premier congres d'archeologie et d'orientalisme bibliques», p.35.). Какие же географические и этнографические сведения содержатся в главе, на которую ссылается Дорм? «Вот родословие сынов Ноевых, - начинается эта глава, - Сима, Хама и Иафета. После потопа родились у них дети. Сыны Иафета: Гомер, Магог, Мадай…» После этого идет совершенно мифическая родословная остальных сыновей Ноя и их детей, а в заключение сказано: «Вот племена сынов Ноевых, по родословию их, в народах их. От них распространились народы по земле после потопа»(Бытие, гл. X.). Можно сказать, что представления об этнографии и географии, которыми оперирует богослов Дорм, недалеко ушли от допотопных.

Не следует искать истину и в так называемых пророчествах Библии.