Отношение человека к обществу и существующему строю

О земной и загробной жизни

Как и все другие «священные» книги, Библия ориентирует людей на то, чтобы не добиваться хорошей жизни на земле, а дожидаться «царствия небесного». Правда, не во всех библейских книгах вера в загробный мир выражена одинаковым образом.

В книгах Ветхого Завета, как правило, отсутствуют представления о загробном воздаянии человеку за земные дела. Есть смутные упоминания о том, что души умерших людей в виде теней бродят в мрачном подземном царстве, ведя весьма безрадостное существование, независимо от их прижизненных заслуг или грехов. Но в поздних книгах Ветхого Завета уже появляются высказывания о том, что за страдания на земле люди получат воздаянье в потустороннем мире. В иудейской религии это представление нашло свое дальнейшее развитие в многочисленных писаниях раввинов, в Талмуде и других религиозных документах. Что же касается христианства, то в Новом Завете оно сразу обрело развернутое учение о загробной жизни.

В евангелиях рассказывается получившая широкую известность притча о богатом и Лазаре. Бедняк Лазарь влачил жалкое существование и валялся на пороге у богача, который жил в роскоши и наслаждениях. Но после смерти богатый попал в ад и, подвергаясь невыносимым мучениям, случайно обратил свой взор кверху; там он увидел «на лоне авраамовом», среди райских утех не кого иного, как бедняка Лазаря. И взмолился богатый к Аврааму, чтобы тот послал к нему Лазаря хоть с каплей воды! Но Авраам ответил ему: «Чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь. И сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят»(Евангелие от Луки, гл. XVI, ст.25-26.). Вывод из этой притчи очень простой и прямолинейный: кому хорошо живется на этом свете, тот должен будет переживать тяжкие страдания после смерти. Стало быть, люди, которые добиваются лучшей жизни на земле, действуют, по меньшей мере, неосмотрительно.

Есть в Библии и другие места, где пропагандируется та же идеология. Не собирайте себе сокровища на земле, убеждает евангелие верующего, ибо это сокровища весьма непрочные и ненадежные: их ест ржавчина, похищают воры; собирайте сокровища на небе, где нет ни ржавчины, ни воров и где эти сокровища будут вечными и нетленными. Авторы евангелия находят яркие сравнения, выразительные образы для пропаганды взгляда на земные заботы как на нечто совершенно ненастоящее. «Не заботьтесь, - говорит будто бы Христос людям, - для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться… Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и бог питает их… Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них… Итак, не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь»(Евангелие от Луки, гл. XII, ст. 22, 24,27,29.). Если же кто не обращает внимания на эти проповеди и занимается накоплением, если он в конце концов наживается и становится богатым, тем хуже для него. Богатому не попасть в царствие небесное, ему так же трудно это, как верблюду пролезть в игольное ушко; на том свете ему будет так же плохо, как богачу из притчи о Лазаре.

Пытаясь продумать это новозаветное учение в свете исторической практики почти двух тысячелетий, которые прошли после появления Нового Завета, становишься в тупик перед фактом, который на первый взгляд кажется просто поразительным: уже в первые века существования христианства к нему примыкали в огромном количестве представители эксплуататорских классов - рабовладельцы, ростовщики, купцы. Это были богатые люди, среди них были даже крупные богачи. И никого не удержали евангельские увещевания от продолжения их прежнего образа жизни, никого они не отвратили от стяжательства, никого не заставили раздать свое имущество нищим и самому превратится в нищего. В средние века были крепостники, в дальнейшем - капиталисты, торговцы, банкиры; в настоящее время живут многочисленные миллионеры и миллиардеры. Среди них огромное количество набожных христиан, нередко с большим усердием афиширующих свою религиозность! И никто из них не обращает ни малейшего внимания на то, что евангелие обязывает не собирать себе сокровищ на земле, не заботиться о земных благах, что это грозит им всевозможными бедствиями на том свете, если они не пренебрегут земной суетой и не раздадут свое имущество нищим. От евангелия они не отказываются, но не боятся притчи о Лазаре, не боятся попасть в положение верблюда, которому надо пролезть в игольное ушко. У них двойная бухгалтерия: одна - для практической жизни, другая - для благочестивых размышлений, для «души» и, что самое главное, для проповеди другим людям.

Служители евангельской религии не устают повторять в проповедях с церковных амвонов, учить детей на уроках закона божьего, внушать верующим на исповеди, что заботиться об улучшении своей жизни - грех, суета, чуть ли не мерзость перед богом. Довольствоваться своей долей и не думать о большем - эта новозаветная мораль объявляется чуть ли не главной добродетелью христианина. Если ты нищий, ты должен только радоваться этому, ибо, как сказано в евангелии Луки, «блаженны нищие»(Евангелие от Луки, гл. VI, ст.20. В греческом подлиннике евангелия от Луки сказано именно так, а не «нищие духом», как в русском переводе.). Этот мотив на многие лады повторяется в Новом Завете, причем не однажды оговаривается, что каждый должен довольствоваться тем положением, в каком он находится («каждый оставайся в том звании, в котором призван»), и не искать путей к его изменению и улучшению.

Вот те требования, которым должен удовлетворять верующий по своему нравственному облику. Он должен быть нищим не только по своему материальному положению, но и духом, ибо «блаженны нищие духом»(См. евангелие от Матфея, гл. V, ст.3.). Нищий духом - это безответный и смиренный «раб божий» и раб человеческий. Это нищий не только разумом и знаниями, но и волей, достоинством, самолюбием. Забитый тихий человек, лишенный чувства собственного достоинства, не имеющий желания дерзать, добиваться, стремиться к чему-либо, идти вперед, - вот евангельский идеал.

Но позвольте, может ответить защитник религии, разве библейское учение в данном вопросе сводится к приведенным выше евангельским высказываниям, разве во всех книгах Ветхого и Нового Заветов пропагандируется презрение к земным благам и отсутствие стремления к улучшению жизни? Доля истины в этом возражении есть. Действительно, в ряде других библейских книг мы находим и другие мотивы. Больше того, в самих евангелиях имеется много таких текстов, которые решительно противоречат приведенным выше.

Как было уже показано в предыдущих главах, Библия формировалась на протяжении ряда столетий. За это время происходили многочисленные изменения в социально строе, в классовых взаимоотношениях людей, в уровне культуры как общества в целом, так и отдельных его классовых групп. Конечно, в этих условиях вся Библия не могла быть пронизана единым мировоззрением, единым общественным идеалом, как и единым идеалом нравственной личности. Но ведь верующий человек ищет в Библии определенного ответа на вопрос о том, как ему жить, на какой общественный и нравственный идеал ему ориентироваться. Да и церковное учение утверждает, что Библия не противоречит себе, а, наоборот, дает единое и последовательное божественное наставление человеку.

Противоречий в Библии бесчисленное множество, но следует признать, что как раз в том вопросе, который мы сейчас разбираем, можно найти единую нить, которая при соответствующем истолковании библейских текстов может быть представлена как последовательная точка зрения.

В вопросе об отношении к жизни и к обществу библейская точка зрения может быть сформулирована примерно таким образом: мир, в котором мы живем, - временный, несущественный, даже не совсем реальный; настоящая жизнь наступает только после смерти человека, когда он попадает в загробный мир; нет поэтому никакого смысла стремится к его улучшению на земле, ибо в качестве преддверия к будущей жизни он должен быть таким, каким его создал бог. Отсюда вытекает настойчивое оправдание существующих на земле общественных порядков, оправдание любого эксплуататорского строя.

Но защита эксплуататорского общественного строя базируется в Библии не только на этих положениях. Она значительно более многостороння, более разнообразна по своим приемам и доводам.