«Кротость» библейских праведников

Моисей аттестуется в Библии как «кротчайший из людей». Но кротость эта, надо сказать, выглядит весьма своеобразной. В войне с мадианитянами евреи, руководимые Моисеем, одержали победу. Всех мужчин противника они перебили, а «жен мадиамских и детей их сыны израилевы взяли в плен»; «и доставили пленных и добычу и захваченное к Моисею и к Елезару священнику». Как же отнесся к этому Моисей? «И прогневался Моисей на военачальников, тысяченачальников и стоначальников, пришедших с войны, и сказал им Моисей: (для чего) вы оставили в живых всех женщин?.. Убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужском ложе, убейте»(Числа, гл. XXXI, ст. 7, 12,14,15,17.). Где же знаменитое «не убивай»? Или на детей и женщин оно не распространяется?!

Пока Моисей на горе Синай получал от бога скрижали с заповедями, оставшиеся на равнине евреи решили помолится другому богу. Они обратились к Аарону, брату Моисея, с просьбой «сделать им бога». Тот немедленно принял это предложение «и сделал… литого тельца, и обделал его резцом»(Исход, гл. XXXII, ст.4.). После этого он поставил перед ними жертвенник и пригласил людей молится ему. Это богослужение вызвало ярость бога Яхве. Моисей решил умилостивить божий гнев при помощи расправы над виновными. И он принялся за дело, собрал к себе левитов и приказал им: «Возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего»(Там же, ст.27.).

В тот день было убито около 3 тысяч человек. Так обернулась заповедь - «не убивай». А бог, по Библии, остался весьма доволен действиями Моисея и в знак особого благоволения даже показался ему, верней, показал свою спину(Там же, гл. XXXIII, ст.23.).

Умилительное впечатление должен производить на читателя библейский рассказ о том, как пророк Елисей воскресил умершего ребенка. Но почти непосредственно перед ним идет следующее повествование: «Когда он (Елисей. - И.К.) шел дорогою, малые дети вышли из города, и насмехались над ним, и говорили ему: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их, и проклял из именем господним. И вышли две медведицы из леса, и растерзали из них сорок два ребенка»(IV книга Царств, гл. II, ст.23-24.). Вот так «не убивай»!

Впрочем, Елисей идет по стопам своего учителя пророка Илии. О последнем рассказывается в Библии такая историйка. Израильский царь Охозия послал за Илией «пятидесятника с его пятидесятком». Илия сидел на горе, царский посланец попросил его сойти вниз. Илия послал на него «огонь с неба» с спалил его вместе с пятьюдесятью подчиненными. Охозия послал других пятьдесят человек, Илия сделал с ними то же самое. И только третьему пятидесятку удалось уговорить божьего человека спуститься с горы и прийти к царю. Мы не касаемся здесь фактической стороны дела, ибо говорить всерьез о сошедшем с неба огне не приходится, как не приходится говорить и о медведицах, вышедших по слову Елисея из леса, чтобы растерзать детей. Здесь существенно представление о достойном пророка поведении, характерное для времени, в которое возникала Библия. И стоит отметить, что заповедь о запрещении убийства совершенно не относится к тем людям, которые изображаются, как идеальные образы для подражания. Они убивают, если верить Библии, всякий раз, как только им этого захочется.

Недостаточная жестокость, проявляемая тем или иным из «людей божьих», вызывает, как видно из Библии, серьезное недовольство со стороны бога. Вот что рассказывается в Библии о царе Сауле. Он воевал с амаликитянами, причем получил от бога через пророка Самуила такой наказ: «Иди и порази Амалика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла»(I книга Царств, гл. XV, ст.3.). Указания достаточно определенные, хотя не совсем понятно, зачем понадобилось поголовное истребление людей вплоть до грудных младенцев, а тем более, зачем понадобилось истребление скота. Но оставим этот вопрос в стороне. В данном случае существенно то, что Саул выполнил инструкцию недостаточно точно: «Агата, царя Амаликова, захватил живого, а народ весь истребил мечом. Но Саул и народ пощадил и Агата и лучших из овец и волов и откормленных ягнят, и все хорошее, и не хотели истребить»(Там же, ст.8-9.). Тогда бог сообщил Самуилу о своем недовольстве и о сожалении по поводу того, что он поставил Саула царем. Самуил явился к Саулу и потребовал, чтобы привели к нему Агата. «И подошел к нему Агат дрожащий, и сказал Агат: конечно, горечь смерти миновалась? Но… разрубил Самуил Агата пред господом в Галгале»(I книга Царств, гл. XV, ст.32-33.). Саулу это, однако, не помогло. «Преступление», которое он совершил, пощадив человека, стоило ему престола, ибо бог окончательно решил, что такого человека, который способен на воздержание от убийства, нельзя держать на царском троне. Дело кончилось тем, что Саул погиб и его место занял Давид, никогда не останавливающийся ни перед какими жестокостями.

Как известно, книга Псалмов пользуется репутацией назидательного и благочестивого чтения, не лишенного поэтических красот и, во всяком случае, смягчающего душу человеческую. Особенной известностью пользуется знаменитый псалом «При реках Вавилона». Стоит, однако, вдуматься в его содержание.

Разбитые в войне евреи следуют в вавилонский плен. Враги не истребили их, остались в живых не только женщины и дети, но и мужчины. Настроение пленных подавленное: они «плачут, вспоминая о Сионе», дают клятву Иерусалиму не забыть его и т. д. История знает, что вавилоняне обошлись с пленными евреями по тому времени весьма гуманно, известно, что в плену им были отведены земли и пастбища. В самом псалме, о котором идет речь, не видно, чтобы вавилоняне особенно плохо обращались с пленниками, они их только просят: «пропойте нам из песней Сионских». Но псалом кончается проклятиями по адресу Вавилона и фразой, для которой трудно найти подходящую характеристику: «Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!»(Псалтирь, пс.136, ст.9.) Пусть бы дело касалось даже самых злых и свирепых притеснителей, но почему же - «младенцев о камень»?! Есть ли что-нибудь более бессмысленно жестокое во всей мировой литературе, религиозной или светской?

На этом фоне заповедь «не убивай» производит впечатление какой-то случайно обмолвки, которой сами авторы Ветхого Завета не придавали серьезного значения. Это тем более следует отметить, что в самом же Ветхом Завете этой заповеди противостоят не только конкретные примеры систематического убийства, совершаемого как богом, так и людьми по его приказанию, но и общие законодательные нормы, прямо требующие убийства. Знаменитое «око за око и зуб за зуб» фигурирует в том же Ветхом Завете. И если верующий захочет найти в библии норму поведения для самого себя, он может руководствоваться и тем и другим - что ему в данном случае будет удобно. Но если по одному и тому же вопросу сказано и «делай» и «не делай», значит, вообще ничего не сказано.