«Милосердие» Нового Завета

До сих пор мы разбирали вопрос о «человеколюбии» Библии только в рамках Ветхого Завета. Как же с этим обстоит дело в Новом завете? Ведь богословы и идеологи христианства основывают свои утверждения о гуманности этой религии именно на Новом Завете и в особенности на евангелиях!

Действительно, в евангелиях словесная проповедь любви к человеку, милосердия и прощения обид развернута очень широко. Там рекомендуется относится с любовью не только к друзьям, но и к врагам, никому не делать и не желать зла, даже самым плохим людям, не противится злу, прощать все обиды. Когда у Христа спрашивают, сколько раз можно прощать обиду, может быть до семи раз, он отвечает, что не до семи, а до седмиджы семидесяти. Безграничны должны быть терпение и кротость человека. Нельзя даже гневаться на «брата своего», нельзя обижать его не только действием, но и словами: «кто скажет брату своему «рака» (пустой человек. - И.К.), подлежит синедриону; а кто скажет «безумный», подлежит геенне огненной»(Евангелие от Матфея, гл. V, ст.22.). Пусть тебя обижают, но ты-то не должен отвечать на это обидой: «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую»(Там же, ст.39.). Эти тексты Нового Завета получили широкую известность, и именно на их основании христианство считается религией любви и милосердия.

Если, однако, вникнуть в вопрос поглубже, то картина резко меняется.

Прежде всего, остается неясным вопрос о том, как относится Новый Завет к драконовым предписаниям Ветхого Завета. Только в одном месте мы находим в Новом Завете текст, который звучит, как отмежевание от жестокости ветхозаветной морали. Иисусу приписываются такие слова: «Вы слышали, что сказано: «око за око и зуб за зуб». А я говорю вам: не противиться злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую»(Евангелие от Матфея, гл. V, ст.38-39.). И несколько дальше: «Вы слышали, что сказано: «люби ближнего твоего, и ненавидь врага твоего». А я говорю вам: любите врагов ваших…»(Там же, ст.43-44.) Однако в ряде других мест Нового Завета мы находим высказывания совершенно другого рода. Даже в той самой «нагорной проповеди», из которой взяты приведенные выше слова с «поправками» к ветхозаветному закону, от имени Иисуса сказано: «Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить»(Там же, ст.17.). Таким образом, даже формально ветхозаветные законы не отменяются евангелием.

Действительно, в Новом завете мотивы милосердия и любви к ближнему выражены значительно сильней, чем в Ветхом. Но нельзя не видеть того, что и в Ветхом и в Новом Заветах проповедь братского милосердия и любви к ближнему раскрывает только одну из сторон той противоречивой религиозной морали, обратной стороной которой является как раз проповедь жестокости и бессердечия в отношениях между людьми.

Что касается собственно новозаветной морали, то ее характерной чертой является ярко выраженная двойственность. То, что рекомендуется угнетенным и эксплуатируемым, не рекомендуется рабовладельцам и другим сильным мира сего. Мы уже говорили выше о проповеди всепрощения и непротивления. Но если проанализировать все содержание Нового Завета, то легко увидеть, что прощать обиды, подставлять щеки под удары, не сопротивляться предписывается только угнетенным. Угнетателям же, наоборот, рекомендуются кровавые расправы со всеми, кто попытается оказывать им сопротивление.

Вот, например, получившее общую известность место из Послания Павла к Римлянам: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от бога; существующие же власти от бога установлены. Посему противящийся власти противится божию установлению… Ибо {начальник} есть божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он божий слуга, отмститель в наказание делающему злое»(Послание к Римлянам, гл. XIII, ст. 1, 2,4.). Трудно выразиться более ясно: запрещается сопротивление угнетенных властям и «начальникам», но сами начальники уполномочены богом, в качестве его слуг, вооруженной рукой подавлять всякое сопротивление. Они «недаром носят меч», этим мечом они должны мстить («отомстители»!) и наказывать, т. е. убивать. И греха в этом никакого нет, ибо делается во исполнение божьих полномочий. А как же запрещение убийства, проповедь прощения обид и т. д.? Здесь все это оказывается недействительным.

Зверские расправы рабовладельцев с рабами не вызывают никакого осуждения у авторов новозаветных книг. Наоборот, они рассматриваются ими как совершенно естественное дело, вполне соответствующее христианскому учению. «Раб же тот, - говорится в евангелии, - который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много»(Евангелие от Луки, гл. XII, ст.47.). Но почему же евангелие здесь не говорит, что бить человека нельзя, что его надо любить, что ему надо прощать все не до семи, а до седмижды семидесяти раз?

Нет, рабовладельцам оно дает другие рекомендации: «Негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов»(евангелие от Матфея, гл. XXV, ст.30.). Если раб осмеливается не выполнять всех требований своего хозяина, то на него никак не распространяется проповедь любви и милосердия.

Христос, проповедующий, согласно евангелиям, милосердие, в других местах тех же евангелий выступает проповедником жестокости и бесчеловечности. Вот он рассылает своих апостолов по разным городам проповедовать его учение. Возникает вопрос, как им вести себя, если их будут плохо принимать. На этот счет Иисус дает точную инструкцию. Если, говорит он, «придете в какой город, и не примут вас, то, выйдя на улицу, скажите: «И прах, прилипший к нам от вашего города, отрясаем вам… Сказываю вам, что Содому в день оный будет отраднее, нежели городу тому»"(Евангелие от Луки, гл. X, ст.10-12.). Как известно, по Ветхому Завету, все жители города Содома, кроме Лота и его семьи, были сожжены заживо. Значит, жители того города, где ученики Христа будут плохо встречены, подвергнутся еще более страшному наказанию, чем сожжение живьем. А всепрощение на них не распространяется?

Сам Христос, который изображается защитниками религии как воплощение милосердия и любви к человеку, не раз на страницах евангелий грозит всем ослушникам его воли жестокими наказаниями. Правда, свои угрозы он не приводит в исполнение тотчас же. Обстановка, изображенная в евангелиях, такова, что у Христа нет реальных возможностей мстить кому бы то ни было. Можно было бы, конечно, сочинить сколько угодно легенд о том, как Иисус расправляется со своими врагами, прибегая каждый раз к чуду. Но тогда авторы евангельских повествований оказались бы в весьма трудном положении, ибо пришлось бы объяснять, почему же Иисус все-таки не навел порядок на земле, а, наоборот, сам пострадал и погиб.

Более подходящей оказалась другая версия: в первый свой приход он не вмешивался в реальное течение жизни на земле, зато во второе пришествие он всем воздаст по заслугам. И что же будет? Праведники, конечно, получат сполна от всех возможных благ. Что же касается грешников, то «ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов»(Евангелие от Матфея, гл. XIII, ст.42). Этой угрозе с печью огненной, с плачем и скрежетом зубов придается особое значение, так как она повторяется несколько раз на протяжении новозаветного повествования. Страшным будет суд, которому подвергнутся люди после второго пришествия Христа, он так и называется - Страшный Суд. Грешники будут осуждены на вечные муки в аду и никогда не смогут заслужить прощение. А почему же на них не распространяется безграничное милосердие бога, проповедь всепрощения и любви? Трудно представить себе, чтобы именно из любви к людям бог обрек их на бесконечные страдания в аду. Они виноваты? Но ведь рекомендуется все прощать! К тому же эта вина должна быть, если рассуждать мало-мальски логично, переложена на самого бога, ибо он создал их греховными и склонными к порокам, он же и управляет их действиями, ибо ничто не происходит без божьей воли… Так оказывается, что вместо милосердия и любви, вместо всепрощения и забвения обид Новый Завет, так же как и Ветхий, проповедует бесчеловечную, притом несправедливую, жестокость. И отделить в этом отношении Новый Завет от Ветхого невозможно.

В своем личном поведении Христос отнюдь не всегда придерживается проповедуемых им же норм. Кто скажет ближнему своему «безумный», подлежит геенне огненной - это выдается за изречение Христа. Но в уста того же Христа евангелия вкладывают весьма крепкие ругательства по адресу его противников. Он называет их «лжепророками», которые приходят «в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные»(Евангелие от Матфея, гл. VII, ст.15.); он уподобляет их «худому дереву» и заявляет, что «всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь»(Там же, ст.19.), фактически призывая к расправе с «лжепророками». И не скупится Иисус на обращения вроде таких, как «змии», «порождения ехидны», «род лукавый и прелюбодейный» и т. д. Хотя он и рекомендует себя как кроткого человека («я кроток и смирен сердцем»(Там же, гл. XI, ст.29.)), но неоднократно и с большим ожесточением грозит своим противникам всеми карами Страшного Суда.

Невозможно увязать новозаветное учение о милосердии с новозаветным же учением о загробном воздаянии, о Страшном Суде и о наказании грешников после Страшного Суда. Мы уже приводили выше притчу о Лазаре, в которой рассказывается о том, как был наказан человек за богатство. В других местах Библии богатство отнюдь не признается грехом, а в ряде случаев даже провозглашается делом божьим. Но отвлечемся сейчас от этого вопроса. Допустим, что, действительно, обладание богатством, с точки зрения Библии, является тяжким грехом. Почему же, однако, бог не может простить человеку этого греха? Ведь он всемилостив, его милосердие безгранично!

Никак не проявляется божие милосердие и в учении о Страшном Суде. До второго пришествия Христа еще можно каяться, упрашивать бога о прощении грехов и, может быть, получать это прощение. Но уже после второго пришествия, к моменту Страшного Суда, не помогут никакие покаяния, никакие молитвы: наказание грешников будет окончательным и вечным. Без какого бы то ни было просвета, без какой бы то ни было надежды люди должны будут по милосерднейшему приговору бога без конца выносить жесточайшие мучения, по сравнению с которыми меркнут самые изощренные пытки средневековой инквизиции и фашистские застенки недавнего прошлого.

Беспредельно милосердный бог дарует людям бессмертие, он воскрешает их из мертвых с тем, чтобы они жили вечно. Но для чего? Для того, чтобы вечно длились те мучения, на которые он же, преисполненный любви к людям, их обрекает…

Вспомним при этом, что всесильный бог имеет полную возможность предохранить людей от тех грехов, которые они делают, ибо стоит ему только пожелать, и все проникнутся самым последовательным благочестием, перестанут грешить, и тогда вопрос о Страшном Суде и о бесконечных адских муках снимается сам собой. Но почему-то он этого не делает, и в Новом Завете с удовольствием расписываются те мучения, которые предстоит бесконечно терпеть людям по воле кротчайшего и милосерднейшего бога…

Некоторые верующие, в особенности из среды баптистов, толстовцев и близких к ним религиозных толков, рассуждают примерно так: не надо обращать внимания на те примеры, которые мы находим в Библии, надо просто следовать новозаветному учению, ибо дело не в том, какие поступки там приписываются отдельным людям или даже самому богу, а в том, к чему призывает новый Завет. С этой точки зрения неважно, милосердно ли поступают отдельные библейские персонажи, важно, что сам по себе призыв к братской любви между людьми, к милосердию, к прощению обид, к воздержанию от насилия является спасительным для человечества. Этот вопрос имеет серьезнейшее значение, и на нем следует подробно остановиться. Попытаемся выяснить, какую роль в реальной истории человечества сыграли библейские моральные поучения.