Первые века христианства

В конце V века королем салических франков стал Хлодвиг. Он был сначала язычником; его жена Клотильда была ревностной христианкой, и отчасти под ее влиянием, отчасти вообще под влиянием обстановки того времени король стал христианином. Крестивший его епископ Ремигий сопроводил торжественный обряд крещения следующим обращением к новому христианину: «Склони выю, сикамбр (выя шея, сикамбр - название одного германского племени. - И.К.), отныне поклоняйся тому, что ты раньше сжигал, и сжигай то, чему поклонялся!» Это означало решительный поворот в судьбе Хлодвига. В самом деле, король принял религию, священная книга которой запрещает убийство, обязывает своих приверженцев любить друг друга и без каких бы то ни было ограничений прощать обиды. Как же в дальнейшем жил Хлодвиг?

Он поставил своей задачей захват всей Галлии (примерно территория теперешней Франции). Всюду, где возникала какая-нибудь распря между феодальными властителями тех или иных земель, Хлодвиг немедленно ввязывался в нее на стороне одного из них; добившись разгрома и убийства одного противника, Хлодвиг затем сам уничтожал другого и захватывал земли, из-за которых возник спор.

Чтобы захватить, например, королевство рипуарских франков, Хлодвиг подговорил сначала сына короля Сигберта Хлодериха убить отца. Когда тот выполнил это «христианское» намерение (он тоже был христианином, правда, арианского толка). Хлодвиг подослал убийц к нему самому. После этого, как пишет историк Григорий Турский, Хлодвиг «отправился в Кельн (столица королевства рипуарских франков. - И.К.), созвал народ со всей страны, и говорил так: «Да будет вам известно, что случилось… Хлодерих, сын моего родственника, беспокоил своего отца, говоря ему, что я ищу его убить. И когда Сигберт убежал в Буконию, он сам послал убийц, которые бросились на короля и таким образом умертвили его. Хлодерих тоже погиб, не знаю, кем убитый… Что же касается до меня, я совершенно не причастен к этому делу. Я не могу проливать кровь своих родственников: это - преступление. Но если все так случилось, то я дам вам совет, которому, если хотите, последуйте: обратитесь ко мне и живите под моею защитою»». Население «захотело» последовать этому совету, ибо у Хлодвига наготове была дружина, которая беспощадно расправилась бы тут же со всеми «незахотевшими».

После этого король-христианин систематически истребил всех своих родственников по мужской линии, причем некоторых, как описывает Григорий Турский, он рубил мечом собственноручно. Заключение по этому поводу, сделанное Григорием, звучит весьма выразительно: «Когда таким образом все погибли, Хлодвиг овладел их землями и сокровищами. Погубив еще и много других королей, даже самых близких родственников, из боязни, чтобы они не отняли у него королевства, Хлодвиг подчинил своей власти всю Галлию. Между тем, собрав однажды своих, он, говорят, с сожалением вспомнил о родственниках, которых сам же погубил: «Горе мне, я остался, как странник среди чужой земли; и не имею родственников, которые могли бы мне помочь в случае несчастия!» Но это не значило, что он был опечален их смертью, а говорил так из хитрости, рассчитывая узнать, не остался ли еще кто-нибудь в живых, чтобы умертвить всех до последнего». Как видим, вероломство и коварство сочетались у Хлодвига с изощреннейшим лицемерием и умением облекать свою кровавую практику во вполне христианские форму.

Самое интересное во всей эпопее, рассказанной Григорием Турским, заключается в словах, которыми автор сопровождает описание всех мерзостей, учиненных Хлодвигом: «Каждый день бог повергал к стопам короля его врагов и расширял королевство, ибо Хлодвиг ходил с сердцем правым пред господом, и поступал так, как могло быть приятно его очам». Это удивительное заявление выдержано в духе многих ветхозаветных текстов подобного рода о людях, которые творили безнравственные деяния. Заметим еще, что Григорий Турский был епископом, а его сочинение называлось «Церковная история франков». И в этой благочестивой книге король-изверг, принявший христианство, не заслуживал никакого осуждения за свои преступления. Совершенно очевидно, что Библия не оказала абсолютно никакого смягчающего влияния на нравственность Хлодвига. Может быть, дело было как раз наоборот: ознакомившись с ветхозаветными сказаниями о злодействах «праведников», Хлодвиг нашел в этих сказаниях руководство к действию…

Четверо сыновей, оставшиеся после смерти Хлодвига, продолжали его традиции. Один из них, Хлодомир, был убит, и после него осталось три малолетних сына, которые воспитывались у старой Клотильды. Их дяди, братья Хлодомира, решили, что им нет смысла делиться землями с сыновьями своего покойного брата. Они потребовали, чтобы Клотильда прислала им детей якобы для возведения их на королевский престол. Заполучив своих малолетних племянников, изверги убили двоих из них (третьему удалось спастись).

У того же Григория Турского можно найти немало описаний и других жестокостей, которые творили недавно обращенные христиане.

Таким образом, обращение из язычества в христианство не улучшало нравственность людей. Описанные нами события относятся к концу V началу VI века, т. е. к началу средневековья. Последовавшее за этим тысячелетие ознаменовано не менее страшными событиями.