Средневековье

В этот период власть христианской церкви над людьми была почти безраздельна. В Западной Европе католическая церковь монополизировала в своих руках всю идеологическую жизнь. Только духовенство владело грамотой, только священники и монахи читали и писали книги, обучали детей, держали в своих руках развитие науки. Господство церкви над умами было сильней, чем в любую другую эпоху человеческой истории. Казалось бы, вот где была возможность проявиться всем библейским добродетелям, вот когда люди, следуя библейскому нравственному учению, должны были стать образцом добродетели. Этого, однако, не произошло.

Поскольку вся идеологическая жизнь была в руках христианского духовенства, последнее имело полную возможность доводить содержание Библии до сознания самых широких масс народа, и оно широко пользовалось этой возможностью. Но нравы людей от этого отнюдь не становились лучше.

Бесчеловечную эксплуатацию крепостных церковь полностью одобряла и благословляла, как и кровавые расправы феодалов с непокорными. Сама она владела наибольшими земельными богатствами и эксплуатировала огромные массы крепостных. Церковь боролась со светской властью за верховенство, причем прибегала к столь же вероломным и кровавым методам, как и светские феодалы.

Примечательную картину в истории средневековья составляют крестовые походы. Их двухсотлетняя история тесно связана с библейской идеологией, хотя действительные причины крестовых походов не имеют ничего общего ни с какими ветхозаветными или новозаветными мотивами.

Европейские феодалы стремились к завоеванию новых земель, к порабощению новых масс крепостных. Неимущие, всевозможная голь, составлявшая значительную массу участников этих походов, искали лучшей участи в дальних странах, так как на родине их жизнь была невыносимо тяжелой. Церковь была заинтересована в том, чтобы под ее знамениями стояли возможно более многочисленные массы, которые огнем и мечом завоевывали бы ей новые богатства и новые контингенты «пасомых». Но в идеологическом отношении движение обосновывалось тем, что в Палестине, как рассказывается в Новом Завете, якобы пострадал, погиб и воскрес Иисус Христос; там - гроб господень, его надо освободить из рук неверных. И под прикрытием этой легенды миллионы людей устремлялись на Восток, чтобы в кровопролитных войнах добыть гроб господень, а заодно и завоевать «святую землю». Сколько крови было пролито во имя лозунга, основанного на Библии и ее сказаниях!

Историк крестовых походов, писавший по горячим следам еще в XII веке, архиепископ Вильгельм Тирский, оставил нам довольно яркое описание первого крестового похода, содержащее, в частности, картину взятия Иерусалима. Рассказав о том, как крестоносцы ворвались в город и подавили сопротивление неприятельских войск на улицах, Вильгельм Тирский далее пишет: «Большая часть народа бежала в портик Храма… Это бегство не было, однако, для них спасением, ибо государь Танкред отправился туда немедленно с значительною частью своего войска. Он ворвался силою в Храм и избил там бесчисленное множество народа… После и прочие князья, избив всех, кто попадался им в нижних частях города, отправились в Храм, в ограде которого, как они слышали, укрывалось множество народу. Они вступили туда со множеством конных и пеших людей и, не щадя никого, перекололи всех, кого нашли, мечами, так что все было облито кровью. Произошло же это по справедливому приговору господню, и те, которые оскверняли святыню своими суеверными обрядами и лишили ее верный народ, очистили ее своею кровью и поплатились жизнью за свое злодеяние. Страшно было смотреть, как валялись повсюду тела убитых и разбросанные члены, и как вся земля была облита кровью. И не только обезображенные трупы и отрубленные головы представляли ужасное зрелище, но еще более приводило в трепет то, что сами победители были в крови с головы до ног. В черте Храма, говорят, погибло до 10 тысяч неприятеля сверх тех, трупы которых валялись по улицам и площадям и которые были умерщвлены в разных местах города; говорят, число таких было также не мало. Остальная часть войска разошлась по городу и, вытащив, как скотов, из узких и отдаленных переулков тех, которые там укрывались от смерти, избивали их на месте. Другие, разделившись на отряды, ходили по домам и извлекали оттуда отцов семейств с женами и детьми, прокалывали их мечом или сбрасывали с кровель и таким образом ломали им шею. При этом, каждый, ворвавшись в дом, обращал его в свою собственность со всем, находившимся в нем, ибо еще до завоевания города было установлено между ними, что по завоевании каждый присваивает себе на вечные времена все, что успеет захватить».

Если мы вспомним ветхозаветные описания того, как избранный богом народ под руководством Иисуса Навина завоевал Ханаан, то увидим, что крестоносцы в своей грабительской и человекоистребительной практике брали пример с Библии.

Вооруженной рукой подавляла церковь так называемые ереси, в которых находил свое выражение протест угнетенных против бесправного и беззащитного положения. Для подавления ересей она объявляла крестовые походы и собирала десятки тысяч человек под знаменем борьбы за чистоту христианской веры. Для защиты евангельского учения о милосердии и любви предавались огню и мечу целые области и государства, вырезалось все их население от мала до велика.

Страшную страницу в историю нравов внесла католическая церковь организацией «святейшей» инквизиции, которая несколько сот лет свирепствовала в странах Западной Европы. Бесчеловечные пытки, особо мучительные способы казни, вплоть до сожжения живьем на медленном огне, только за то, что человек хочет верить в бога по-своему или, может быть, не хочет верить совсем (таких было мало в то время).

А как же с милосердием и любовью? Оказалось, что самые жестокие расправы с людьми можно «убедительно» обосновать именно при помощи этих библейских лозунгов. Из-за любви к ближнему надо заботиться о его душе, иначе он после смерти будет обречен на вечные муки; вместо того, чтобы вечно гореть еретику в огне геенны, пусть он здесь один только раз примет огненную казнь - ему же лучше. Вот и доказано, что сожжение человека заживо есть акт наивысшего благодеяния, милость, которая оказывается ему его ближними во Христе. Ибо евангелие предписывает помогать ближнему и любить его…

На протяжении почту двух тысячелетий существования христианства его идеологи и писатели обосновывали «право» служителей евангелия беспощадно расправляться со всеми инакомыслящими, со всеми, кто придерживается каких-либо других взглядов, кроме тех, которые выражены в Библии. Больше того, эти пламенные приверженцы новорожденного учения о любви к ближнему утверждали, что они имеют право убивать всех, кто не сходиться с ними в толковании этого учения.

Как только христианство стало господствующей религией Римской империи, его деятели выступили с требованием беспощадных расправ с «язычниками» и «еретиками». Один из первых христианских писателей, Фирмик Матерн, обратился к сыновьям императора Константина с таким требованием: «Отныне божьим законом заповедано вам преследовать преступление идолослужения всевозможным образом. Бог предписывает вам не щадить ни сына, ни брата и разрушать целые города, если они предаются этому пороку».

На такой позиции стояла христианская церковь и в дальнейшем. В первой половине XIII века германский император Фридрих II Гогенштауфен в таких выражениях отстаивал право церкви расправляться с теми, кто в чем-нибудь не следует ее требованиям: «Еретики - это хищные волки, сыны погибели, ангелы смерти, посланные демоном для погубления простых душ. Это ехидны, это змеи! И само собой разумеется, что смертная казнь является единственно достойным наказанием этих оскорбителей божьего величества, бунтовщиков против церкви. Сам бог повелевает убивать еретиков; это - члены сатаны, они должны погибнуть все до единого». И хотя католическая церковь самого Фридриха признала еретиком, она полностью разделяла и активно проводила в жизнь его взгляды. Чего стоит «кротость» и «любвеобильность» Нового Завета, если он вдалбливался в головы людей при помощи самых жестоких зверств, которые могло только придумать человеческое воображение?!

Инквизиция существовала в некоторых странах Европы еще в первой половине прошлого века. В начале XX века в Испании в угоду церкви был расстрелян за свободомыслие видный деятель в области просвещения Франциско Феррер. И еще в 1895 г. один из испанских католических журналов писал, обеляя деятельность инквизиции: «Отбросьте пустые разговоры о прошлом времени, о жестокости нравов, о чрезмерном усердии, - как будто наша святая матерь церковь, будь то в Испании или в других местах, нуждается в прощении за деяния святой инквизиции… О, благословенное пламя костров!.. О, светлая и достойная память о Томасе Торквемаде!»( «Analecta ecclesiastica» январь 1895 г.; цит. по журналу «Атеист» № 49, 1930, стр.127-128.) Таким образом, не только в средние века, но и в наше время религия Нового Завета проповедует теорию и практику беспощадного истребления людей во имя… евангельской любви!

Удивительное и странное противоречие, скажет читатель. Чтобы убедить людей в необходимости милосердия, их немилосердно мучают. Чтобы насаждать религию любви, беспощадно истребляют людей. Что за нелепица?

Корень этого противоречия лежит в самой Библии. Мы показали выше, что в Библии уживаются самые противоречивые взгляды и лозунги по вопросам морали. И если оттуда можно заимствовать лозунги непротивления, воздержания от убийства, любви к людям, то оттуда же можно взять и призывы к зверским расправам со всеми инакомыслящими, со всеми сопротивляющимися. Когда это диктуется материальными интересами, духовенство выискивает тексты, которыми можно что угодно доказать и что угодно опровергнуть. Служители религии всегда умели использовать Библию таким образом, чтобы она во всех случаях обслуживала интересы эксплуататоров.

Ф. Энгельс приводит очень выразительный в этом отношении пример, показывающий, как в начале XVI века использовал Библию знаменитый религиозный реформатор Лютер. «Своим переводом библии, - пишет Энгельс, - Лютер дал в руки плебейскому движению мощное оружие. Посредством библии он противопоставил феодализированному христианству своего времени скромное христианство первых столетий, распадающемуся феодальному обществу - картину общества, совершенно не знавшего многосложной, искусственной феодальной иерархии. Крестьяне всесторонне использовали это оружие против князей, дворянства и попов»(К. Маркс и Ф. Энгельс, О религии, стр.83.). Но как только Лютер увидел, что крестьянское движение настолько разгорается, что грозит самому существованию эксплуататорского порядка, он немедленно использовал Библию совсем в другом направлении. «Теперь Лютер обратил его («оружие Библии». - И.К.) против крестьян и составил на основании библии настоящий дифирамб установленной богом власти - дифирамб, лучше которого не в состоянии был когда-либо изготовить ни один блюдолиз абсолютной монархии. С помощью библии были санкционированы и княжеская власть божьей милостью, и безропотное повиновение, и даже крепостное право»(К. Маркс и Ф. Энгельс, О религии, стр.83-84.).

Ветхозаветная традиция истребления людей руководила католической церковью и, как мы увидим дальше, протестантскими вероисповеданиями и в период Реформации. Кровавое подавление Крестьянской войны в Германии, знаменитая Варфоломеевская ночь во Франции и последовавшие за ней религиозные войны, Тридцатилетняя война в Германии - все эти явления были связаны с массовым истреблением людей, уничтожением и присвоением их имущества, опустошением целых стран.

Когда была открыта Америка и туда хлынули огромным потоком европейские колонизаторы, католическая церковь использовала создавшуюся возможность нового, еще большего обогащения. Миссионеры в большом количестве стали прибывать в Новый Свет и захватывать там командные позиции.

Завоеватели бесчинствовали в Америке самым безудержным образом. Началось массовое истребление коренного населения страны - индейцев. Вот свидетельство очевидца: «Когда испанцы вступали в индейские поселения, жертвами их ярости становились старики, дети и женщины; они не щадили даже беременных, распарывая им животы копьем или шпагой. Они загоняли индейцев, как стадо баранов, в огороженное пространство и соревновались друг с другом в том, кто ловче разрубит индейца пополам с одного удара или выпустит наружу его внутренности. Они вырывали младенцев из материнских объятий и, схватив их за ножки, разбивали им головы о камень или швыряли их в ближайший поток… Подвесив в ряд тринадцать индейцев, они разжигали костер под их ногами и сжигали их живьем, объявляя, что приносят их в жертву богу, в честь Иисуса Христа и его двенадцати апостолов… Еще более жестокому обращению подвергались индейские старейшины; их распинали на деревянных решетка и затем поджаривали на медленном огне»(См. В.М. Мирошевский, Освободительные движения в американских колониях Испании от их завоевания до войны за независимость (1492-1810 гг.), М. - Л. 1946, стр.38-39.). Это делали правоверные католики; священной книгой для них, руководством к действию являлась Библия, та самая Библия, в которой призывы к братской любви и милосердию сочетаются с восхвалениями по адресу тех, кто разбивает младенцев о камень…