Музыка, магия, экстаз

Современные исследования выявили глубокие взаимосвязи, которые существуют между духовной жизнью, популярными мифами, магией, символизмом чисел и музыкальными инструментами. В культуре Израиля музыка всегда занимала исключительно важное место. После создания мира, говорит нам Бытие, человечество овладело тремя ремеслами: умением пасти стада, изготовлять различные предметы из бронзы и железа, а также музыкой, изобретенной Иувалом. Обозначение того, что касается пения и игры на музыкальных инструментах, имеет в иврите огромное число синонимов, которые порой оказываются непереводимы на другие языки — настолько тонки их оттенки. Все важнейшие события — рождение ребенка, свадьба, смерть, коронация царей и особенно священные литургии сопровождаются инструментальной музыкой, оркестром или хором. Музыка, как и слово, и мысль, — это способ общения с небом, людьми и всем сущим. Она отражает реальность и является мощным средством воздействия на душу человека.

Древнейшие музыкальные инструменты, изобретенные Иувалом, служили священникам во время литургий: это свирель, «иовель», рог, «шофар», труба, «хатсотсра».

Струнные инструменты часто использовались левитами. Это лира, «киннор», кифара и арфа, «небель» и различные подобные инструменты, «ассор», «минним», «самбука», «сантерин».

Существовали также разнообразные духовые инструменты наподобие «угада» — тип флейты и ее варианты из тростника, дерева, кости и позднее, вероятно, из металла — «халлил», «абуд», «машрокита».

Наконец, непременными составляющими были ударные, из бронзы или другого металла: барабаны, цимбалы, «тсилтселим», «паамоним», «месилтайим», разнообразные цимбалы, гонги, колокольчики. Тридцать шесть колокольчиков украшали платья священников, мелодично оповещая о приближении служителя Господня.

Существует сложная символика священнических инструментов, основными из которых были «иовель» и «шофар», рог животного. Звук, который человек извлекал из него, имел сакральное значение и считался обладающим магической силой. «Шофар» используется в литургиях и на поле битвы. Гедеон трубит в рог перед сражением с мадианитянами. Звук рога должен своей магической силой посеять панику в рядах врага.

Храмовый оркестр состоял из 120 труб, которые сопровождали звучание арф и лир. В момент принесения жертв рога замолкали и вступали серебряные трубы, мистика звучания которых считалась наиболее сильной.

Сигналы трубы играли существенную роль при военных действиях, облегчая процесс командования, обеспечивая правильное передвижение войск, вдохновляя воинов.

Арфы, лиры, кифары, чьи формы и технология изготовления значительно эволюционировали с течением времени, сопровождали каждый праздник, танцы, торжественные процессии по разным поводам. Ими пользовались пророки, чтобы воззвать к Господу.

Паралипоменон описывает с точностью некоторые музыкальные инструменты: их количество потрясает — 4 тысячи, фантастическое и, без сомнения, символическое число. Музыкальные инструменты были непременной принадлежностью Храма, всякого святилища. Существовали музыкальные школы.

Евреи любят песню, которая раздается в городах и деревнях, на просторе, эхом звучит в Храме. Искусство пения — важная часть воспитания ребенка. Погребение также сопровождается пением. Профессиональные плакальщицы исполняют свои элегии под сопровождение флейтистов. Музыка обладает мистической силой и является сопроводительницей всех культовых церемоний. Голос человека сливается с голосом Бога, позволяя осуществиться духовному контакту высшего порядка. Асаф, Еман и Идифун, знатоки музыки, являются советниками царя и, в определенном смысле, пророками.

Музыка служит высвобождению мистических сил души. Она исцеляет и освобождает душу. Пророки часто сопровождают свое явление песнями и танцами, игрой на флейте, барабанах, арфах. Саул призывает Давида, чтобы излечиться от недугов властью музыки. Она позволяет также человеку погрузиться в состояние экстаза, увидеть будущее, прикоснуться к мистике божественного.

Еврей верует в возможность узнать волю Элохима и даже повлиять на нее посредством музыки. Никто не отрицает власти колдунов и магов. Все знают, что человек может воспользоваться их силой, но евреи, в отличие от других народов, отвергают мифологическое толкование колдовства. Колдун — носитель собственной власти, а не власти идолов. Магия, опирающаяся на демонизм и идолопоклонство, постоянно осуждается и отвергается в Библии. Однако никто не оспаривает эффективность и реальность ворожбы, совершаемой во имя Господа Элохима. Пророки могут оказывать воздействие при помощи волшебной палочки, просто руками, своей одеждой, словом, взглядом. Они исцеляют больных, пробуждают мертвых, творят чудеса. Но они пользуются ею лишь для доказательства своего преимущества перед идолами и священниками.

Потому магические практики и колдовство процветали лишь на заре пророческого движения. Посох Моисея был снабжен магической властью по приказу Господа Элохима. Но Моисей мог вершить чудеса и одной лишь молитвой. Книги Самуила и Царств изобилуют чудесными событиями.

Однако классические пророки отказываются от магических практик. Они основывают свою власть на духовном могуществе мысли и слова. И прибегают к иным проявлениям лишь в исключительных случаях. Но вера в могущество слова, будь то благословение или проклятие, остается постоянной. Пророк — носитель слова Господа, потому так могущественно его предсказание.

Пророк может черпать вдохновение в экстазе, который позволяет ему видеть и слышать Бога. Библия описывает состояния, которые напоминают диони- сийский мистериальный экстаз, но экстаз пророков — это нечто иное, будь то коллективное или индивидуальное переживание Это состояние присутствия Господа, который нисходит в душу человека и заставляет пророчествовать. Вдохновение также рассматривается как внешняя сила, которая будит сознание пророка: его и его слушателей охватывает внезапное возбуждение, которому невозможно противиться. Иногда пророк берет в руки лиру, чтобы погасить разгорающееся в нем пламя экстаза и обрести утешение. Но даже в состоянии самого глубокого потрясения пророк не отождествляет себя с Господом, который говорит в нем. Это внутреннее созерцание вызывает у него физическую реакцию: он дрожит, стонет, скорбит или радуется, падает на землю или поднимается над ней при помощи левитации. Во всех этих случаях пророк отрезан от внешнего мира и всецело обращен в молитвенное состояние и мучительное внутреннее созерцание Господа.

Это созерцание вызывает страх человека перед лицом бесконечного, которое он видит и которое может обречь его на смерть, готов он принять ее или нет, с той же неизбежностью, с какой обязан он был принять возложенную на него Господом миссию. Бог в определенном смысле искушает человека, преодолевает его волю, желая сделать его инструментом проявления своей собственной. Пророки страшатся этого присутствия в себе высшей воли, испытывают ужас перед властью, которая подавляет их волю, порабощает их разум, не оставляя им возможности бегства, отказа от своей миссии, даже тогда, когда они ясно видят бездну, разделяющую их идеальное созерцание и реальность — поскольку пророк верует в реальность своего видения. Иногда, как это было со вторым Исайей, пророк не говорит с Богом, а слышит голоса, которые его вдохновляют. Захария общается с посланником, живущим в нем, и видит будущее, как позднее — Даниил. Так пророческое движение, укорененное в истории, оказывается подвластным эсхатологическим спекуляциям.