Новый уклад

Библейский человек превратился из кочевника в земледельца и ремесленника. Изначальное равенство членов племени уступило место новой экономической системе, возделывание земли вытеснило скотоводство, отныне евреи выращивают злаки и фрукты, занимаются ремеслами и коммерцией.

Урбанизация способствовала экономическим и социальным изменениям, не уничтожив, однако, следы прошлого, ревностно охраняемого народом, фанатически преданным своей традиции. Человек зависит в большей мере от степени плодородности земли, чем от своего происхождения, более или менее благородного. Городской уклад более способствует социальной дифференциации. Появляются группы маргиналов, которые становятся легкой добычей любого, кто берет на себя роль лидера в перевороте.

Город становится основой нового социального уклада. Он приобретает статус автономии в ситуации национальной децентрализации. Изначально монархия, вероятно, опиралась на племенную организацию. Затем, в результате неизбежного конфликта племенные вожди разделили страну на регионы, управляемые царскими чиновниками, которые впоследствии от сановника до воина стали зависеть непосредственно от центральной администрации: вожди колен лишились, таким образом, реальной власти. Одновременно цари назначали первосвященника, священников и левитов Иерусалимского храма, укрепляя свою власть авторитетом церкви. Ослабив могущество политических органов колен, они поддерживали патриархальные традиции и их социальные институты, противопоставленные новым монархическим структурам и составляющие основу древней социальной организации библейского общества.