Свобода, облегчение, надежда Израиля

Миф, на котором основывается национальное существование, тем более могуществен, что он глубоко историчен с момента выхода евреев из Египта. Еврейская Пасха — главный праздник; она напоминает евреям тяжесть рабства под гнетом фараона, величие Моисея, чудо Яхве, Бога-освободителя. Пасха празднуется в ознаменование перехода от рабства к свободе, от тоски к облегчению, от сумерек к свету, от смерти к жизни. Пасха продолжает праздноваться по сей день. Каждый год происходит избавление народа от фараонов и переживание чуда освобождения. Каждый человек в Израиле чувствует себя включенным в национальную жизнь.

Иоиль не мыслит себя свободным от воли Господа. Он освобожден от власти мифов и верований язычников, от давления пантеона божеств других наций, от влияния бесчисленных идолов. Природа — также творение Господа. Потому она перестает быть угрожающей: человек, созданный по образу и подобию Бога, должен ее подчинить своей власти и преобразить. Еврей освобожден своей верой от ненависти и страха: он живет в сознании божественного присутствия.

Никогда еще состояние человеческой радости не было воспето с такой страстностью, как это сделано в Библии. Книга Псалмов прославляет человеческую душу, ее радость, тяжесть, озаренность мистическим знанием, ясность. Еврей даже в самые угрожающие моменты истории своего народа отдает себе отчет, что жизнь человеческую определяют три важных момента: ночь — время беззакония, которому праведник должен уметь противостоять. К утру приходит сознание поражения беззакония и триумфа блага; наконец, заря расцветает славой мессианского царства. Когда приходит несчастье, Иоиль умеет ждать часа радости.

Неустанно человек Библии воспевает Сущее, он ощущает себя единым с солнцем, звездами, луной, животными, которые его окружают. Он воспевает любовь. И Песнь Песней, прославляющая человеческую любовь, — в определенном смысле национальная песня евреев.

Их радость не слепа: они знают тяжесть и кровь, реальную трагедию существования. Но они живут в светлой надежде: человек должен следовать за Господом до своего подлинного освобождения. Надежда — это трепещущая нить между Господом и освобождением Израиля в ожидании эсхатологической реальности, где реальный порядок мира установится навсегда в непреложности любви и мира.