Эпилог

Господь будет тебе вечным светом.

Ис. 60:19

Царь твой… возвестит мир народам.

Зах. 9: Ю

Два противоположных полюса движут библейскую историю: воспоминание о потерянном рае и надежда на грядущее царство Господне. Могущество этих двух мифов объясняет упорство евреев в стремлении спасти свою веру, язык, культуру от давления времени.

Традиции поддерживают сердца в час, когда для выживания необходима борьба. Поскольку ожидание грядущего царства Господня питается воспоминаниями прошлого и надеждой. Ведь настоящее состояние мира, трагедии, которые пережил Израиль, реалии зла, войны, ненависти временны и исчезнут, словно кошмар, который пропадает утром. И в этом нет сомнений, поскольку Господь придет и создаст новую землю и новые небеса.

Грядущее явление Господа — это зерно эсхатологии мессианства Израиля. Пророки неустанно вспоминают в своей теофании Авраама, выход из Египта, дарование Торы на Синае, завоевательную войну, союз с Давидом. Господь явится, чтобы судить землю, приговорить преступника, спасти невинного и покарать нечестивцев.

Спасение тесно связано с идеей суда Господня. Господь справедлив и милосерден, он покарает своих врагов и врагов своего народа. И эта победа разрушит окончательно беззаконие, которое противостоит царству любви. Языческие боги будут низвергнуты, могущество зла будет уничтожено, беззаконию не будет больше места в Израиле. Кара придет как голод, чума, огонь, дрожь земли, ужасы войны. Поскольку наказание за преступления должно предшествовать царству справедливости.

Этому дню предшествует возрождение Израиля в райской прелести:

Так, Господь утешит Сион, утешит все развалины его и сделает пустыни его, как рай, и степь его, как сад Господа; радость и веселие будет в нем, славословие и песнопение.

Мир воцарится на земле даже среди животных; больше не будут умирать дети; человеческая жизнь будет очень долгой. Поскольку в день Господа живой Бог провозгласит триумф жизни над смертью. Так миф о потерянном рае кристаллизуется в ожидание Земли обетованной. Когда она завоевана — человек грезит о времени ее освобождения от сил зла, о дне всеобъемлющего искупления. Амос, первый из великих пророков-писателей, делает акцент на катастрофах, которые будут сопровождать день Господа, не светлый, но сумеречный. Спасение придет лишь для праведников, лишь они будут защищены от апокалиптических катастроф. Для них царство Давида возродится в своем былом могуществе, в эру мира и счастья, которая последует за судом Господа. Осия также делает акцент на Израиль как на центр эсхатологии: он будет избавлен благодаря силам любви. Мысль Исайи и Михея простирается на всю вселенную: спасение Господне ожидает не только Израиль, но и другие нации, даже природу, поскольку небеса и земля будут обновлены в день Господа.

Софония связывает также судьбу нации с судьбой всего человечества.

В повествовании о кровавых трагедиях, которыми наполнена история Иудеи и Израиля, Иеремия, Аввакум, Иезекииль, Аггей, Захария запечатлевают несравненное звучание эсхатологического лиризма, который достигает вершин в некоторых Псалмах и особенно в последних главах (40–65) Книги Исайи. Во 2-й книге Исайи содержится наиболее полное изложение мессианской эсхатологии Израиля.

Придет день Господень, день искупления. Яхве освободит свой народ благодаря своему милосердию: новая Пасха отметит возрождение Сиона, куда стекутся спасенные после Апокалипсиса. Иерусалим и Храм будут восстановлены. Яхве царствует в Сионе над своим народом, окончательно избавленным от своих врагов.

Апокрифическая литература откроет путь появлению образа Иисуса и Новому Завету. Мессия — это помазанник Господа, «мешиах». Будучи избранным Им, он получает то же помазание, что царь или священник. Это своего рода идеальный царь или священник, через него реализуются все обетования завета. Он установит мир и уничтожит врагов; его власть имеет источником Господа, он Его любимый сын.

Исайя и Михей в древней традиции предусматривают для этого персонажа чудесное рождение:

Из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных.

Посему Он оставит их до времени, доколе не родит имеющая родить… И станет Он, и будет пасти в силе Господней, в величии имени Господа Бога Своего, и они будут жить безопасно, ибо тогда Он будет великим до краев земли. И будет Он мир.

Исайя детально описывает грядущий райский мир:

Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой вол, и лев будут вместе, и малое дитя будет водить их… И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому, и младенец будет играть над норою аспида, и дитя пртянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море.

Этот древний сон не покидает сознание нации со времен Авраама. Призвание Израиля не заключается в триумфе нации над другими, речь идет о примирении всего человечества и природы с Богом, вне какой бы то ни было войны:

Тогда истреблю колесницы у Ефрема и коней в Иерусалиме, и сокрушен будет бранный лук; и Он возвестит мир народам.

В этот день каменное сердце станет живым, из крови и плоти, и в нем будет пребывать Господь. Слепые обретут зрение, глухие — слух. Наступит время всеобщего спасения, мира и любви.

Это ожидание приобретает в сознании людей Библии мировоззренческое значение. Исайя, Михей, Иеремия, Иезекииль, Аггей и Захария, второй Исайя, второй Захария — все они пребывают в ожидании освобождения, которое изменит реалии национальной жизни в процессе обновления всего Сущего.