Богатые и бедные

Новое израильское общество, однажды осев на земле, устанавливает между людьми различия в зависимости от талантов и способностей, а также от обладания землей, различной по стоимости.

В периоды процветания богатые, власть предержащие, использовали все возможности, чтобы завладеть землей, домами, золотом, благами. В периоды экономического упадка, социальная дифференциация обострялась. Богатые использовали доступные им способы эксплуатации, использовавшиеся как евреями, так и соседними народами. Любая национальная или интернациональная нестабильность острее всего ощущалась бедными. Набеги иноземных захватчиков, наводнения или засуха, эпизоотии, нашествия саранчи, опустошавшей посевы, осложняли процесс социальной дифференциации: с гибелью годового урожая фруктов его владелец терял могущество. Династические кризисы, столь частые на севере, сопровождались, как правило, урегулированием финансовых вопросов между побежденным и победителем. Пророки красноречиво повествуют о земельных захватах. Они тем более яростны, чем более потеря земли оборачивается потерей власти. Когда Навот восстал против Ахава, посягнувшего на его виноградник, захватчика изобличил голос пророка. Важны социальные и политические условия потери земельных владений, которые закон старался ограничить. Подобное несчастье было для потерпевших равносильно смерти.

В эпоху завоеваний страна была разделена между коленами и семьями на более-менее равные части. Отсюда проистекала в национальном сознании живая реакция против отчуждения земли (которую Месопотамия и Египет узнали в ранние века своей истории), которую Израиль наблюдает в период зрелости, болезненно ощущая протекание этого процесса с точки зрения морали и общественного сознания. Земля, источник плодородия и всех благ, является для евреев прежде всего созданием Бога, принадлежит Богу и предназначена к распоряжению лишь Богом. Завоевание Ханаана произошло по его воле, как и разделение в равных долях земель между племенами и семьями. Концентрация земельной собственности в чьих-либо руках воспринималась, таким образом, как посягательство на волю Господа. Отсюда гарантии, которые сопровождают право собственности: отчуждение земли возможно лишь тогда, когда несостоятельный должник продает свои владения, чтобы уплатить долги, или когда вор должен уплатить штраф. Семья имеет в этой ситуации право преимущественной покупки — она может «освободить» предназначенные к продаже владения, обеспечить тем самым социальное равновесие и помешать переходу земель к «чужаку».

Еще одним знаком богатства наряду с землей при монархии становятся деньги, не приобретшие еще форму монет. Страну потрясают социальные кризисы, постоянные жестокие войны, непрерывные поборы, которым подвергаются племена со стороны сюзеренов, вызывают нищету, от которой страдает экономика страны. Мы не располагаем ни одним договором о выдаче ссуды. Однако известно, что в арамейской провинции процентная ставка в серебре на ссуду достигала 50 процентов, а в зерне — 100 процентов. В Ассирии она в среднем превышала 25 процентов. Можно заключить, какова должна быть ситуация на земле Ханаана, истощенной и страдающей от последствий постоянных конфликтов. Отсюда, без сомнения, проистекает формальный запрет на ссуду под проценты в законодательстве Моисея, который попытался положить столь резкой мерой конец злоупотреблениям.

Закон Моисея позволяет должнику, как и большинство древних законодательств, расплачиваться в форме трудовой повинности. Она может длиться месяцами или годами, если речь идет о крупном долге, и виновный не отличается в этой ситуации от раба.

Еврейское общество в основном состоит из крестьян. Еврей, лишенный земель, вынужден наниматься на работу к более удачливым предпринимателям. Исайя упоминает годовые контракты о найме на работу. Но в основном труд работника оплачивается поденно — практика, которую поддерживает закон: человек получает по окончании рабочего дня либо деньги, либо продукты. Число работников должно было быть довольно велико, несмотря на редкость упоминаний о них в библейских текстах. Абсолютное большинство людей Библии представляют крестьяне и работники.

Кроме того, существуют ремесленники, каменщики, столяры, кузнецы, литейщики, резчики, ткачи, портные, вышивальщицы, мельники, пекари, сукновалы, гончары, слесари, ювелиры, парфюмеры, специалисты по рытью колодцев, инженеры. Сообразуясь со спросом, ремесленники производили «красивые цепочки на ноги и звездочки, и… серьги, и ожерелья, и опахала… и запястья, и пояса, и сосудцы с духами, и привески волшебные, перстни и кольца в носу, верхнюю одежду и нижнюю, и платки, и кошельки, светлые тонкие епанчи и повязки, и покрывала».

Ремесло переходило от отца к сыну. Часто в мастерской помогали не только дети, но и батраки или рабы. И теперь еще в восточных городах определенные ремесла концентрируются на одной улице или в одном квартале. Это вполне объяснимо. В Иерусалиме была улица булочников, ювелиров, долина сыроделов, поселение сукновалов, рыбный порт. На юге Иудеи, как и в Девире, городе с тысячным населением, занимающим 250 домов, производили ткани, а в Лиде или Оно на равнине обрабатывали металлы и дерево. Вероятно, как и в Месопотамии, эти ремесленники рано начали объединяться в цеха. Предполагают, что уже в эпоху монархии некоторые знаки на гончарных изделиях представляют собой марку определенной корпорации — цеха, а не ремесленника-одиночки. Царь распоряжался важнейшими государственными производствами, такими, как литейное производство Ецион Гавер или гончарные мастерские Гедеры. Страна испытала расцвет производства и торговли довольно поздно. Источники многих благ находились в руках великих соседей Израиля: страна наводнена продукцией из Дамаска, Месопотамии или Египта.

Ремесленное производство занимало в национальной экономике второстепенное место по отношению к земледелию. Поскольку крупная торговля находилась в руках соседних народов, финикийцев, ассирийцев, жителей Тира[26], то евреи довольствовались мелкой коммерцией: земледельцы, скотоводы, ремесленники продавали свою продукцию на городских рынках непосредственно потребителю. Похоже, что сословие крупных торговцев у евреев просто отсутствовало: негоциант в их понимании — это «хана- неянин». Царский дом по политическим и экономическим соображениям обладал внешнеторговой монополией. Соломон объединился с тирским царем Хирамом, чтобы снарядить на Красном море флотилию: его корабли перевозили медь из Ецион Гавера в Аравию и Эфиопию, взамен чего Израиль получал золото, слоновую кость и другую продукцию этих стран. Соломон импортировал египетские колесницы, лошадей из Сицилии. Ахав владел рынками в Дамаске, сирийский царь Венанан — в Самарии. Коммерческие связи царского дома простирались до Тира, Эфиопии и, вероятно, на весь древний Ближний Восток. Благодаря колонизации, осуществляемой финикийцами, они должны были со временем достичь пределов Средиземноморья. В периоды кризисов идеал равенства способствовал разжиганию социальных конфликтов, тем более значимых, чем большее количество населения, считая земледельцев, сосредоточивалось в небольшом числе крохотных городков. Эта демографическая концентрация мешала кристаллизации социальных классов. Вражда между богатыми и бедными осложнила борьбу между тенденциями партикуляризма и государственной централизации, к которой стремились три первые монархии Израиля, поскольку способствовала местному сепаратизму.