Правосудие

В повседневной жизни Иоиль может рассчитывать на царское правосудие. Царь ответствен за его жизнь, которой он управляет во имя Господа и его Торы — синайского откровения. Он печется о правосудии. Его определяют два синонима: «мишпат» и «дин». Это юридический аппарат, судьи, законы, судебная процедура, защитительная речь, приговор и приведение его в исполнение.

Во все времена неиссякаемым источником правосудия был Элохим. Однако этот трансцендентный постулат по-разному преломляется в различные исторические эпохи. Законодательство эпохи патриархов нам известно лишь по отдельным упоминаниям в Бытии и по сохранившимся его следам в царскую эпоху, особенно в сфере семейного права. Первенство главы рода, клана или племени, которое позволяло распоряжаться даже жизнью и смертью соплеменников, обычай брать в наложницы служанку бесплодной жены — все это признаки глубокой древности. Что касается распределения благ, передачи собственности, установления политических союзов между городами и племенами — мы вынуждены интерпретировать скупые библейские данные в свете опыта соседних народов.

Сведений немного даже относительно царского периода, от которого сохранилось много письменных источников. На данный момент еще не найдены свидетельства, которые могли бы предоставить нам более обширную информацию. Историки исследуют обширную документацию по праву и юридическому делопроизводству Египта, Месопотамии и других стран, более близких к Израилю. Например, мы знаем, что практика закладывания собственности была широко распространена в царскую эпоху. Библия об этом ничего не сообщает, как и о способе, при помощи которого наш Иоиль мог приобрести здания, землю или женщину.

В отличие от многих древних законодательств, которые порой имели светский характер, библейский закон не устанавливает границ между религией, законом и моралью. Все от Бога. Поэтому трудно понять, отражали ли требования защиты вдов, сирот, иноземцев, запреты на ссуду под проценты, ликвидации долгов в юбилейный год, освобождения рабов, легализация городов-убежищ реальную практику судопроизводства или были частью религиозной утопии пророков, как предполагают некоторые ученые. Этот вопрос, впрочем, может относиться к праву любой страны и любой эпохи, в том числе к нашим законам, многие из которых не выполняются.

Особенный юридический стиль, присущий еврейскому законодательству, отличает его от других законодательств древности. Здесь мы сталкиваемся со смешением жанров: сухой юридический язык соседствует с лирической поэмой, исторический рассказ или теологические постулаты с моральными наставлениям. Иоиля это не смущает: он знает, что Элохим — творец неба и земли, и что он, Иоиль, создан по образу и подобию его и принадлежит к избранному Господом народу. В этом смысле не важно, прерывается ли повествование отступлениями или наставлениями, ведь автором исторического рассказа, поэмы и закона является сам Бог. Большинство законов Торы соответствуют социальной ситуации евреев, предшествующей царской эпохе — в вопросах наследования или собственности, займов, коммерческих отношений.

Закон евреев в царскую эпоху игнорирует серьезные классовые проблемы и делит общество на священников, левитов и других израильтян или на наемных работников и рабов, или на евреев и иноземцев. Это деление более соответствует предшествующей эпохе. Основа библейского закона коренится в племенных обычаях и религиозных установках в отличие, например, от закона Месопотамии, в основе своей имеющего светский характер. Библейская критика указывает на три главных источника законов: Завет[31], Второзаконие, Кодекс левитов. В отношении источников и их хронологии полемика не утихает до сих пор.

Царь, глава нации, осуществляет функции главного судьи. Библия перечисляет дела, решенные Моисеем, Самуилом, Давидом, Соломоном. До царской эпохи вождя звали «шофет», он являлся верховным правителем и судьей. Вождь или царь, в руках которого находится юридическая власть, передает ее судьям и от их имени осуществляет законодательную политику. Если обратиться к военной субординации, пятидесятиначальник главенствует над четырьмя уровнями власти. Наряду с судьями существовали советы старейшин, которые разрешали локальные споры. Высшая инстанция, царь, священники и левиты выносили приговор в особенно важных случаях. В царскую эпоху каждый город, кроме того, имел свой трибунал.

Кара за преступление падала на непосредственного виновника, в отличие от месопотамского обычая и других древних законодательств, предусматривавших наказание также и семьи подсудимого. Интересно, что не только человек, но и животное-убийца могло предстать перед трибуналом и подвергнуться суду. Быка, убившего человека, забрасывали камнями, а мясо его запрещали употребить в пищу. В случае, если женщина имеет половой акт с животным, обоих надлежало убить.

Сакральный характер права проявляется также в установлениях морали, которые не имеют отношения к жалобам граждан и вмешательству трибунала: их действие определяется непосредственно Всевышним, по воле которого «души делающих это (мерзости) истреблены будут из народа своего».

Закон особенно непримирим ко всему, что имеет отношение к жизни людей: он сурово придерживается принципа «жизнь за жизнь». Вор, напротив, может быть приговорен только к возмещению пропажи в двойном размере (или пятикратном, в особенно серьезных случаях). Совсем иначе дело обстояло в Месопотамии, где кража каралась с исключительной суровостью.

Еврейский закон не позволяет совмещать физическое наказание с выплатой компенсации пострадавшему. Так, владелец быка, убившего человека, также должен быть казнен. Он может, однако, выкупиться, выплатив компенсацию семье погибшего. В этом случае он будет помилован: смерть животного и его деньги будут сочтены достаточным наказанием. Во всех случаях, когда преступник казнен, родители жертвы не могут получить компенсацию.

Всякое покушение на частную собственность и жизнь людей расценивается как преступление. Есть только одно исключение: в случае драки, если один из раненых поправляется, он имеет право получить компенсацию за свои раны, стоимость лечения и потерю времени, потребовавшегося для восстановления сил. Виновный, выплативший необходимую сумму, освобождается от телесного наказания.

Движимое имущество является собственностью владельцев. Земля принадлежит племени, клану, семье. Владелец надела в данном случае расценивается как обладающий правом пользования чужим имуществом. Если он добровольно или принудительно, например в результате неплатежеспособности, отчуждает свой участок, факт продажи аннулируется в юбилейный год. Однако с внедрением патриархальных и племенных структур власти этот закон теряет свою силу. Ни одно законодательство в эту эпоху не пошло в этом смысле дальше: защита и освобождение еврейских рабов, аннулирование долгов, право на десятину, равенство перед законом, положение иностранца и гражданина и так далее.

Библейские тексты не позволяют нам понять, какова была процедура юридического разбирательства в трибунале. Упоминание о письменном юридическом документе содержится лишь в одном месте во всей Библии — это разводное письмо, которое муж вручал по обычаю неугодной жене. Письменная документация требовалась также относительно левирата и в древние времена при передаче собственности. В остальном законодательная процедура — признание, клятва, свидетельство, допрос и т. д. — осуществлялась устно.