Дар Господа

Земля для еврея — это божественное создание, это инструмент спасения, это реальность, обещанная Яхве своему народу, поддерживающая этот народ в его свершениях. Это его союзник в исторической судьбе.

Кроме того, еврей полагает, что Земля обетованная представляет красоты и характеры на самом деле исключительные. Страна эта невелика. Традиция говорит, что в патриархальную эпоху Святая земля сократилась до размеров камня, на который Иаков преклонил голову, чтобы поспать. Во времена испытаний — в эпоху Зоровавеля*, например, она составляла около 2 тысяч кв. километров, или ограничивалась окрестностями Иерусалима. Но даже в эпоху самого великолепного процветания при Соломоне или после героического похода Маккавеев размеры страны не составляли более 26 тысяч кв. километров. От Нахр эль Касима до Бер Шевы 230 кв. километров; по ширине расстояние от Средиземноморья до границ пустыни колеблется от 27 до 150 километров.

Еврей прославляет и воспевает свою страну в текстах, которые сохранили до наших дней свое очарование, свежесть, глубину. Любовь к стране расцветает вместе с любовью к Создателю, Господу. Пейзаж земли израильской необыкновенно прекрасен. Это настоящая Вселенная, микрокосм, который еврей неустанно благословляет и воспевает от рождения до смерти.

На огромном пространстве, доступном человеческому взору в светлое время суток с нескольких горных вершин, можно наблюдать по крайней мере 40 типов пейзажа, различны также климатические условия: вечные снега Ермона находятся в нескольких часах ходьбы от безлюдных пылающих жаром окраин страны. Если идти с запада, через день ходьбы сквозь пустыню, усеянную холмами и сухими оврагами, где скудная растительность свидетельствует о слабом проявлении жизни, можно выйти к воистину райским берегам Тивериадского озера. Зеленеющие пастбища, которые вызывают в памяти Швейцарию или Прованс, иногда Нормандию, соседствуют с лесами, которые вполне могли бы находиться где-нибудь в глубине Африки. Это одновременно «земля, источающая молоко и мед», и «земля железная в бронзовых оковах неба, которая пожирает своих обитателей». Здесь нет места монотонности: даже в пустынях Иудеи, Негева, на Синае пейзажи отличаются разнообразием и напоминают пустыни Гоби, Африки или Америки. Путешественник каравана, пилигрим постоянно наблюдают различные виды — будто земля задалась целью продемонстрировать все свое великолепие. Очертания холмов, магия цветов, которые сияют в ярчайшей небесной лазури, Азия, Африка, Европа, кажется, соединились в этой стране, которая напоминает их все, не теряя при этом своей оригинальности. Завоеватели из Месопотамии, Египта, Греции, Рима и позднее крестоносцы могли здесь обнаружить местность, похожую на их родную деревню.