Производство пряжи и тканей

Женщины пряли, ткали и красили полотно. Прядение было таким же привычным способом времяпрепровождения для женщин, как вязание. Библия не дает точных сведений относительно техники прядения: это в самом деле одно из самых ранних ремесел, изобретенных человеком, и оно везде одинаково. Стоит только посмотреть на египетские фрески и скульптуры: левая рука тянет нить, а правая вращает веретено. Это нехитрое приспособление служит человеку со времен неолита. Его изготовляют из камня, слоновой кости, костей других животных, из глины или, позднее, из олова — те, что вытачивались из дерева, не сохранились.

Шерсть козы была основным материалом для производства пряжи: ее состригали, мыли, чесали, красили, а потом тянули из нее нить. Лен также использовали, но в меньшей степени, чем в Египте.

Как и прядение, ткачество — одна из домашних работ, которыми занимались женщины или служанки и рабыни. Но драгоценные ткани, предназначенные для сакральных целей или для богатых, изготовлялись в особых мастерских. Там производились полотно, одеяла, пояса, покрытия для шатров из козьей шерсти и даже одежда. Самые ранние способы ткачества, горизонтальное и с использованием грузил, практиковались также и евреями, последнее — с эры бронзы, с XVI века. Об использовании вертикального способа письменных и археологических свидетельств нет: он начинает упоминаться в еврейской литературе лишь в эпоху второго Храма[40] . При раскопках в Лакише была открыта лавка, где продавались ткани. Сохранились обуглившиеся куски дерева и глиняные грузы. Рядом с частями ткацкого станка была найдена печать с его именем: «Хилкиах бен Мае».

В Израиле также нашли остатки древнего полотна, возможно, льняного. В Иерихоне были найдены кусочки обожженных тканей начала бронзового века. С XVI века этих остатков больше, и они в лучшем состоянии, часто из пальмовых нитей, очень плотно пригнанных друг к другу. Эти ткани выполняли роль савана. На севере страны был найден кусок полотна, датируемый XVI веком; его спасла от тления ржавчина безделушки. Исайя и Иов сравнивают человеческую жизнь, которая обрывается, как лишняя нить, которую обрезает ткач.