Женщины Библии

Идеал женщины Иоиля проступает с первых страниц Бытия: женщина должна быть связана с мужчиной, чтобы следовать первому завету Господа, источнику всякой жизни, «плодиться» и «размножаться». Женщина должна была быть также помощницей мужчины. Дети составляют гордость женщины. Бесплодие — жестокая кара: все было поставлено на карту — молитвы, беспокойства, даже колдовство — чтобы его победить. Бездетная вдова считала себя обязанной дать потомство, выйдя замуж за своего близкого родственника. Пример Абихаиль, будущей жены Давида, как и портрет идеальной женщины из Книги притчей Соломоновых и Песни Песней, подчеркивает важность женщины в еврейском обществе. Она исполняет те же религиозные обязанности, что и мужчина. Женщины также имели право посвятить себя Господу назорейской клятвой. Однако женщины Израиля не могли служить в храме в качестве священников, как, например, в Месопотамии: они поддерживали порядок в обители, украшали ее и с горячностью принимали участие в литургиях.

От Евы до Суламифи из Песни Песней Библия представляет нам целую галерею женских образов. Мать, невеста, царица, солдатка, ведьма, наложница, изменница, пророчица, сестра, проститутка, шпионка, соблазнительница, интриганка, деловая женщина, глава клана, искусительница, влюбленная, ненавидящая, порочная, проницательная, страстная, нечестная, воришка, ревнивица, достойная хозяйка дома, кокетка, страстная, героиня, разрушительница, грубиянка, любовница, преступница, невинная дева — все они живут в многовековой легенде Израиля, которая простирается более чем на два тысячелетия.

Женщина Библии, которую мы уже назвали Мелхола, — это любовница, жена и мать. Она зависима от «баал>», своего мужа, или своего отца. Женщины часто участвуют в политической жизни страны и придворных интригах. У евреев много пророчиц: Мириам, сестра Моисея, Девора, царицы Вирсавия,

Иезавель, Гофолия. Но женщина также ведьма и сплетница, вопреки формальному запрету Библии. Она умеет вызывать мертвых, в большей степени, чем мужчина, одарена интуицией, более восприимчива к наукам и обычаям соседних народов.

Мать царя Асы Мааха преподносит статую идолу Астарты, и во всякое время в Иерусалиме дочери Израиля, которые ткали покровы для богини, приобщались к языческим службам Царицы небесной.

Они погружены в повседневные дела: мелят зерно, пекут хлеб, готовят еду, поднимают воду из колодцев или несут ее в кувшинах на голове, воспитывают детей, пытаются построить отношения в условиях полигамной семьи или клана, который заключает в себе много десятков, а то и сотен человек, заботясь в первую очередь о чистоте и святости очага: вот их жизнь.

Женщина мудра, сильна, сдержанна, она внимательная, умиротворенная и умиротворяющая. Она преисполнена усердия в служении Богу ее родителей, мужа, детей. Она непримирима, если ей приходится защищать свою родину, как Юдифь, обезглавливающая Олоферна. Женщина, которая мужчине подчинена, иногда бывает ему равной в отношении закона: и мать, и отец имеют право на одинаковое уважение со стороны детей; и женщина, и мужчина подвергаются одинаковым карам в случае адюльтера, инцеста и других гражданских и уголовных противозаконных действий. Образ женщины идеализируется, он символизирует честь, мудрость, Тору, абсолютную любовь в Песни Песней. Вот портрет идеальной женщины, как воспевают его поэты Сиона: белая или загорелая кожа; миндалевидные глаза; черные густые волосы, ниспадающие на плечи; ровные зубы; чуть вывернутые губы; крупный нос; румянец на щеках; длинная шея, крепкая грудь; длинные ноги; стройный стан; поступь, исполненная достоинства. Эта женщина благоухает, словно лилия — опьяняющая, сладостная и великолепная, страстная до безумия, царственная в совершенстве своей величественной красоты.

С исключительной поэтичностью этот облик запечатлен в Песни Песней. Языческие обычаи глубоко укоренены в древнем мире, где священная блудница на протяжении веков царствовала в святилищах, сохраняя традиции идолопоклонства. В этих святилищах мужчина через единение с блудницей причащался идолу, платя дань святилищу, к которому она принадлежала.

Частое осуждение этой практики пророками показывает, что священная проституция была широко распространена в царскую эпоху. Во времена упадка, при Иисусе Навине, она существовала даже в Иерусалимском храме и считалась способом снискать благоволение богов к плодородию земель. Пророки расценивали этот обычай не только как нечистый, но и как бесполезный и кощунственный. Закон настойчиво его запрещает, деньги блудниц считаются проклятыми, проституция во всех формах им отвергается.

Песнь Песней утверждает любовь, объединяющую человеческие сердца. Женщина, происшедшая от мужчины, возвращается к нему в любви — которая продолжается и вочеловечивается в ребенке, выходящем из чрева матери. Отсюда сакральное восприятие сексуальных органов. Потому такое важное значение придается всему, что связано с сексуальной жизнью и ее многочисленными табу.

В любовном акте мужчина и женщина сливаются в плоти и являют лик самого Господа, источника всякой жизни, всякого плодородия. Мужчина проникает в женщину: глагол «йада» обозначает физическое и духовное единение, заключенное в любовном акте. Отвержение идолопоклонства и поклонения инстинкту означает стремление к любви абсолютной, к освобождению, к полноте света и трансцендентального единения с Господом Элохимом, источником всякого бытия, настоящего, «биологического» создателя неба и земли.