Жить и продолжать свой род

Предсказание будущего

Иоиль хочет знать свое будущее и будущее своего народа. Его может знать лишь Бог. Язычники прилагали много усилий, чтобы вырвать у демонов тайны будущего.

В Египте и Месопотамии предсказание будущего было столь же принято, как в наши дни: гадалки во все времена стояли на улицах. В Израиле старались ограничить эту практику: Иоиль мог лишь отправиться в Иерусалимский храм или другие святилища и задать свой вопрос священнику, который передоверит его Господу; он отвечал «да» или «нет» через посредничество «ефода» или «урим» и «тумим»[48] — возможно, своего рода игральных костей. Он также обращался к пророкам: они ему помогали советом. Прорицатель часто играл на музыкальном инструменте — считалось, что это дает ему возможность войти в мистический транс для предсказания будущего. Пророческое прорицание имеет, однако, иную природу, чем магия и колдовство, которые широко практиковались в Египте, Месопотамии и Греции.

Библия упоминает обращение к загробному миру с целью узнать будущее, когда кудесник вопрошает мертвых, часто перед колодцем, который считают связанным с миром теней.

Колдун, «иадони», — знаток оккультных наук. Он вопрошал «терафим», маленькие статуэтки, которые хранили дома, в семьях, и которые помогали проникнуть в будущее. «Меонен» — также ловкий авгур в предсказании будущего через обращение к мертвым. Эти знатоки ворожбы использовали процедуры, которые не всегда можно с точностью воссозать по библейскому описанию. При дворе фараона Иосиф предсказывал будущее с помощью серебряного потира, интерпретируя, вероятно, следы застывшей в нем жидкости. Рядом с Вифлеемом были открыты игральные кости, с помощью которых предсказывали будущее 3 тысячи лет назад. В Месопотамии, Египте, Греции была распространена практика чтения будущего по печени жертвенных животных или по звездам.

Предсказание будущего расценивается Второзаконием как запрещенное для евреев. Однако искоренить ворожбу так и не удалось. Саул, произносивший длинные приговоры колдунам, которые обращались к мертвым, в конце жизни прибег к их помощи.