После смерти

Что ждет человека за гранью смерти? Библия отбрасывает мифологию, столь развитую, например, в Египте, которая подробнейшим образом описывает путь души после смерти. Все подобные рассуждения здесь решительно отвергнуты. Смерть — из области нечистого, «таме»: живой человек не должен пытаться приблизиться к ее тайне, как ко всякой потаенной реальности, которая ведома лишь одному Богу.

Мир мертвых обозначается несколькими наименованиями: Шеол, место, где пребывают умершие, земля вечного праха, пропасть, преисподняя, яма, гиблое место. Эти наименования одновременно конкретны, строги и реалистичны. Здесь нет места мифологическим измышлениям: смерть — это тело умершего, земля над ним, земля вечного мрака. Смерть, по словам Иова, это место, откуда не возвращаются, «страна тьмы и сени смертной».

Все мертвецы, даже те, кто не был похоронен, оказываются в Шеоле: это «рефаим», призраки. Иезекииль подробно описывает прибежище смерти и присутствующих в нем. Всех, и царей, и простых смертных, ждет незавидная судьба оказаться однажды во владениях тьмы, и значение этого не может быть постигнуто даже самими умершими. Между умершим и Богом связи нет: мертвецы не славят Элохима.

Равенство перед смертью предполагает достойное погребение: доступ в Шеол открывается из семейного места захоронения. Нет более ужасной судьбы, чем не быть похороненным.

Достойна та смерть, в которой человек «приложился к народу своему». Толкователи и экзегеты видят здесь поэтическую метафору. Это, однако, точное выражение: смерть приобщает к семейной гробнице, которую часто устраивали в скале — человека клали рядом с предками на каменное возвышение.

Евреи отвергали оккультные практики. Умершие, тем не менее, по их представлениям, продолжают свое существование в Шеоле. Место это расположено под землей, в глубинах космического пространства, под основанием гор, или даже там, куда уходит солнце, приводящее на землю сумерки. Это место последнего собрания живых, сумеречный хаос царства молчания. Изначально у евреев не было идеи Ада, представление о нем появится значительно позже, в эллинистическую эпоху, предположительно под влиянием персов.

Мысль о смерти должна присутствовать в сознании живых. Библия провозглашает необходимость уважения к культу погребения, утверждает необходимость принесения жертв мертвым, обращение к ним за советом (Втор. 26: 14; Пс. 6: 28).

Но уважение к старости и смерти не имеет ничего общего с культом мертвых, столь распространенным в языческой среде. Молчание Библии относительно загробного мира свидетельствует о стремлении порвать с языческими верованиями древности, против которых восстает народ Израиля. Умерший человек превращается в труп, который надлежит должным образом захоронить: он продолжает присутствовать в сущем, обладает способностью страдать и чувствовать. Потому, как уже было сказано, лишиться погребения — тяжкая доля.

Сведения относительно последнего долга перед умершим скупы: ему закрывают глаза, его закапывают в землю без гроба или кладут в склеп, помещая рядом несколько личных вещей, кинжал, меч, щит, если это воин, украшения, зеркальце, если это женщина. Случаев бальзамирования и кремации не зафиксировано. В отношении останков Иакова и Иосифа были осуществлены процедуры, принятые в Египте.