Грядущая победа жизни над смертью

Люди Библии исполнены надежды на время вечного мира, единства, справедливости, любви, радости. Они верят в триумф Бога Элохима, который должен победить смерть.

Мысль о Боге может спасти человека от смерти, и эта идея очень древняя. В Библии мы находим упоминания о людях, которые не умерли или воскресли: Енох и Илия вознеслись на небеса, где были приняты Господом Элохимом. Древнейшая традиция говорит то же о Моисее, чье место захоронения неизвестно. В псалмах говорится:

Но Бог избавит душу мою от власти преисподней, когда примет меня.

Ты руководишь меня советом Твоим и потом примешь меня в славу.

Эти тексты противопоставляют идею нисхождения в Шеол и вознесения на небеса. Человек, избежавший смертельной опасности, сравнивается с извлеченным Господом из могилы. То же касается страдания: оно сравнивается со смертью, от которой спасает Господь Элохим.

Отсюда можно заключить, что грядущее воскрешение мертвых явится триумфом Господа, Бога живущих, над древним врагом человека — смертью:

Господь умерщвляет и оживляет, низводит в преисподнюю и возводит.

Ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тление.

Победа над смертью, грядущее воскресение мертвых постоянно ожидаемы человеком Библии. Когда Илия воскрешает ребенка вдовы, когда умерший восстает из могилы, чтобы обратиться к мощам пророка Елисея, — это никого не удивляет: воскресить мертвого — во власти Бога и божьего человека — живого или даже умершего. Иезекииль описывает воскрешение мертвых.

О том же говорит Исайя:

Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела! Воспряните и торжествуйте, поверженные в прахе: ибо роса Твоя — роса растений, и земля извергнет мертвецов.

Однако существует лишь один библейский текст, неопровержимо свидетельствующий о воскрешении из мертвых или о пробуждении от летаргического сна. Он относится к поздней эпохе и принадлежит пророку Даниилу (предположительно ок. 167 года до христианской эры):

И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление.

Здесь речь идет уже не о надеждах и видениях пророков, здесь провозглашаются воскрешение и суд над мертвыми.

В этом коренится исток представлений иудаизма, а затем и христианства, о вечной жизни, воскрешении мертвых и последнем суде.

Иоиль постоянно возвращается мыслью к представлениям о жизни и смерти. Говорить о грядущем воскресении всех умерших может лишь человек, глубоко верующий в могущество своего единого Бога, способного преодолеть вражеские козни против своего народа, войны, гнев, нечестивые помыслы союзников. Иоиль уверен: Бог победит смерть. Но Господь, который воскресит умерших и заставит их покинуть свои могилы, будет также по справедливости судить каждого: отсюда забота о погребении. Безумная идея, скажет язычник. Но, полагает Иоиль, не более безумная, чем надеяться на справедливость в мире беззакония, на свободу там, где царит рабство, на мир, когда повсюду гремят войны. Да, это вполне логично думать о грядущей победе жизни над смертью, надеяться на новую землю, новые небеса и нового человека. Иоиль страстно верует в Господа Элохима, Бога жизни, Бога живущих: он ждет, когда наступит день жизни, дарованный Господом.