Новый титул – новые символы

Важнейшие изменения в государственном строе России непременно сказывались на трансформации Государственного герба. Так, при Петре I учреждение в 1699 году ордена Андрея Первозванного повлекло за собою введение в рисунок Государственного герба цепи ордена со знаком – косым крестом, которая окружала щиток на груди двуглавого орла.

А когда в 1721 году Петр стал императором, то на печатях и в гербе появилась императорская корона. Титул императора был «поднесен» Петру Сенатом. Это случилось после победоносного окончания Северной войны и заключения Ништадтского мирного договора со Швецией. С октября 1721 года Петра I величали Великим, Императором всероссийским и отцом Отечества; в декабре того же года императорский титул Петра I уже признали дож Венеции и ее Сенат, а затем еще четыре европейские страны.

Печати Петра I. 1-я четв. XVIII в. Внизу слева – рисунок российской государственной печати из дневника австрийского дипломата И. Г. Корба. Конец XVII в.

Изменение титула, естественно, должно было повлечь за собой и появление новых символов власти, например, императорской короны. Государственная печать переделывалась по сенатскому указу от 6 декабря 1721 года: «Вместо государственной печати, которая при Сенате со изображением его императорского величества прежнего титула, сделать печать в такую ж препорцию, какова прежняя, с надписанием нынешнего титула, на стали».

Сохранился любопытный документ, повествующий о предпринятых «околопетровским» окружением шагах по изготовлению новой «соответствующей моменту» печати. В июне 1722 года генерал-фельдмаршал А. Д. Меншиков пишет канцлеру графу Г. И. Головкину: «В бытность нашу в Москве[10] Ваше сиятельство изволили нас просить, чтоб в Санкт-Петербурге сделать Государственную печать и в круге оной вырезать новый его императорского величества титул, а между гербом и титулом его императорского величества вырезать провинциальные гербы». Далее А. Д. Меншиков сообщает, что поручил резать печать сначала на серебре, а потом на стали (матрицу) иностранцу Г. Рейбишу,[11] взяв для этого серебряные деньги из своей походной канцелярии. «Но понеже между резбами герба и титула его императорского величества, каким образом вырезывать поля и колеры провинциальным гербам, мы неизвестны, того ради Ваше сиятельство да изволите приказать оные издержанные из нашей военной походной канцелярии деньги к нам возвратить и каким образом поля и колеры провинциальным гербам вырезывать, прислать к нам… чертеж и о том о всем… уведомить, дабы на оной печати те провинциальные гербы вырезать можно было без сомнения».

Печать Петра I. Россия. 1-я четв. XVIII в.
Государственные печати. Россия. 1696 – 1721

Относительно «полей» и «колеров» гербов действительно в это время мало что было известно не только знаменитому А. Д. Меншикову. В инструкции, составленной для главы Герольдмейстерской конторы – нового ведомства, учрежденного в России в 1722 году, Петр I подчеркивал, что в России составление гербов – «дело нового основания». Официально утвержденный на должность составителя гербов личным указом царя от 12 апреля 1722 года итальянец Франциск Санти также замечал, что его работа «не токмо трудна и мало заобычайна и в других государствах, в здешнем же государстве и весьма до сего часу, как известно, и не во употреблении была».

Первой работой Ф. Санти в должности «товарища» (помощника) Герольдмейстера была «геральдизация» Государственного герба Российской империи. К сентябрю 1722 года он уже представил рисунки и описание герба для государственной печати. Сохранилась копия этого описания: «Герб его императорского величества с колерами или цветами своими». Ф. Санти, недостаточно хорошо знавший русский язык, написал текст по-французски, перевел же его Б. Волков, человек далекий от геральдической науки. Вот как изложено в его переводе описание центральной фигуры герба: «Поле золотое, или желтое, на котором изображен императорский орел песочной, т. е. черной, двоеглавой… На орловых грудях изображен герб великого княжества Московского, который окружен гривною или чепью Ордена Святого Андрея. И есть сей герб таков, как следует. Поле красное, на котором изображен Святой Георгий с золотою короною, обращен он налево, он же одет, вооружен и сидит на коне, который убран своею збруею с седловою приправою с покрышкою и подтянут подпругами, а все то колера серебряного, или белого; оной Святой Георгий держит свое копье в пасти, или во рту, змия черного». Ф. Санти представил описание еще шести гербов: Киевского, Владимирского, Новгородского, Казанского, Астраханского, Сибирского, расположенных, вероятно, на крыльях орла.

Петр Великий скончался 28 января 1725 года. Ему наследовала его жена Екатерина I, и в связи с произошедшей переменой на престоле необходимо было изменить государственную печать. В 1726 году был издан указ Сената, в котором говорилось: «Для печатания ея императорского величества указов и прочего сделать при Сенате в Печатной конторе государственную печать… золотую, на которой вырезать орел черный с распростертыми крыльями в желтом поле, в нем ездца в красном поле; а вокруг той печати надписание: Божиею милостию, Екатерина Императрица и Самодержица Всероссийская».

Государственный герб России. Сер. XVIII в.

Последующее изменение рисунка Государственного герба России должно было состояться более чем через семьдесят лет – при императоре Павле I. Он задумал и осуществил (правда, только на бумаге), новый более помпезный Государственный герб. В 1800 году Павел I повелел изготовить манифест о «Полном Государственном гербе Всероссийской империи». Этот манифест в связи со смертью императора опубликован не был, однако оригинал его хранился в зале присутствия Департамента герольдии Сената, помещенный в особый деревянный ковчег с богатыми бронзовыми украшениями. Оригинал, к которому приложил руку сам император, написан на двадцати листах пергамента: на первых четырех – текст манифеста, на пятом – изображение государственного герба, а далее следует подробное объяснение всех составляющих его частей. Герб поражает нагромождением атрибутов, пышностью, многочисленными заимствованиями элементов западноевропейской геральдики.

Основное отличие нового герба – размещение титульных гербов не на крыльях двуглавого орла, а в одном большом щите, разделенном на сорок три щитка. Этот большой щит расположен на груди орла. В Государственном гербе появляется сень – мантия, на фоне которой изображается орел, щитодержатели в виде фигур ангелов, знамена и пр. Все эти элементы впоследствии были заимствованы для нового Государственного герба, который был утвержден как Государственный герб Российской империи во второй половине XIX века. К манифесту Павла I была приложена и печать с изображением нового герба. Манифест, как уже отмечалось, опубликован не был, поэтому Государственный герб нового типа остался мало кому известным.

Но вот Мальтийский крест, который также появился в Государственном гербе России при Павле I, остался запечатленным, например, на гербовой бумаге начала XIX века. Введение в Государственный герб этого креста последовало вслед за принятием Павлом I титула Великого магистра Ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Детская увлеченность будущего императора идеями и подвигами рыцарей Ордена госпитальеров вылилась во вполне конкретные деяния в поддержку этого старейшего духовно-рыцарского Ордена. За оказание моральной и вполне конкретной материальной помощи Ордену его «протектор» Павел I, а также вся императорская семья были награждены Мальтийскими крестами; император, кроме того, получил крест ла Валлетта – высшую военную награду Ордена. После того, как Наполеон в июне 1798 года занял Мальту, большинство членов Ордена, прихватив «святые реликвии» (мощи Иоанна Крестителя, часть Животворящего Креста Господня, корону мальтийских правителей) прибыли в Россию. Лишив поста прежнего Великого магистра, капитул Ордена избрал нового – российского императора Павла I, охотно принявшего все регалии, положенные ему: мантию, корону, крест и меч, а также и титул – «Великий Магистр Ордена Святого Иоанна Иерусалимского».

10 августа 1799 года именной указ возвестил о новом Российском гербе. Белый восьмиконечный Мальтийский крест под короной со звездой изображался на груди двуглавого орла, а на нем помещался щиток со святым Георгием. Через несколько дней, а именно 19 августа 1799 года, последовал новый указ – «О изображении утвержденного Российского герба на печатях», которые, как писалось в указе, «сообразно сему и переделать».

Изображение Государственного герба времен Павла I. 1799 г.

Следует упомянуть еще об одном распоряжении Павла I, касающемся регулирования атрибутики и иерархии членов Императорского дома. Это «Учреждение об императорской фамилии», глава «О титулах, местах, гербах и либерее, принадлежащих рожденным от императорской крови», в которой тщательно, по пунктам, было расписано, кто из членов императорской фамилии может иметь тот или иной герб, с теми или иными эмблемами. Впоследствии начинание Павла I было воплощено в специальном законодательстве второй половины XIX века – «О гербах членов Императорского дома».

Геральдические новации Павла I отчасти не осуществились, отчасти просуществовали более или менее длительное время. 12 марта 1801 года был опубликован манифест о кончине Павла I и о вступлении на престол его сына Александра I, a 26 апреля того же года – указ «О употреблении Государственного герба без креста Иоанна Иерусалимского». Прежний Государственный герб восстанавливался «в том виде, как он существовал до 1796 года» – года смерти Екатерины Великой, которую ненавидел ее сын – Павел I и боготворил ее внук – Александр I.

В эпоху императоров Александра I и Николая I трактовка двуглавого орла очень часто выражалась в господствующем в то время стиле ампир, ориентированном на образцы античного искусства. Поэтому двуглавый орел вместо скипетра и державы держит в левой лапе венок и ленту, в правой – пучок стрел, факел и ленту. Щиток на груди орла, в котором помещен святой Георгий, имеет необычную, заканчивающуюся конусом форму, а цепь ордена Андрея Первозванного отсутствует. Отсутствуют и титульные гербы на крыльях орла или вокруг него. Кроме того крылья орла «распростерты», опущены вниз, т. е. вид их изменился.

Последнее обстоятельство вызвало нарекание общественности. Так, митрополит Московский Филарет в письме министру Императорского двора и уделов графу В. Ф. Адлербергу, выражал свое несогласие с манипуляциями по поводу российского Государственного герба. «В царствование блаженной памяти государя императора Александра I, – писал он, – когда предубеждение в пользу всего французского проникло и в кабинеты некоторых министров русских, двуглавого орла стали изображать не с поднятыми выспрь крыльями, а с простертыми горизонтально и несколько наклоненными, по подобию французского. Сия малость не осталась без последствий; были недовольны сим, как бы некою приметою, что Россия уже не возвышается, а опускает крылья. Это предрассудок, но не излишня предосторожность и против предрассудков, которые возбуждаясь, производят расстройство в мыслях народа».

Такая форма герба вошла в употребление и в полном, и в «усеченном» виде – без некоторых перечисленных выше предметов в лапах орла или без узаконенного числа корон. Подобные новации, однако, допускались при изображении герба на монетах, гербовой бумаге, пуговицах, кокардах и пр. Государственной печати такой «произвол и вольность» не коснулись.

Монеты, этот наиболее доступный для наблюдений «носитель» государственных эмблем, после 1832 года знакомят еще с одной формой герба: на поднятых вверх орлиных крыльях – земельные гербы, по три на каждом крыле; на груди орла – все тот же святой Георгий, окруженный цепью первого русского ордена.

Вместо эмблем великих княжеств Владимирского, Новгородского и Киевского помещены гербы царства Польского, царства Херсонеса Таврического и великого княжества Финляндского. Гербы царств Казанского, Астраханского, Сибирского остались. Подобная композиция образовалась согласно правительственному указу 1832 года.