В духе «охранительных» идей

Начало следующего этапа видоизменений Государственного герба Российской империи относится к последним годам правления императора Николая I, неоднократно выражавшего недовольство видом гербов и деятельностью Герольдии в целом. Когда по распоряжению Николая I в 1848 году Герольдия преобразовалась в учреждение более высокого ранга – Департамент, входивший в состав Сената, он снова обратил внимание на тот факт, что гербы составляются «не по правилам геральдики». По мнению царя, при составлении гербов губерний, губернских городов в обязательном порядке должна использоваться императорская корона, в гербах уездных городов – городская корона. Это только один пример геральдических претензий Николая I, в целом же, они сводились к тому, что следовало развивать монархическую атрибутику в духе «охранительных идей», нацеленных на укрепление государства.

Император Николай I был очень озабочен большей наглядностью и доступностью для народа главного символа империи – Государственного герба. Хотя он явился инициатором преобразования главного учреждения по составлению гербов, при нем долго не могли найти человека, способного выполнить в глобальном масштабе царскую волю: в Герольдии не было достаточно квалифицированного живописца, но самое главное – не хватало «ученого геральдика». Такового не было и в Российской Академии наук.

Изображение российского Государственного герба. 1-я пол. XIX в.

Когда Герольдия попросила дать отзыв на Геральдический кодекс, составленный по ее просьбе «неким лицом», то Академия ответила отказом и порекомендовала привлечь к обсуждению проекта «искусного практического гербоведца, хорошо знакомого с существующими при нашей Герольдии правилами, обычаями и постановлениями, которого Академия не имеет в виду».

Такого «гербоведца» нашли среди иностранцев, служивших в России. Бернгард (Борис Васильевич) Кёне появился в Петербурге в 1845 году. К этому времени, несмотря на свою молодость, он был известен в Европе как ученый-нумизмат, принимал участие в работе Берлинского нумизматического общества, издавал специальный журнал. Б. Кёне, безусловно, был образованным человеком: слушал лекции в Берлинском, где закончил курс по археологии, и Лейпцигском университетах. По протекции известного нумизмата и коллекционера Я. Я. Рейхеля он стал сотрудником Эрмитажа: 5 лет служил помощником начальника 1-го отделения Эрмитажа по части антиков и Минц-кабинета. Вместе с начальником 1-го отделения Эрмитажа Ф. А. Жилем, Я. Я. Рейхелем, известными учеными П. С. Савельевым, А. А. Куником, графом А. С. Уваровым и другими Б. Кёне явился основателем Археологическо-нумизматического общества, созданного в Петербурге в мае 1846 года.

Петербург. Вид Главного штаба. 1822 г. Худ. К. Беггров

В 1857 г. Б. Кёне занял должность управляющего в созданном Гербовом отделении Департамента герольдии. И к чести Б. Кёне надо сказать, что он выполнил задачи, возлагавшиеся на него правительственным постановлением об учреждении этой должности – в частности, собрал ценную библиотеку по нумизматике, геральдике, сфрагистике и генеалогии. Угодил Б. Кёне правительству и своей деятельностью по преобразованию территориальных гербов, о чем будет рассказано во второй главе. Однако деятельность Б. Кёне по упорядочению эмблем и украшений гербов российских городов не являлась его главным делом. Еще в июне 1856 года министр граф Адлерберг объявил ему волю царя по преобразованию прежде всего – Государственного герба. Особым комитетом при участии Б. Кёне императору Александру II была представлена на утверждение целая серия гербов. Они были одобрены монархом, и 11 апреля 1857 года подробное описание Государственного герба – Большого, Среднего и Малого и Государственной печати (соответственно) было опубликовано.

Портреты Александра I и Николая I, соединенные гербом
Гербовый зал Зимнего дворца. Худ. А. Ладюрнер. 1834 г.

Описанию предшествовало обоснование необходимости внесения существенных корректив в главный символ Российской империи. В нем говорилось, что Государственный герб, «хотя в главных частях своих всегда одинаковый, должен в некоторых особых к нему принадлежностях соответствовать употребляемому в разных… актах титулу более или менее полному». В титуле русского монарха со времени первого описания Государственного герба (с 1667 года – правления царя Алексея Михайловича), гласит далее «обоснование», «сделаны многие дополнения и изменения, но сии перемены не были в новейших о том постановлениях указаны с надлежащею подробностью и равномерно не постановлено доселе твердых положительных правил о употреблении Государственной печати в разных оной видах».

Одновременно с подробным описанием давались и рисунки новых гербов. С незначительными художественными изменениями (несколько иное расположение титульных гербов по окружности, орел с более густым оперением на крыльях и т. д.) Большой, Средний и Малый государственные гербы Российской империи были утверждены императором Александром III: первый – в 1882 году, два других – в 1883 году.

Подробное описание Государственного герба (Большого, Среднего, Малого) имелось в «Своде Законов Российской империи» и других законодательных документах. Остановимся лишь на некоторых параграфах, описывающих Большой Государственный герб.

§ 1. «Российский Государственный герб есть в золотом щите черный двоеглавый орел, коронованный двумя Императорскими коронами, над которыми третия такая ж, в большом виде, корона с двумя развевающимися концами ленты ордена Святаго Апостола Андрея Первозваннаго. Государственный орел держит золотые скипетр и державу. На груди орла герб Московский: в червленом с золотыми краями щите Святый Великомученик и Победоносец Георгий в серебряном вооружении и лазуревой приволоке (мантии), на серебряном, покрытом багряной тканью с золотой бахромою коне, поражающий золотого, с зелеными крыльями дракона, золотым, с осьмиконечным крестом на верху, копьем. Главный щит (с гербом Государственным) увенчан шлемом Святаго Великаго Князя Александра Невскаго. Намет черный с золотом. Вокруг щита цепь ордена Святаго Апостола Андрея Первозваннаго, по сторонам изображения Святых Архистратига Михаила и Архангела Гавриила. Сень золотая, коронованная Императорскою короною, усеянная Российскими двоеглавыми орлами и подложена горностаем. На ней червленая надпись: „С нами Бог!“. Над сенью возникающая Государственная хоругвь, с осьмиконечным на древке оной крестом. Полотно Государственной хоругви золотое; на ней изображение средняго Государственнаго герба, только без окружающих оный девяти щитов.

§ 2. Вокруг главнаго щита, щиты с гербами Царств и нижеозначенных Великих Княжеств».

Большой Государственный герб Российской империи, утвержденный Александром III в 1882 г.

Далее следует описание гербов, начиная с геральдически правой стороны (слева от зрителя): герб Царства Казанского, герб Царства Астраханского, герб Царства Польского, герб Царства Сибирского, герб Царства Херсонеса Таврического, герб Царства Грузинского (четверочастный, с оконечностью и малым в середине щитком – гербом собственно Грузии; кроме него, в гербе Царства Грузинского находятся: герб Иверии, герб Карталинский, герб Кабардинских земель, герб Армении, а в оконечности – герб Черкасских и Горских князей), соединенные гербы Великих Княжеств в одном щите – Киевского, Владимирского, Новгородского, герб Великого Княжества Финляндского. Все гербовые щиты увенчаны коронами, хотя и обозначенными, как «принадлежащие им», но в большинстве случаев мифическими.

Внизу главного щита (с Государственным гербом) расположен «Родовой его Императорского Величества герб», состоящий из герба рода Романовых (справа, согласно геральдическим правилам, но от зрителя – слева) и герба Шлезвиг-Голштинского (сложного, с многочисленными делениями щита).

Над всем большим щитом – королевская корона.

§ 3. «Над сенью главного (с Государственным гербом) щита шесть щитов». Справа (слева от зрителя) от хоругви – очень сложный («дважды рассеченный и дважды пересеченный, с оконечностью») «щит соединенных гербов Княжеств и Областей Великороссийских: Псковский, Смоленский, Тверской, Югорский, Нижегородский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский». Слева от хоругви (справа от зрителя) – «щит соединенных гербов Княжеств и Областей Юго-Западных: Волынский, Подольский, Черниговский». Второй справа от хоругви – «щит соединенных гербов Княжеств и Областей Бело-Русских и Литовских: в центре герб Великого Княжества Литовского, а также гербы Белостокский, Самогитский, Полотский и Витебский, в оконечности – Мстиславский». Второй слева от хоругви – «щит соединенных гербов Областей Прибалтийских: Эстляндский, Лифляндский, сложный Курляндский и Семигальский, Корельский (Карельский). Третий справа от хоругви – щит соединенных гербов Северо-Восточных Областей Империи: в малом среднем щите – герб Пермский, кроме него, – Вятский, Болгарский, Обдорский и Кондийский». Наконец, в третьем слева от хоругви щите помещался герб Туркестанский – «в золотом щите черный идущий единорог с червлеными глазами, языком и рогом».

Средний и Малый государственные гербы, утвержденные Александром III в 1883 г. Справа внизу – герб рода Романовых
Титульный лист 13 тома «Общего гербовника»
Герб Российской империи. Кон. XIX в.

Вот такое сложное, поистине художественное произведение представлял из себя Большой Государственный герб Российской империи, в наглядной форме демонстрировавший титул российского государя в конце XIX века.

Средний Государственный герб отличался от Большого отсутствием хоругви и шести гербовых щитов, помещенных над сенью. Малый же – отсутствием и сени, и окружающих главный щит гербов. Восемь гербовых щитов (аналогичных окружающих Главный герб в Большом Государственной гербе) размещались на крыльях двуглавого орла.

Малый герб Российской империи чаще всего использовался в широкой практике из-за сравнительной простоты изображения. Символика российского герба складывалась на протяжении столетий. Когда в XIX веке Государственный герб претерпел наиболее существенные изменения, оценка их современниками не была однозначной. Одни сомневались в необходимости изменений: считая, что «Государственный герб есть предмет вековой и многовековой». С течением времени он становится и более понятен народу и более досточтим. «Посему государственный герб должен быть постоянен и может допускать изменения только по особенным важным причинам».

Другие в патриотическом экстазе пели дифирамбы новому, «усложненному» гербу, утверждая, что государственный герб в своей «пространной» форме «является эмблемой не только основных идей несокрушимого в своих великих устоях Отечества нашего, а еще эмблематично изображает собою также и всю обширную государственную территорию, все земли, нераздельно составляющие государство Русское».