Февраль – октябрь 1917 года

Споры по поводу герба Российской империи, которые занимали страницы многих отечественных изданий второй половины XIX – начала ХХ веков, не разрешились и после отречения от трона последнего русского императора. Многие, подобно русскому философу и писателю И. Л. Солоневичу или хранителю Оружейной палаты Ю. В. Арсеньеву, отказ от монархической формы правления воспринимали как отказ от тысячелетней русской истории, символом которой являлся принятый создателем единого Русского государства Иваном III державный орел. Другие же, кто не задумывался о тысячелетней истории, видели в нем символ ненавистного и только что ушедшего из их жизни царизма. Но государство без своего отличительного знака не может существовать долго. Тысячи документов, исходивших от нового правительства, необходимо было скреплять государственной печатью.

Печать Временного правительства России. Апрель 1917 г.

Во Временное правительство уже в марте 1917 года начали поступать запросы от различных учреждений, провинциальных органов власти, финансовых ведомств, торговых фирм и т. д.: «С какой печатью должен быть подлинный документ или платежное обязательство?» Временному правительству помогли геральдисты, за десятилетие перед этим развернувшие активную деятельность по изучению отечественных гербов. Уже в начале марта последовали предложения «отказаться на текущее революционное время от пользования эмблемою Российского орла», однако через неделю они вынуждены были изменить свою позицию. Особое совещание по делам искусств при комиссаре Временного правительства создало Комиссию по делам искусств. И Особое совещание, и Комиссию по делам искусств возглавил А. М. Горький. Он привлек в нее художников из «Мира искусства». С «мирискусниками» тесно общались и геральдисты, в частности, В. К. Лукомский, брат которого Г. К. Лукомский часто участвовал в выставках «Мира искусства». Не случайно поэтому возникла специальная подкомиссия «для разъяснения вопроса о Государственном гербе». В нее вошли В. К. Лукомский, совместно с ним издававший гербы известный знаток искусства С. Н. Тройницкий и два художника, принадлежавшие к «Миру искусства», – И. Я. Билибин и Г. И. Нарбут. Подкомиссия предложила, а Комиссия с ней согласилась, впредь до созыва Учредительного собрания использовать «во всех предусмотренных законом случаях» двуглавого орла без атрибутов царской власти: корон, скипетра, державы, цепи ордена Андрея Первозванного, святого Георгия Победоносца на груди орла, других гербов и титула. Двуглавого орла без атрибутов нарисовал И. Я. Билибин, кстати, уже изображавший ранее в некоторых рисунках подобного «палеологовского орла». Эта эмблема и украсила печать Временного правительства. По кругу шла надпись: «Российское Временное Правительство», внизу надпись разделялась рисунком в виньетке – здание Таврического дворца (где в 1906–1917 годах размещалась Государственная Дума).

Образец печати Временное правительство утвердило 21 марта 1917 года. 15 апреля рисунок печати был опубликован в «Собрании узаконений и распоряжений правительства».

Хотя печать с двуглавым орлом была принята Временным правительством, вопрос о гербе «находился в стадии решения». Неопределенность статуса двуглавого орла повлекла за собой разного рода акции протеста: печати с двуглавым орлом уничтожались, с форменных фуражек срывались кокарды со «старым» двуглавым орлом, кто-то заменял его «новым» и т. д. Юридическое совещание при Временном правительстве несколько раз рассматривало вопрос о гербе и в конце концов признало, что его можно принять, исключив элементы, помещенные на печати, – надпись и изображение Таврического дворца. Тем не менее Временное правительство не решилось утвердить герб, отложив вопрос о нем (а также о флаге) до рассмотрения на будущем Учредительном собрании.

Временное правительство считало двуглавого орла (без атрибутов царской власти) «своим» знаком, помещая его на бумажных деньгах, в том числе и на «керенках». Вместе с двуглавым орлом бумажные денежные знаки украшал Таврический дворец и «свастика» – бегущий крест, когда-то солярный (солнечный) знак и символ вечности, благополучия, прогресса. Видимо, в этом качестве она «приглянулась» Временному правительству, которое сделало свастику, как и двуглавого орла без корон, эмблемой новой России, скинувшей ярмо монархии.