Возрождение городской символики

Сегодняшний городской герб может прекрасно обойтись без введенных сравнительно поздно искусственных украшений. Он будет привлекательным не своей внешней «красивостью», а точным и действенным выбором городской эмблемы, геральдически правильными цветами и размещением фигур в поле щита, простотою их восприятия и запоминаемостью эмблем. Одним словом, городской герб должен быть истинным символом «малой Родины».

Сложный, с нагромождением фигур герб, как правило, «не прививается». Пример подобного герба – первый городской символ советской России – герб столицы.

После революции 1917 года новый герб Москвы (и Московской губернии) утвердил 22 сентября 1924 года Президиум Московского совета. Отличительный знак столицы вобрал в себя множество эмблем. Он состоял из пятилучевой звезды, на фоне которой изображался памятник Свободы,[20] обремененный перекрещенными серпом и молотом. По обе стороны звезды – пучки колосьев, внизу – предметы труда (наковальня, ткацкий челнок и электромотор), перевитые лентой с надписью «Московский совет Раб., Кр. и Кр. Деп.». Над колосьями и звездой видна часть шестерни, на дугах которой помещены буквы Р.С.Ф.С.Р.

Герб г. Москвы (и Московской губернии) 1924 г.

Композиционная сложность, отсутствие стилизации и других черт герба, делающих его запоминаемым, определили недолгий срок этого первого и единственного в то время городского символа. И хотя предполагалось, что он послужит примером для других городов и губерний, где должны были «создать свои пролетарские гербы, в которых будут отражены те или иные местные особенности», надежды эти не оправдались. Вновь созданный герб Москвы не привился, хотя использовался, как и прежние городские гербы, в качестве архитектурного украшения при градостроительстве. Например, его можно видеть в решетке, обрамляющей Большой Каменный мост на Москва-реке.

Однако интерес к городским гербам со временем не угас. Более того, коллеги В. К. Лукомского попытались возродить практику городской символики. Во всяком случае, к 800-летию Москвы готовилась экспозиция «Герб Москвы», над созданием которой работала группа ученых под руководством профессоров Александра Игнатьевича Андреева и Льва Владимировича Черепнина. Старый герб Москвы был утвержден еще 20 декабря 1781 года: «Святой Георгий на коне против того-ж, как в середине Государственного герба, в красном поле, поражающий копием чернаго змия». И ученые вновь завели речь о возвращении старого герба Москвы со всадником, поражающим змея, который свидетельствовал о том, что «московские люди ведут кровопролитные бои со всеми, кто с огнем и мечом идет к стенам великого города. Они мужают в битвах и неустанных трудах». Подобный пафос был особенно уместен в 1947 году, когда героическое прошлое соотносилось с только что завоеванной победой в Великой Отечественной войне.

Один из проектов советских гербов

В то время вопрос о возвращении старого герба не был решен. Но в 1995 году Москва вернулась к историческому гербу: 1 февраля Московская городская Дума вновь утвердила герб со святым Георгием в качестве символа столицы.

Одним из первых реально способствовал городскому герботворчеству журнал «Декоративное искусство». Опубликованная в нем в 1961 году статья «О гербе города», раскрывая задачу художественного «обозначивания» города давала и практические рекомендации по «проектированию гербов». По мнению журнала первый путь – это поиски формы на основе традиционной геральдики (использование старой символики, дубовых венков, лент и т. д.). Другое решение предусматривало создание новых гербов с символикой, олицетворявшей современный советский город. Опасаясь, что города предпочтут второй путь, журнал критиковал московский герб 1924 года, который был перенасыщен производственными эмблемами, а композиция его была исключительно сложной, негеральдической.

На фоне все разраставшейся пропаганды городского герба вырисовывался и новый облик городского символа. От некоторых традиционных элементов прежних городских гербов решено было не отказываться, однако упор делался на характерные приметы новой жизни.

Тогда же в печати ставился вопрос и о юридическом статусе городских символов. Последние исключались из компетенции центральных правовых органов и рассматривались как «творческая инициатива местных Советов». Высказывались и другие предложения, например, предоставлять право на учреждение герба города президиумам Верховных Советов союзных республик.

Поднятая центром проблема почти сразу же получила отголосок на местах. Местные руководители, не зная, как взяться за необычное дело, обращались за помощью в центральные газеты, в частности, в «Известия», – к «закоперщику» герботворческой кампании. «Уважаемая редакция! Скоро нашему городу исполняется триста лет. Старожилы предлагают в связи с этим учредить городскую эмблему, герб. Расскажите, как это делается», – писали в газету из Ульяновской области. «Известия» тут же организовали консультации типа «клуба вопросов и ответов». На страницах газеты выступали руководители властных городских структур с рассказами о том, что цветовое решение их городского герба «совпадает с цветом государственного флага РСФСР» или что к прежним ласточкам герба добавлена шестеренка как знак промышленного развития города. А так как большинство городов, желающих создать герб, имели кто крупные комбинаты и заводы, кто деревообрабатывающую фабрику, в гербах тех и других излюбленным знаком стали шестерня или ее фрагмент.

Большинство городских властей предпочли изменить на социалистический лад свои прежние отличительные знаки. И мало кто уподоблялся председателю исполкома Костромского городского совета, который с искренней убежденностью сообщал: «Создавая герб, наши художники взяли за основу прежний старинный – галера на гребле. Конечно, сейчас вместо галер мчатся по Волге корабли на подводных крыльях. Но придет время – устареют и „ракеты“. Древнее же судно останется символом славной истории великой русской реки».

Тон задавала Москва. Конкурс, объявленный в 1965 году, продолжался год, но победителя не выявил. Судя по представленным проектам и описаниям их в печати, можно вообразить, как нелепо они выглядели. «Герб Москвы. Каким ему быть?» – задавала вопрос газета «Вечерняя Москва». И сообщала, оценивая более 150 проектов, выставленных в демонстрационном зале Главного архитектурно-планировочного управления Мосгорисполкома: «Многие пытаются использовать мотивы старого герба города. Всадник, поражающий пикой дракона, окружается атрибутами современности. Строительный кран, силуэт Кремлевского Дворца съездов и монумент в честь освоения космоса, Золотая Звезда Героя – все это находит место на щите герба». Неудивительно, что ни один из вариантов московского герба, так же перегруженный эмблемами, как и его предшественник 1924 года, не был принят московской общественностью.

Современный герб Москвы

В других российских городах конкурсы на лучший рисунок герба также не всегда приносили положительный результат. Например, в проходившем примерно в то же время конкурсе на создание герба города Свердловска (Екатеринбурга) ни один проект не завоевал первого места. Если авторы проектов следовали рекомендациям статьи: «Герб сжато и просто, языком изобразительного искусства должен рассказывать об историческом прошлом, современной истории и будущем края», то рисунки герба представляли собой какое-то широкопанорамное полотно, а не знак. Поэтому и были забракованы. Впрочем, через несколько лет, к 250-летнему юбилею города, нашли приемлемый вариант герба, изображение которого было опубликовано на первой странице газеты «Правда» 18 ноября 1973 года. Герб составляли хорошо известные жителям Свердловска эмблемы: шестеренка, бур (штырь), пушной зверь (соболь), легендарная бажовская ящерка. Но этот вариант снова кого-то не удовлетворил.

Пресса, подхватившая идею символизации советских городов, пыталась как могла стимулировать процесс создания городских гербов. На страницах газет и журналов описывались новые гербы, почти все включающие социалистическую символику. С призывами «Городу – герб» выступали рабочие, инженеры, художники и писатели. Герб всем был нужен. Но как его сотворить? Тут уж пресса помочь не могла, ибо нужны были особые знания правил «конструирования» герба – знания профессионалов.

Некоторые из проектов советских гербов

Возникал и этический вопрос. Герб утверждался местной властью, часто на сессии депутатов трудящихся, поэтому требовать внесения корректив в утвержденный уже рисунок на том основании, что он составлен не по геральдическим правилам, ученые Института истории АН СССР (в настоящее время – Институт российской истории РАН), где в мае 1987 года была создана Геральдическая комиссия, не имели юридического права. Однако специалисты могли бы оказать помощь составителям гербов, используя форму консультаций и рекомендаций. В значительной степени помог реализовать замыслы ученых журнал «Наука и жизнь», на страницах которого публиковались консультации, излагались принципы составления гербов. Обширную аудиторию, жадно внимавшую наставлениям ученых, составили коллекционеры значков с гербами городов. Действуя в рамках собирательских правил, они не останавливались на потреблении продукции мелких фабрик и мастерских, выпускающих значки с эмблемами городов, а старались и сами участвовать в герботворческом процессе. Опыты далеко не всегда оказывались удачными, были обиды и непонимания. Однако разум и любовь к геральдике, как правило, одерживали верх. Многие творцы гербов в городах, а это были в основном местные художники и архитекторы, вкупе с краеведами и преподавателями местных вузов, с уважением отнеслись к советам специалистов.

К середине 1970-х годов городских гербов, которые официально принимались местной властью и чьи рисунки поступили в распоряжение сотрудников Института истории тогдашней АН СССР, насчитывалось уже более сотни. Комплекс гербов дал возможность проанализировать результаты герботворческого процесса, отметить недостатки вновь составляемых гербов, выявить достоинства отдельных образцов.

а) Герб г. Тулы. Утвержден Малым советом Тульского городского Совета народных депутатов 6 августа 1992 г., № 21/213, исторический герб города (ранее утвержден 8 марта 1778 г.)

б) Герб г. Ядрина. Утвержден девятой сессией Ядринского городского Совета народных депутатов 28 июня 1989 г. Автор В. Н. Разумов

в) Герб г. Ростова

г) Герб Белгородской области

Одна из газет в статье «Современный городской герб – визитная карточка города» подчеркивала: «Вряд ли можно согласиться с мнением, высказанным в литературе в начале 1970-х годов, о том, что в гербе должно быть непременно отражено прошлое, современность и будущее города. Выполнение этой задачи приводит к усложнению композиции, перенасыщенности герба деталями. Совмещение всех вышеназванных компонентов необязательно в гербе. Герб должен вызвать прежде всего ассоциацию с конкретным городом, только тогда он будет восприниматься как его знак». Но основная масса созданных в то время городских гербов, к сожалению, не отвечала этим требованиям. В глаза бросалось стремление поместить в гербовом щите (без деления последнего) как можно больше фигур, что крайне усложняло эмблему и лишало ее знаковости, присущей гербу.

Геральдическая цветовая гамма в целом сохранялась в большинстве гербов: красный (червленый), голубой (лазуревый), зеленый, черный, желтый (золото), белый или серый (серебро). Только в отдельных случаях встречались отступления, когда использовались цвета, несвойственные русской геральдике, или вводились новые, созвучные эпохе цвета металлов – алюминия, титана, бронзы, никеля, меди, кобальта. Однако главное геральдическое правило – цвет на цвет и металл на металл не накладываются – нарушалось практически всегда: на лазуревом поле, например, голубая река, на зеленом поле – ель, на золотом поле – белый (серебряный) медведь и тому подобное.

Эмблематический ряд в гербах городов, появившихся на карте нашей страны в последние 80 лет, имел свою специфику. Новые города (как правило, индустриальные) искали эмблемы, отражающие основные отрасли производства, развитые в них. К сожалению, выбор индустриальных эмблем или фигур, ограничен. Обычно это шестеренки, колбы, реторты, силуэты заводов и нефтяных вышек. Символом металлургической промышленности избирали ковши для разливки стали или разрез доменной печи. Очень часто в герб города включали хлебный колос. В результате новые гербы, как близнецы, были похожи друг на друга, присущую городу специфику по таким знакам выявить довольно трудно.

Герб Калужской области

В сегодняшней России городские гербы, созданные в советское время, получили «отставку». Мы наблюдаем отказ от созданных в советский период знаков и возврат к гербам Российской империи. Еще несколько лет назад процесс этот проходил довольно трудно, особенно когда в старом гербе присутствовали не очень понятные современному жителю (прежде всего городскому руководителю) церковные и монархические эмблемы.

Прекрасным примером сохранения эмблемы, усвоенной городом два столетия назад, является Архангельск.

По рекомендации Геральдической комиссии при Отделении истории Российской академии наук и по инициативе городского Совета народных депутатов в Архангельске объявили открытый конкурс на лучший проект городского герба. Конкурс не только выявил множество интересных художественных решений, в которых нашли отражение традиции и современный облик Архангельска, но и стимулировал дискуссию об отношении к историческому гербу старинного русского города. Несколько туров конкурса не назвали победителя. Жюри отметило, что многие его участники имеют довольно смутное представление о геральдике как науке и ее законах, символике и интерпретации цветов, геральдических фигурах, размещении их на щите, делениях щита и тому подобное. Не могло жюри конкурса не отреагировать и на ряд заявлений, в которых ставилась под сомнение правомерность создания нового герба для Архангельска, который в Российской империи имел «говорящий» герб: архангел Михаил, повергающий дьявола.

Организаторы и спонсоры конкурса на лучший проект городского герба (Архангельский городской Совет народных депутатов, Архангельский государственный университет, областной краеведческий музей, комиссия этнографии и краеведения Архангельского филиала Российского географического общества РАН) еще раз призвали на помощь науку.

Как совместить традицию и современность при создании отличительного знака индустриального города, крупного морского и речного порта, каким в настоящее время является Архангельск? Может ли геральдика способствовать сохранению культурного наследия Архангельска и других городов русского Севера? Что принесет эта наука сегодня в историческое краеведение, художественное творчество, в коллекционирование и объединение по интересам? Ответить на эти и другие подобные вопросы помогла состоявшаяся в апреле 1989 года научно-практическая конференция «Герб Архангельска и вопросы геральдики». Собравшаяся послушать рассуждения о городском гербе широкая аудитория узнала много новых фактов о науке геральдике, ее роли в истории и жизни современного общества, об истории отечественной геральдики, возникновении архангельского герба и его эволюции в контексте истории создания эмблем других северорусских городов и портовых городов Европы, издавна находящихся в партнерских отношениях с Архангельском.

По-иному, чем это делалось раньше, исследователи подошли и к объяснению символики герба и названия города. В докладе ученых А. Н. Давыдова и Н. М. Теребихина говорилось о том, что образ архангела Михаила, «ангела грозного воеводы», в легендарном осмыслении битвы сил добра и зла имеет вечный философский смысл.

Однако не менее важно и другое обстоятельство: в образе архангела Михаила воплотился герой, который обучал народ хлебопашеству, скотоводству и ремеслам, т. е., по сути дела, отражал культурную деятельность на Севере русских, принесших в эти края письменность и основавших города.

Исключительно интересные сведения для графической интерпретации городской символики предоставил музейный работник В. В. Брызгалов, показавший изменение рисунка герба на различных бытовых предметах, обнаруженных в городе. Неизвестные ранее сведения, касающиеся истории городского символа, не могли не заинтересовать присутствовавших на конференции архангелогородцев. Развернулась дискуссия, которая показала неподдельный интерес и неравнодушное отношение жителей города к своему гербу. В результате обсуждения мнений горожан о проектах городского символа были выработаны рекомендации Архангельскому городскому Совету народных депутатов узаконить исторический герб. Его рисунок спроектировал еще царь Петр I, затем подправил товарищ Герольдмейстера Ф. Санти, и в таком виде герб, как мы помним, в 1780 году утвердила императрица Екатерина II.

10 октября 1989 года сессия городского Совета народных депутатов приняла решение об утверждении исторического герба города Архангельска: в золотом поле летящий архангел в синем одеянии, с огненным мечом и щитом поражает черного дьявола. Сегодня мужественный, прекрасноликий архангел встречает въезжающих в город и приплывающих в его порт гостей, посетителей краеведческого музея и картинной галереи. Как непременная составная часть «всех видов наглядной агитации», герб украшает этот северный город. И, наверное, каждый, кто приезжает в Архангельск, увозит с собой значок с изображением городского герба на память о гостеприимном русском городе.

Мы не случайно столь подробно описали процедуру утверждения герба одного из старых русских городов. Думается, это форма наиболее демократического и в то же время научно обоснованного выбора и утверждения отличительного знака города. Такой подход может служить эталоном, ибо исключает влияние центра, навязывание определенной городской символики, пробуждает местную инициативу и развивает краеведческий поиск.

Герб Курской области
Герб Нижегородской области

Архангельску повезло. Он имеет «говорящий» герб. Отметим, что архангелогородцы и в годы Великого перелома остались верны старинному имени своего города, хотя предполагалось переименовать Архангельск в Сталинопорт. Так же повезло, по крайней мере, еще нескольким десяткам городов, имевшим ранее «говорящие» гербы. Среди них Великие Луки, Зубцов, Елец, Коломна, Курск, Орел, Старица и др. Отнюдь не все они остались верны старому гербу, многие переделывали гербы в угоду времени.

Ведь не в каждом городе существуют устоявшаяся давняя краеведческая традиция, как в Архангельске, и столь активная общественность, кровно заинтересованная в сохранении исторической памяти, овеществляемой в гербе. Наконец, не везде и городская администрация относится с пониманием к решению этого вопроса, оказывая содействие общественности в утверждении городского знака.

Но можно пойти и по другому пути. Необязательно отвергать городской герб, возникший в советское время, если он составлен в соответствии с геральдическими правилами, и возвращаться к старым гербам XVIII–XIX веков. Тем более, что многие города России настолько изменили свой облик или настолько искоренили старину, что прежний знак ничего уже не обозначает, а следовательно, и не оказывает эмоционального воздействия на горожан. Сотни городов возникли в советское время, поэтому им и вовсе нет нужды обращать свой взор к прежним гербам – их ведь не было.

а) Герб г. Санкт-Петербурга. Утвержден президиумом Ленинградского городского Совета народных депутатов 6 сентября 1991 г. Это исторический герб города (ранее утвержден 7 мая 1780 г.); б) Герб г. Касимова

Главная задача состоит в том, как составлять, или изображать, герб. История деятельности российских учреждений, в которых рисовались гербы, свидетельствует, что к этой деятельности допускался не всякий живописец. Художники проходили строгий отбор, ибо рисование гербов – особое искусство, не говоря уже об их составлении. В настоящее время широко развернулось герботворчество, в основе которого лежит иллюзия, что каждый желающий может «сделать» герб. Однако все не так просто. Отличительный знак должен «обозначать» город, чтобы один лишь взгляд, брошенный на герб, воскрешал в душе теплое и благодарное чувство к «малой Родине».

Выполняя выбранную эмблему в стилизованном виде, надо строго соблюдать при ее интерпретации геральдические правила, учитывать соотношение полей в гербовом щите, правильно размещать фигуры и использовать цвета и металлы.

Ныне положение о гербе города, в котором определяется порядок его применения, утверждается городской Думой или другим законодательным городским органом. В описании герба дается толкование образных и цветовых решений. Нужно помнить, что герб, не утвержденный городской властью, не может использоваться в каких-либо официальных мероприятиях или документах. Гербы, как и флаги, в соответствии с правилами вносятся в Государственный Геральдический регистр Российской Федерации.

а) Герб г. Калининграда. Утвержден городской Думой г. Калининграда 17 июля 1996 г., № 219

б) Герб г. Великие Луки

в) Герб г. Рыбного. Утвержден главой администрации г. Рыбного 25 декабря 1995 г. Автор герба худ. М. К. Щелковенко

г) Герб г. Раменского. Утвержден главой администрации г. Раменского 6 марта 1995 г., № 564

Многие городские эмблемы нашего времени, например, города Калининграда, города Рыбное Рязанской области, города Раменское Московской области довольно удачны. В первой удачно сочетаются старина и облик морского города, в двух других – удачно «обыграно» имя города.

Изменения, происходящие в нашей стране, убеждают в неизбежности возникновения отличительного знака суверенного города. Неизбежно и соотнесение герба города (исторического или вновь создаваемого) с развитием экономической самостоятельности и усилением местного самоуправления. Геральдическое искусство, несомненно, будет совершенствоваться вместе с утверждением статуса городского герба.

Для полного расцвета геральдического искусства ему требуется массовый потребитель. В настоящий момент он появился. Это – возрождающие свои гербы потомки дворянских родов и многие частные лица, которые намереваются свой личный герб превратить в семейную реликвию; всевозможные общества, организации и учебные заведения, также стремящиеся при помощи герба утвердить свое реноме. Две последние группы гербов разрабатываются и рисуются в общественных организациях – Союзе геральдистов России и Всероссийском геральдическом обществе.