Пожалование кафтанов

В Российской империи до последних дней ее существования сохранялась традиция пожалования царем кафтанов, которые официально причислялись к знакам отличия. Кафтан – русская национальная одежда, хотя само слово и происхождение этой одежды – персидские. В XVIII веке кафтаны в качестве мундира носили военные всех родов войск русской армии.

К концу XIX столетия были четыре разновидности наградных кафтанов: простые, мастеровые, почетные и нарядные. Шились они из сукна, бархата, атласа и тафты длинными, почти до пола, с пуговицами и застежками спереди: имели отложное ожерелье[44] на воротнике, золотые или серебряные петлицы с кистями, манжеты у рукавов из кружев, полы нарядных кафтанов обшивались жемчугом и драгоценными камнями. Кафтаны бывали «становыми», с перехватом в талии, и «турские» – без него.

Кафтаны жаловались в награду лицам податного сословия,[45] которые не могли быть награждены орденами, оружием, землями, приемом на «государеву службу» в качестве офицеров и чиновников. Пожалование происходило по представлению начальства и по непосредственному усмотрению государя. Простые кафтаны жаловались крестьянам, в случае особых их заслуг и занятии или выборных должностей в общественном земском управлении; мастеровые – отличившимся оружейникам Тульского, Сестрорецкого, Ижевского и Златоустовского заводов, мастеровым Александровского механического завода, мастерам горных заводов и ювелирных мастерских «в поощрение к трудолюбию и искусству и за особые заслуги, открытия или изобретения».

Почетными кафтанами награждались «башкирцы», занимавшие выборные должности в волостных и сельских управлениях, отличившиеся в устройстве фабрик и заводов купцы, сельские обыватели, заслужившие внимание государя, (например, продавшие для армии выращенных ими 20 хороших лошадей). «Туземцы» Туркестанского края с 1886 года награждались через генерал-губернатора почетными и нарядными халатами, но награда все равно считалась царской.

В Сибири государственные крестьяне, работавшие в селах на выборных должностях, награждались за свое усердие форменными кафтанами. Если они особо отличились своими трудами и подвигами, то могли быть пожалованы форменными кафтанами с украшениями.

За совершение преступления все виды наградных кафтанов у награжденных отбирались и отсылались обратно в Кабинет Его Императорского Величества, даже если кафтан находился в неприглядном виде.

С 30-х годов XIX века кафтан, вроде бы уже вовсе вышедший из моды, стал официальной одеждой для определенного рода лиц. Выборные должности в городах (городской голова, члены Городской думы) принадлежали представителям купечества и мещанства (члены и секретари судов), и они обязаны были являться в присутствие в кафтане «с шитьем по разряду». С 1834 года к кафтану разрешалось носить и установленного вида саблю. Со второй половины XIX столетия получили право носить при кафтане саблю все купцы 1-й гильдии. Так что кафтаны не только жаловались царем в виде награды, но шились как форма по всей России вплоть до революции.

Портрет рыбинского городского головы Ф. И. Тюленева

Иллюстрацией к рассказу о наградах купцов 1-й гильдии может служить помещенный здесь портрет купца 1-й гильдии и рыбинского городского головы Ф. И. Тюленева, хранящийся в Рыбинском историко-художественном музее. На нем изображен пожилой человек с выцветшими голубыми глазами, светлыми волосами и такой же бородой с проседью.

Одет городской голова в кафтан, служивший ему официальной одеждой. Нарядный кафтан с шитым серебром воротником и серебряными пуговицами вполне мог быть пожалован ему государем как знак отличия за долговременную службу.

В разрез воротника выпущены четыре золотые шейные медали с профилем Николая I на Аннинской, на Александровской, на Владимирской и на Андреевской ленте. Напомним, что шейную золотую медаль на Андреевской ленте можно было получить, имея все предыдущие нагрудные и шейные серебряные и золотые медали.

Лица недворянского происхождения, в том числе и купцы, в исключительных случаях могли быть пожалованы орденом Российской империи, только имея шейную золотую медаль на Андреевской ленте. И вот мы видим на портрете Ф. И. Тюленева крест ордена Святой Анны 3-й степени. Рядом с ним на груди купца красуется темно-бронзовая медаль на Аннинской ленте. Называется она «В память Восточной (Крымской. – А. К.) войны 1853–1856 годов». Такой же, но светло-бронзовой медалью на Георгиевской ленте награждались участники боев в Крыму, на Белом море и в Закавказье. Темно-бронзовую же получали на Владимирской ленте не принимавшие участия в сражениях военные чины и дворяне, а на Аннинской ленте медаль жаловалась купцам и почетным гражданам, «…которые отличили себя приношениями на издержки войны или на пособия раненым и семействам убитых». На медалях, на их аверсах, хорошо различимы под двумя коронами вензели императоров Николая I и Александра II.

Эти медали дают нам возможность с полной уверенностью утверждать, что портрет городского головы Ф. И. Тюленева написан в последние четыре года его жизни (1771–1861), так как медаль «В память Восточной войны 1853–1856 годов» учреждена 26 августа 1856 года, а начала жаловаться в 1857 году.

На указательном и безымянном пальцах правой руки купца, держащей перо, два больших перстня. Вензелей с монограммами на них не видно, но мы ведь знаем, что подарки с вензелями жаловались только чиновным лицам, а купец чина не имеет. Но именно подобные перстни изготавливались для подарков императора – большие и массивные.

И, наконец, у левого бока городского головы мы видим саблю с серебряным темляком и такой же кистью. Купцам полагалось носить саблю при расшитом кафтане. Сабля учреждалась особым положением, имела свои формы и так и называлась – «купеческая сабля». Рукоять ее делалась с планкой, дужка поднималась от крестовины под прямым углом, а в середине крестовины имелась овальная, с розеткой, или ромбовидная накладка. Все это изображено на портрете купца Ф. И. Тюленева.