Самые первые и… последние

Самый первый кавалер ордена Святого Георгия – подполковник 1-го Гренадерского (затем лейб-гвардии Гренадерского) полка Ф. И. Фабрициан, которого императрица Екатерина II наградила «по статуту» сразу орденом 3-й степени (8 декабря 1769 г.) за успешный бой с превосходящими силами турок близ города Галац на Дунае.

Первым кавалером, удостоенным 1-й степени ордена Святого Георгия, стал генерал-фельдмаршал П. А. Румянцев за победу при Ларге в 1770 году. До конца XVIII века 1-й степенью ордена были награждены: генерал-аншеф А. Г. Орлов-Чесменский за блистательную победу над турецким флотом в бухте Чесма 26 июня 1770 года, генерал-аншеф П. И. Панин (за взятие Бендер, 1770), генерал-аншеф В. М. Долгоруков-Крымский (за овладение Крымом, 1781), генерал-фельдмаршал Г. А. Потемкин-Таврический (за Очаков, 1788), генерал-фельдмаршал А. В. Суворов-Рымникский (за Рымник, 1789), генерал-аншеф Н. В. Репнин (за поражение турок под Мачином, 1790), адмирал В. Я. Чичагов (за победу над шведским флотом в 1790 г.).

Граф А. Г. Орлов после Чесменского боя. Неизв. худ. 2-я пол. XVIII в.

В XVIII столетии, да и в начале XIX, нередки были случаи пожалования 3-й, а иногда и 2-й степени ордена Святого Георгия (и даже 1-й, см. выше) генералам, не имевшим низших степеней. Так, например, А. В. Суворов получил сразу 3-ю степень, Л. Л. Беннигсен также получил за участие в штурме Очакова 3-ю степень, не имея 4-й. Вторую степень получил П. И. Багратион в 1805 году за отличие в сражении под Шенграбеном, не будучи кавалером ни 3-й, ни 4-й степеней.

За время Отечественной войны 1812 года ордена Святого Георгия 1-й степени был удостоен только один человек – Михаил Илларионович Кутузов. Он же стал и первым полным кавалером ордена Святого Георгия, т. е. награжденным всеми четырьмя его степенями. В 1813 году, во время заграничного похода русской армии, был награжден 1-й степенью ордена М. Б. Барклай-де-Толли, а в 1814-м – и Л. Л. Беннигсен, причем М. Б. Барклай-де-Толли стал вторым полным кавалером ордена Святого Георгия.

Ко времени решающих побед антифранцузской коалиции над наполеоновскими войсками относятся и первые пожалования высшей степени ордена Георгия иностранцам. Первым иностранным кавалером русского военного ордена 1-й степени стал в 1813 году шведский принц Жан Батист Бернадот, бывший перед тем французским маршалом. В том же году 1-й степенью ордена были награждены прусский фельдмаршал Г. Л. Блюхер и австрийский фельдмаршал Карл Шварценберг за победу в «битве народов» под Лейпцигом. Год спустя той же награды был удостоен еще один союзный фельдмаршал – английский герцог Артур Веллингтон за победу над Наполеоном под Ватерлоо.

Портрет фельдмаршала Потемкина. Худ. Г. А. Виоллье. 1799-е гг.

Два последующих награждения иностранцев 1-й степенью ордена Святого Георгия связаны с участием России в Священном союзе. Французский герцог Людовик Ангулемский стал кавалером ордена Святого Георгия в 1823 году за подавление революции в Испании, австрийский герцог фельдмаршал Иосиф Радецкий получил 1-ю степень за успешные действия против революции в собственной стране в 1849 году. И, наконец, еще два европейских государственных деятеля получили орден Святого Георгия 1-й степени: по случаю столетнего юбилея ордена в 1869 году русский император Александр II пожелал наградить прусского короля Вильгельма, а через год кавалером 1-й степени ордена стал прусский фельдмаршал Альбрехт Австрийский за победы, одержанные им во франко-прусской войне.

Что же касается военачальников Русской армии, то после героев войны против Наполеона – М. И. Кутузова и М. Б. Барклая-де-Толли – еще два из них стали полными кавалерами ордена Георгия. Это фельдмаршалы И. Ф. Паскевич и И. И. Дибич.

Последними двумя кавалерами Георгиевского ордена 1-й степени стали великие князья Николай и Михаил Николаевичи. Во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов они были назначены главнокомандующими: первый – на Балканском, а второй – на Кавказском театре военных действий. Оба не блистали военными талантами, и Николай Николаевич Старший получил Георгиевскую ленту за взятие Плевны, осада которой затянулась на пять месяцев. Что касается Михаила Николаевича, то он свою награду получил за Аладжинское сражение, победа в котором предопределила взятие Карса.