«Вот вам верное и точное описание моего знакомства с знаменитою госпожою LeNormand»

Ленорман Мария-Анна-Аделаида (1772 — 1843) — известная в то время французская гадательница на картах и предсказательница. По преданию, точно предсказала судьбу Наполеона.

* * *

Здесь мне приходится опять повторить почти то же, что было мною сказано о первых годах службы моего отца в Петербурге. Покуда союзные монархи решали судьбы Европы, молодой адъютант великого князя (тогда 24-летний юноша) (И. С. Тимирязев. — Е. Л.) предавался с увлечением молодости всем прелестям парижской жизни. Получив, кроме награды по службе, 800 червонцев наградных денег, он, по собственному отзыву, оставил их все в Париже и вспоминал всегда с особенным удовольствием о своей тамошней жизни. Между прочим, вспоминается мне, что в числе посещенных им парижских достопримечательностей добрел он с молодыми товарищами к знаменитой в то время прорицательнице m-lle Le Normand. Отцу она при этом не сказала ничего особенного: «Votre vie ira son train, et je n'ai rien a vous predire de particulier, jeune bomme»[31]. Но когда подошел к ней один из его товарищей, то она, взглянув на его руку, оттолкнула ее, как бы с ужасом и отказалась предсказывать ему его судьбу. Понятно, что он стал настаивать, и вся молодежь с любопытством окружила ее. Наконец, гадальщица уступила, долго вглядывалась и пробормотала: «Vous пе mourrez pas d'une mort naturelle! — Je serai tue a la guerre? — спросил он. — Non… — Alors en duel? — Non, non, bien pire que cela; ne me questionnez plus; je ne vous dirai plus rien»[32] и с этими словами она закрыла лицо руками. Этот молодой человек был К. Ф. Рылеев, и только после событий 14 декабря отец вспомнил про это предсказание, на которое в то время ни сам Рылеев, ни прочие не обратили особенного внимания.

* * *

Ближайшим соседом нашим и моим крестным отцом был дальний родственник наш, граф Александр Петрович Завадовский… Александр Петрович советовал моему отцу заставлять меня делать гимнастические упражнения и учиться фехтованию. При этом, помню, как он рассказывал историю своей дуэли в Италии с одним маркизом на шпагах, в подтверждение необходимости уметь владеть этим оружием. Граф плохо владел шпагой, но не мог отказаться от дуэли на шпагах, будучи слишком хорошо известным стрелком из пистолета. Маркиз, отличный боец, поскользнулся и, падая, наткнулся на шпагу Завадовского. Исход дуэли был несчастный: маркиз умер, как умер и Шереметев, вследствие дуэли на пистолетах с Александром Петровичем. «Правду сказала Lenormand, — присовокупил после рассказа Завадовский, — она мне предсказала долгую жизнь и смерть в моей постели».