Простонародные и святочные обряды

В Англии за несколько дней до Рождества начинаются в большей части городов ночное пение и музыка по улицам. В Голландии восемь ночей перед праздником и восемь ночей после клапперман, или сторож, возглашая часы, под утро прибавляет к этому смешную песню, в которой советует обывателям есть кашу с изюмом по случаю праздников и класть в нее патоки, отчего она будет еще вкуснее.

Обряды, которыми знаменуется канун Рождества и которые были прежде общеупотребительны на западе Европы, дышат весельем, представляющим приятную противоположность с печальным временем года. Дома и церкви украшаются ветвями всегда зеленых дерев, которые обыкновенно покрыты в эту пору спелыми ягодами. Веселые песни раздаются в деревнях, слышится музыка ночных сторожей; в полночь начинают звонить в колокола: все это, вместе с воспоминаниями детства, шевелит даже и самое ленивое воображение.

У простого народа бездна смешных преданий по случаю этого дня, и ночь перед Рождеством бывает свидетельницей множества суеверных наблюдений. В целой Англии существует поверье, что, если войти в хлев ровно в полночь, найдешь весь скот на коленях. Многие убеждены, что пчелы поют в ульях, приветствуя наступающий день праздника. Это поверье распространено почти во всей католической и протестантской Европе.

Вечером женщины ни за что не оставят кудели на прялках, чтобы черт не вздумал сесть за работу вместо их. Молодые девки дают этому другой толк: они говорят, что, если не допрясть кудели накануне Рождества, прялка пойдет за ними в церковь при венчании, и мужья их подумают, что они Бог весть какие лентяйки. Если недосуг допрясть, они по крайней мере солят кудель, чтоб сохранить ее от сатанинской силы. Если нитки останутся на мотовиле, их не снимают, как обыкновенно, а разрезывают.

Из всех годовых праздников ни один не отличается таким множеством обрядов, воспоминаний и примет, как Рождество. Надобно знать, что время, в которое западные христиане празднуют его, соответствует тому, которое языческие готы посвящали солнцу, по случаю зимнего солнцестояния, и которое называлось у них Юль, Yule, Jul.

Это торжество было у народов северо-западной Европы порою великих жертвоприношений. Датчане приносили, кажется, человеческие жертвы; готы — кабана, потому что это животное посвящено солнцу, как у персов конь. И до сего времени крестьяне в этих краях пекут в Рождество кабанов из теста, ставят их на стол вместе с другими яствами и не трогают во весь праздник, думая, что от этого зависит их благополучие. Печеный кабан называется Julagalt. В других местах довольствуются печеным поросенком.

В Шотландии берегут последнюю горсть хлеба, сжатую летом, и раздают ее лошадям и коровам утром в Рождество, чтобы предохранить их на весь год от болезней. В старину первое блюдо, которое подавали в этот день у каждого доброго англичанина, была кабанья башка в уксусе и с лимоном в пасти. При этом пели песню, которая и теперь еще сохранилась в одном Оксфордском коллегиуме.

В некоторых местах Шотландии есть примета, что, кто первый отворит дверь в праздник Юля, тот будет счастлив во весь следующий год, потому что он спустил Юля. Для этого языческого божества иные по сию пору накрывают прибор и ставят хлеб с сыром и какой-нибудь напиток. Каждый гость должен отведать этой жертвы; если же уйдет без этого, дурная примета.

Об Рождестве, в Новый год, в первый январский понедельник и 3 мая суеверные люди в Шотландии ни за что не дадут угольев соседям, опасаясь колдовства и порчи, как древние римляне.

В западных областях Англии кланяются об Рождестве яблоням, чтобы они были плодоноснее на следующий год. В некоторых местах обыватели совершают ходы по плодовым садам и кланяются одному какому-нибудь дереву, произнося род заклинаний или заговора; после того поливают дерево яблочным соком или разбивают об него кубок с этим напитком все для урожая.

В некоторых местах к рождественской ночи делают особенные свечки, такие толстые, что они горят с вечера накануне праздника до исхода следующего дня, и если погаснут прежде, это предзнаменует несчастие в семействе. В северной Шотландии лавочники дарят Юлевые свечи своим покупщикам: строгие наблюдатели суеверных обрядов дают им гореть, пока они сами погаснут; другие, напротив, задувают их прежде и берегут огарки в виде талисманов.

В Англии есть множество других суеверий, которых мы не будем исчислять: ограничимся двумя или тремя примерами. Кто-нибудь из членов семейства встает в Рождество ранее всех других и приготавливает завтрак, который они должны скушать на постели. Завтрак этот обыкновенно состоит из пирожков с яйцами. На каждого человека в доме печется по пирожку, и чей пирог развалится во время печения, тому не дожить до будущего праздника.

Накануне Рождества кладут в огонь претолстое полено, которое должно гореть во весь следующий день, а если можно, и долее. Для зажжения его стараются иметь головню, сбереженную от прошлогоднего полена и служившую предохранительным средством от всякой напасти. Пока рождественское полено не потухнет, всей домашней челяди отпускается к столу пиво.

29 декабря, когда празднуется память избиения младенцев царем Иродом, в старину обыкновенно будили детей плетью, чтобы хорошенько вбить им в память это кровопролитие и хоть сколько-нибудь дать почувствовать страдания юных мучеников. День, в который приходился этот праздник, почитали черным во весь год и боялись, нежели мы понедельника.