«ВЕСЕЛАЯ ЦАРИЦА БЫЛА ЕЛИЗАВЕТ…»


Повседневная жизнь — от гвардии к армии

«Сверх комплекта, без жалованья»

В архиве лейб-гвардии Семеновского полка сохранились документы, касающиеся службы Александра Васильевича Суворова простым солдатом-семеновцем. Обнаруженные в последние годы XIX столетия, в связи с приближавшимся столетием со дня смерти великого полководца, они позволили наглядно представить повседневную жизнь простых солдат знаменитого гвардейского полка Елизаветинской поры1.

В те времена дворяне записывались на военную службу с колыбели и к юношескому возрасту достигали уже офицерских чинов. Для маленького Суворова, которому шел 12-й год, срок записи был давно пропущен. Однако уступая страстному желанию сына, а также совету знаменитого Ганнибала — «арапа Петра Великого», Суворов-отец решает записать сына в Семеновский полк рядовым. И только в следующем году постановлением «полковых штапов»2 Александра Суворова зачисляют в полк. Было ему тогда 12 лет от роду.

А вот и дословный текст этого документа:

«1742 году октября 22-го дня по указу Ея Императорского Величества лейб-гвардии Семеновского полку господа полковые штапы приказали: явившихся с прошениями ниже означенных недорослей, а именно: Федора Векентьева, Дмитрия Усова, Алексея Кармалина, князя Николая Волконского, Николая да Сергея Дурновых, князя Юрья Долгорукова, Николая Колтовского, князя Сергея Юсупова, Петра Шереметева, Федора Шереметева, князя Алексея Волконского, Сергея Ергальского, Александра Шереметева, Николая Ходырева, Петра Орлова, Александра Суворова, Сергея Бредихина, Андреяна и Илью Ергольских написать лейб-гвардии в Семеновский полк в солдаты сверх комплекта без жалованья и для обучения указных наук по силе состоявшегося Блаженныя и Вечно-достойныя памяти Государыни Императрицы Анны Иоанновны в прошлом 736 году декабря 16-го дня именного указу со взятьем обязательств от отцов или от сродников их, кроме князя Юрья Долгорукова, отпустить в домы их на два года, а помянутого князя Долгорукова на два года, и о том в роты ордеровать.

Андрей Ушаков

Степан Апраксин

Петр Чаадаев»

Чтобы представить тогдашнюю обстановку в гвардейских частях, проследим за дальнейшей службой в полку сверстников юного Александра. Каким же наукам должны были обучаться дворянские недоросли той поры?

Из документа, появившегося 9 октября 1742 года, явствует, что науки эти были самыми разнообразными.

«По указу Ея Императорского Величества… недорослей Ивана Чаадаева, Алексея Сухотина, Александра Благова, Николая Щербачева, Василия Лопухина… лейб-гвардии в Семеновский полк выписать в солдаты сверх комплекту без жалованья и обучаться им по силе состоявшегося 736 году… указу: арифметике, геометрии, тригонометрии, планов геометрии, фортификации, часть инженерии и артиллерии, из иностранных языков, также военной экзерциции и других указных наук…»

Так что принятый на службу в 1742 году 12-летний Суворов тотчас же получает отсрочку на 2 года, то есть до 1744 года. Затем, так и не побывав в полку, — еще на 2 года. На этот счет сохранилась расписка его отца Василия Ивановича.

«Декабря 11-го дня 8-й роты солдат Александр Суворов отпущен в дом его в Москву в приход Николая Чудотворца, что в Покровской, генваря по первое число будущего тысяща седмьсот сорок шестаго году, к сему реверсу, вместо сына своего Александра Суворова, подписуюсь».

Точно такую же расписку Василий Иванович дает и за соученика Суворова Лопухина, соседа по местожительству.

В то время семейство Суворовых обреталось в конце Покровской улицы, что была продолжением Покровки и Басманной, на углу Никольского переулка, поблизости от Семеновской слободы. Там находилась церковь Николая Чудотворца, прихожанами которой были Суворовы.

Возможно, что именно близкое соседство с Семеновской слободой, где постоянно пребывала небольшая команда полка и часть его канцелярии, значительно облегчило запись малолетнего солдата в этот полк.

Что же касается вышеперечисленных наук, то, зная скупость Василия Ивановича, трудно предположить, чтобы он заботился о расширении приведенной программы обучения своего отпрыска. Все, что было сверх «указных наук», будущий генералиссимус постигал исключительно благодаря самообразованию.

В то время Семеновский полк насчитывал 13 рот: 1 гренадерскую и 12 мушкетерских. Кстати, Александр был зачислен в 8-ю роту. Все эти роты были сведены в 3 батальона по 4 роты в каждом. А вот гренадерская принадлежала к составу 1 батальона. Сверх того в полку была и так называемая «заротная команда», позже именовавшаяся нестроевой ротой.