Удальцы-семеновцы!

Какова же была жизнь этого удивительного полка в те далекие годы? Каков был его быт, служба и, конечно же, состав? Оказывается, вплоть до 1739 года у полка, расквартированного в Петербурге, не было своей отдельной слободы. Размещался он в совсем еще юной столице разбросанно. И понятно, что от этого страдал внутренний распорядок, и в результате — сама служба. И лишь 13 декабря 1739 года появляется указ императрицы Анны Иоанновны о пожаловании полку особого места — «позади Фонтанки, за обывательскими дворами». Чтобы представить себе более наглядно границы этой территории, взглянем хотя бы на план столицы конца XIX века. Все пространство от Невского до Забалканского проспекта и от реки Фонтанки (кроме прибрежных домов) до Шушарских болот, за деревней Купчино, принадлежало знаменитому полку.

Ко времени прибытия в полк восемнадцатилетнего капрала Суворова и его юных сослуживцев-однополчан слобода была прекрасно обустроена. Вот уже два года действовал полковой храм. Эта уютная небольшая деревянная церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы была освящена в канун полкового праздника. Ее точное местонахождение — на месте пересечения Клинского проспекта и Можайской улицы.

Близ церкви строится полковой двор, то есть помещения полкового штаба. Сооружается и учебный плац. На карте города XIX века его нетрудно обнаружить. Он продолжал называться Семеновским и спустя полтора века после описываемых событий. Интересно, что каждая из рот сверх того имела свое парадное место у ротной «съезжей избы».

Вся полковая слобода была разбита на «перспективы и правильные улицы». А каждой роте был отведен определенный участок, на котором строились солдатские дома и дворы. Кстати, они не имели ничего общего с позже возведенными казармами. Это были так называемые «связи», деревянные с небольшим числом обитателей. По мере того как полк обстраивался, семеновцы размещались в более комфортных условиях — шире и просторнее.

Поначалу у каждой роты было по десять домов (на 1746 год). Затем количество домов быстро возрастало. Просторны были и солдатские дворы, и огороды. Они занимали «длинняку (в длину. — С.О.) по двадцати, поперешнику по семи сажен»3.

На этих просторных участках (в 140 сажен) солдаты размещались с большим удобством и рационально, используя буквально каждую сажень. Многие из семеновцев жили семьями. Что же касается казенных «связей», то здесь существовали непререкаемые нормы. В каждой «связи» можно было размещать не более 4 человек на светлицу.

В ту пору население полка не ограничивалось одними военными и их семьями. В приказах того времени можно встретить и разрешения лицам разного звания селиться у своих родственников — солдат и офицеров полка.

Особенность Семеновского полка заключалась в том, что в середине XVIII века он наполовину состоял из дворян. Причем каждый из них обладал еще и собственными крепостными. Некоторые из солдат располагали большим количеством дворни. И даже при полковых походах в Москву брали с собой по 15–16 человек дворовых. Имел при себе дворню и Суворов. Правда, небольшую. Всего двух человек — Сидора Яковлева и Ефима Иванова. Причем второй был человек преоригинальный и грамотей.