Посты у Летнего дворца

Однако ж главная служба полка — караульная. Ежедневные посты расставлялись у Летнего дворца, в Тайной канцелярии, в Кронверке, в Адмиралтейской крепости, в Петергофе. Кроме того, выделяются семеновцы для пикетов и патрулей при охране внутреннего порядка в полку. Немало солдат «наряжается» для постоянных работ в самой семеновской слободе.

В полку случались и чрезвычайные происшествия. Так, например, в июле 1748 года ударился в бега дворовый человек Александра Суворова Сидор Яковлев. Вот что гласил отданный по этому случаю приказ по полку:

«Ведомостью от 3-й роты представлено, что от прикомандированного в оную роту из 8-й роты капрала Александра Суворова сего июля 20-го числа бежал от него крепостной его дворовый человек Сидор Яковлев, который приметами росту среднего, лицом смугл, одутловат, широконос, глаза серые, волосы светло-русые, от роду ему 20 лет; на нем платье — кафтан серого цвета, шит по-лакейски, кушак красный, в сапогах смазных тупоносых, на голове шляпа без обшивки черная, а с собою снес денег два рубля. Того ради в ротах и в заротной команде всем чинам объявить, ежели кто объявленного беглого человека по вышеописанным приметам где признает, то б, поймав, приводили в полковую канцелярию».

Примечательно, что к этому же времени относится и известный случай пожалования будущему генералиссимусу рублевой монеты от самой императрицы.

Вот как все произошло. Будучи в Петергофе в карауле, молодой капрал Суворов стоял на посту у Монплезира. Императрица Елизавета Петровна, проходившая мимо, обратила внимание на ловкость, с которой отдал ей честь непредставительный с виду солдат. Государыня спросила, как его зовут. Узнав, что это Суворов, сын лично ей известного Василия Ивановича, она собственноручно пожаловала молодому солдату рубль. Однако Александр, памятуя строгость караульной службы, отказался принять «крестовик».

— Молодец, знаешь службу, — молвила в ответ государыня и, потрепав Александра по щеке, пожаловала поцеловать руку.

— Я положу его здесь, на земле, — добавила она. — Как сменишься, так возьми.

Крестовик этот Суворов хранил всю жизнь. Однако самое удивительное в этой истории, что ни в одном приказе по полку нет упоминания имени Суворова. Так что следует предположить, что рассказанный им случай относится к пребыванию Суворова на посту в садах Летнего дворца. Ведь именно здесь устраивались зачастую гуляния в Высочайшем присутствии.

Интересно, что в те веселые Елизаветинские времена при несении караульной службы нижними чинами допускалось немало вольностей. Так, из приказа от 5 июля 1748 года узнаем следующее:

«Ее Императорское Величество соизволила усмотреть, что на пикетах в Петербурге стоящие обер- и унтер-офицеры отлучаются от своих постов, того ради… наикрепчайше подтверждается, чтоб г-да обер-офицеры, также унтер-офицеры и прочие чины были на своих местах безотлучно…» Так что, прекрасно зная о расхлябанности и необязательности назначаемых в караул, Елизавета, пообщавшись с юным Суворовым, была приятно удивлена совсем иным отношением к делу.