Казачий абордаж

Бывали, правда, редкие встречи и с турецкими кораблями. Но даже и на этот случай у донцов имелась своя хитрость. Они умудряются обходить чужой корабль так, чтобы за спиной оказалось солнце. Затем, за час до захода солнца приближаются к жертве примерно на версту. С наступлением же темноты окружают корабль и… берут его на абордаж. Как правило, застают противника врасплох — турки славились своей беспечностью.

Ну а если на море штиль или полное безветрие? Казаки тогда не считают нужным и скрываться. Быстро овладев судном, налетчики поспешно забирают оружие, а также небольшие пушки, которые способны выдержать их посудины. Затем разыскивают деньги. Переваливают на свои борта товары. А вот сам корабль со всеми пленными и ненужным им грузом пускают на дно.

Происходят, правда, и несчастные встречи, когда на полном ходу большие турецкие корабли врезаются в самую гущу казачьих челнов. Тогда одни из них попадают под корабль, другие гибнут от картечного огня с обоих бортов. И вот тогда-то, как огромная стая потревоженных птиц, разлетаются эти утлые суденышки в разные стороны.

А сколько раз страшные бури носили по волнам отважных походников! Бывало — спасались. Но нередко и погибали. Если же и удавалось оказаться на прибрежных скалах, то могли попасть и в неволю. В таком случае турки заковывали спасенных в цепи и сажали на весла, на свои галеры.

Но вот что удивительно. Как ни велики бывали потери, казачество не оскудевало. На место одного выбывшего из строя становился десяток других. И морские походы так никогда и не прекращались, считаясь самым прибыльным делом. Донцов нимало не смущали ни бури, ни страх неволи, ни угрозы султана, ни запреты русского царя.

Если возвращение оказывалось счастливым, поход широко отмечался. Возвратившиеся останавливались где-нибудь неподалеку от Черкасска. Выгружали добычу и делили ее между собой. Строго поровну. Это называлось у них — «дуван дуванить».

Затем счастливцы облачались во все лучшее и подплывали к пристани с задорными, боевыми песнями и с частой пальбой. А все войско, уже заранее извещенное, располагалось на берегу.

Яростно палили и в самом Черкасске. С пристани все войско направлялось к часовне. Служился благодарственный молебен. А затем приплывшие, рассыпавшись по площади, обнимались, целовались с казачьим людом. Одаривали родных и знакомых заморскими гостинцами.

О количестве добычи можно было судить по тому, что одного «ясыря», или пленных, собиралось иногда до трех тысяч. Интересно, что у казаков даже существовало особое разменное место. И вот там они сходились, встречались с азовцами, меняя мусульман на русских. Иной раз требовали и выкуп. Так, например, за пашей турки из Азова платили по 30 000 золотых и более, в зависимости от знатности рода.

Продавали казаки и знатных турчанок. Всех же остальных женщин приучали к домашнему хозяйству. Ну а потом, предварительно окрестив, женились на них.