Колокола, отлитые из пушек

Примечательно, что на первых порах мало кому из донцов удавалось жениться твердо по церковному уставу. В древние казачьи времена все происходило более чем просто. Жених и невеста обычно выходили на площадь. Молились Богу. Затем кланялись всему честному народу. И после этого жених объявлял имя своей невесты. Обращаясь к молодой, донец обычно говорил: «Будь же ты моей женою!» Тогда невеста припадала к ногам казака со словами: «А ты будь моим мужем!» И как легко браки заключались, так же легко они и расторгались.

Простота эта может вызвать удивление. Так, например, казак, покидая свое жилище и отправляясь в поход, продавал жену за годовой запас «харчей». А бывало, и безо всяких причин выводил ее на площадь и говорил: «Не люба! Кто желает, пусть берет!».

Когда же находился охотник, пожелавший взять «отказанную жену», он прикрывал ее своей полой. И это означало обещание оказывать защиту и покровительство.

Но при всей жесткости и суровости нравов донцы отличались необычайной набожностью. Строго соблюдали посты, жертвовали церквям и монастырям. Особенным уважением у казачьей братии пользовался Никольский монастырь, что подле Воронежа. А еще — Рождественский-Черняев, что в Шацке.

Здесь престарелые казаки, потерявшие здоровье в многочисленных войнах, доживали свой век, облачившись уже в монашескую рясу. Кстати, точно так же поступали в свое время и запорожцы.

В обителях замирали страсти, забывалась вражда. А вот первые часовни на Дону появились только лишь в начальные годы царствования Алексея Михайловича Романова. Первая же церковь построена в Черкасске в 1660 году.

Примечательно, что в казачьих монастырях висели колокола, отлитые из неприятельских пушек, а священные одежды, иконы блистали жемчугом и обилием драгоценных камней.