Фельдцейхмейстер — о семи ролях

Вот о чем писал граф Шувалов в эти годы: «…Главное и первое есть упование в том, чтобы биться и победу свою доставить действом артиллерии». Мысль, конечно же, верная. Но вот как повысить уровень артиллерии и качественно, и количественно?

И вот вызревает решение: для сохранения меди, потребной для гаубиц, уже 28 сентября 1756 года последовало запрещение употреблять медь на какие-либо иные изделия. А с 7 мая 1757 года начинают ежегодно отпускать на усиление артиллерийской команды при гаубицах по 8100 рублей.

Однако этим дело не ограничивается. Как тогда говаривали, «в целях повышения артиллерийского дела в частности и оружейного вообще» уже через четыре месяца (то есть 28 сентября 1757 года) энергичному Шувалову подчиняют и Оружейную канцелярию.

Интересно, что именно в это время Петр Иванович создает некое подобие арсенала — музея, где со знанием дела и превеликим усердием собирает коллекцию не только современного, но и старинного оружия. Причем свозит его в свою канцелярию отовсюду, где только оно могло сохраниться. Даже из древних монастырей.

Как позже выяснилось, самым удачным годом для П. И. Шувалова оказался 1757-й. 30 марта последовало утверждение реляции графа о содержании фурштадтских13 чинов при всей артиллерии. 1 мая Конференция предоставила очередное ассигнование в 22 669 рублей. Они предназначались на изготовление для армии артиллерийских орудий, именуемых единорогами и «близнятами». Причем изобрел их и соорудил сам Шувалов. И, наконец, 20 октября того же 1757 года деятельный граф удостаивается нового — как бы мы сказали сегодня, целевого — ассигнования. Оно было выдано на литье двенадцатифунтовых единорогов и на снабжение ими гвардии и армии.

Чтобы сформировать новый корпус численностью в 30 000 человек, нужны были огромные средства. Шувалов находит, казалось бы, оригинальный выход. «Для оборудования и содержания корпуса», как пишет он 7 октября 1756 года, он предлагает новый передел медной монеты.

Конференция принимает это предложение и, более того, поручает графу заведовать этим переделом. И вот дальше начинается уже чисто дипломатическая эквилибристика. Конференция заявляет Сенату, что новообразуемый корпус изымается из подчинения… главнокомандующему армией. Тогда в чьем же подчинении он будет находиться? В ведении все той же Конференции.

Итак, в мае 1757 года этот Обсервационный корпус располагается близ российских западных границ, около Риги, Ревеля (Таллина) и Пернау (Пярну), от Смоленска по границе и по Двине в Можайске. Отчасти и в самом Петербурге.