Очередной рескрипт Елизаветы

Тем временем Русская армия подошла к Мемелю. Время для передвижения было выбрано крайне неудачно. Хмурая, влажная осень, распутица заставляли бросать множество повозок и имущество. Часть конницы была распущена. И в этот, совершенно неудачный для действующей армии момент, 28 сентября 1757 года, в главную квартиру в деревне Лапинен прибывает указ (за № 134), снова требующий перейти в наступление.

Как человек, трезво оценивающий существующее положение вещей, Апраксин в очередной раз созывает Военный совет, который уже в категорической форме отвечает: «…невозможное возможным учинить нельзя, следовательно и армию в Тильзит и в прочие предписанные места никак расположить не можно».

Постановление совета фельдмаршал утверждает и дополняет его и своими пожеланиями: «…как против натуры ничего сделать не можно, так и армии, которая толикою гибелью от того угрожаема, в здешней земле зимовать не место».

И вновь уже в который раз Конференция — этот, казалось бы, коллегиальный орган, который должен трезво оценивать обстановку, — делает совершенно противоположные выводы. Конференция продолжает смотреть на армию как на «великую махину», которой следует управлять по произволу политики. Мнение Апраксина, да и всего Военного совета перечеркнуто. И появляется очередной рескрипт (за № 135), но уже «за подписанием собственной руки» императрицы Елизаветы Петровны. И вот теперь члены Конференции, заручившись поддержкой монарха, требуют от уставшей и истощенной армии невозможного — «сохранить Мемель». В случае перехода Немана прусской армией Левальда Апраксину предписывается «…не только подать к баталии повод, но сыскав его (Левальда. — С.О.), атаковать, для чего буде успеть возможно, чтоб поворотить конницу». А далее «высадить десант в Лабнау и по меньшей мере вид показать к намерению на Кенигсберг».

От предыдущего 134-го указа до нынешнего 135-го проходит всего лишь неделя. Как раз в эти часы (в ночь с 5-го на 6 октября) большая часть армии была стянута к Мемелю. И Апраксин снова вынужден собрать Военный совет, который со знанием дела вновь обрисовывает Конференции истинное положение вещей. И весь груз ответственности за происходящее вчерашний вельможа, а нынешний полководец, беспокоящийся за сохранение армии, смело берет на собственные плечи. А ведь поступок этот и Степана Федоровича, и всех членов Военного совета крайне мужествен. Ибо на этот раз они выступили против решения императрицы.

Именно поэтому я и привожу выдержки из четко аргументированного ответа Военного совета Апраксинской армии буквально по каждому пункту выдвинутых Конференцией требований.

По 1-му пункту совет постановил, что не видит «никаких возможностей» к наступлению «без подвержения к истреблению всех людей и лошадей голодом, а потом их совершенному и безоборонному от неприятеля всей армии разбитию; прежде получения точного высочайшего повеления в невзирании ни на какую видимую всей армии бесплодную погибель в то не вдаваться».

По остальным пунктам постановлено: по 2-му — «Мемель будет сохранен и удержан во что бы то ни стало»; по 3-му — «в случае перехода через Неман будет дан отпор, чем можно»; по 4-му — «высадиться в Лабнау невозможно, так как нет годных судов».

Участвовавшие в совете генералы, представив глубокую и тяжкую их скорбь от недоверия к ним государыни, просили: «…для достоверности же, что армия всеконечно в таком изнеможенном состоянии, сим всеподданнейше весь генералитет просит, дабы повелено было к освидетельству прислать каких поверенных персон, но не замедля, чтобы могли они все увидеть прежде нежели через отдохновение поправиться может».

И наконец, совет заключил, что «все резоны приносятся (по их должности) дабы усматривая, через собственное испытание подвержение армии очевидному, естественному сначала истреблению, а потом неминуемому бесславному от неприятеля разбитию… буде же не взирая на все те резоны соизволения Ея Величества будет, чтобы мы токмо ниже подписавшиеся положением своего живота доказали те невозможности, то каждый из нас жизнь свою, на то готовую, всеподданнейше приносит и к пользе Ея Императорского Величества с радостью оную посвятить желает»15.

Далее же события развиваются самым невообразимым образом. При дворах союзников России в этой войне начинается брожение. Русского медведя, и без того сыгравшего в войне с Пруссией огромную роль, стараются увлечь в очередную схватку. Австрийский и французский послы пишут жалобы на фельдмаршала. Конференция, в свою очередь, отправляет в армию указ за указом. Один грознее другого.

А как же вел себя в те мрачные месяцы Бестужев — канцлер Елизаветы Петровны? Положение этого царедворца было крайне сложным. С одной стороны, он был в дружеских отношениях с Апраксиным, но, как Елизаветинский канцлер, должен был требовать от своего друга немедленного наступления на пруссаков по воле французов и австрийцев.

От успеха Апраксина теперь зависела и судьба канцлера. А беспричинное, при взгляде из Петербурга, отступление армии Степана Федоровича после победы приводило Бестужева в отчаяние.

Еще 13 сентября 1757 года он пишет своему другу: «Я крайне сожалею, что армия вашего превосходительства почти во все лето недостаток в провианте имея, наконец, хотя и победу одержала, однакож принуждена, будучи победительницей, ретироваться. Я собственному вашего превосходительства глубокому проницанию представляю, какое от того произойти может безславие, как армии, так и вашему превосходительству, особливо ж когда вы неприятельские земли совсем оставите».