Воспоминания былого офицера

А вот как вспоминал то романтическое время бывший офицер, участник Семилетней войны, приятель братьев Орловых Андрей Болотов. Прожив около 100 лет, он мог прекрасно сравнивать, сопоставлять времена и нравы. «Все, что хорошего жизнью зовется, — писал он о елизаветинском времени, — тогда только что заводилось, равно как входил в народ тонкий вкус во всем. Самая нежная любовь, толико подкрепляемая нежными и любовными в порядочных стихах сочиненными песенками, тогда получала первое только над молодыми людьми свое господство».

Западные забавы, свидетелями и участниками которых становится и русское офицерство, в половине века проникают и в деревню, в помещичьи усадьбы. Теперь и там происходят своего рода ассамблеи. Правда, тяжеловатые и грубоватые, как всё в деревне. Появляются здесь и карты. А на смену отечественным танцам приходят менуэты и контрдансы.

Интересно, как же веселилось офицерство средней руки в глубине России, в губерниях? Возвращаясь в 1752 году из Петербурга к себе в усадьбу, молодой Андрей Болотов заехал к псковскому помещику Неклюдову, женатому на его старшей сестре. И попал как раз на ее именины. «Именины праздновались на славу. Был большой съезд окрестных помещиков и, конечно, с семействами. Приехал П. М. Сумороцкий, важный сосед в полковничьем чине, уважаемый всей округой, и привез с собою, по просьбе хозяина, свой домашний оркестр из нескольких дворовых скрипачей, которые в свободное от занятий искусством время помогали хозяйским лакеям прислуживать за столом. Приехал другой Сумороцкий, небогатый маленький и худенький человек с претолстою и предородною женою и с тремя из бесчисленного количества дочерей всех возрастов, из которых состояла его семья. Приехал помещик Брылкин из простаков, любивший отменно курить табак и выпить иногда лишнюю рюмку…»

Приехали многие другие, имен которых не сохранила память автора воспоминаний. Обед, как и подобало торжественному случаю, тянулся несколько часов. После обеда общество предалось увеселениям. Молодежь занялась танцами, причем Болотов щеголял сшитым в Петербурге синим кафтаном с белыми разрезными обшлагами и «должен был открыть менуэт», танцуя в первой паре с полковничьей дочерью.

«Дамы сели за карточные столы, забавляясь какою-то игрою в «памфель», мужчины продолжали беседу за рюмкой. Наконец оживление, все возрастая, охватило всех; карты и разговоры были брошены, все пустились в пляс. Элементы отечественной культуры взяли верх над европейской, и чинный западный менуэт уступил место русской, под песни дворовых и лакеев. Так продолжалось до ужина. Гости, разумеется, ночевали у радушного хозяина и стали разъезжаться только на другой день после обеда».

Жизнь усадьбы офицера средней руки — это и ее обстановка. Так что опишем вкратце одну из таких подмосковных вотчин, принадлежавшую большому барину князю Д. М. Голицыну. В конце 30-х годов, перед тем как ее конфисковать, в усадьбе составили опись. Это немалое село Богородское, что расположилось на юге Московской области на реке Пахре, раньше принадлежало князьям Одоевским. Здесь, конечно, совсем нет той роскоши, которой в недавнее время стали блистать столичные дома.

Небольшой старинный господский дом состоит из двух светлиц. Украшений совсем немного. Образа «черкасской» работы, возможно, вывезенные князем из Киева, где он одно время был губернатором. На нас с таинственной настороженностью посматривают из темных добротных рам картины с какими-то неведомыми России событиями. Лишь одна из них достоверно и учтиво воскрешает не столь давнее — знаменитую Полтавскую баталию. А вот на остальных и имя живописца, и изображенное прикрыты легкой вуалью латыни («литеры латинския»).

Деревенская усадьба — пока еще не место постоянного пребывания барина, но лишь источник ресурсов, что подпитывает его значительно более изысканную и богато украшенную усадьбу городскую. Отсюда и очевидная скромность обстановки.