Междоусобицы отправленных в отставку

Как же выглядела российская глубинка до провозглашения «вольностей»?

Удивительную особенность порождала пустота провинции в первой половине XVIII века. Одинокие и редкие обитатели усадеб, свободные от службы, быстро дичают. И наряду с радушием и гостеприимством, свойственным славянской натуре и распространенным среди русского дворянства, складывается и какой-то новый, особый тип помещика. Это угрюмый нелюдим. Когда-то служивший в армии, но давно уже вышедший в отставку, а то и вовсе «не нюхавший пороху», он никуда не выезжает и никого не принимает. Весь в собственных усадебных заботах и мыслях о борзых и гончих сворах. Да и куда выезжать и кого принимать, если вокруг пусто.

Упомянутый уже майор Данилов так описывает жизнь своего родственника в ту пору: «Он никуда не езжал по гостям, да я и не слыхивал, чтоб и к нему кто из соседей равные ему дворяне езжали».

Но поразительно другое — и 50, и 100 лет спустя эта нелюдимость некоторой части провинциальных помещиков отражается на их быте и нравах. Даже и при Екатерине они остаются угрюмо-уединенными.

После оживления жизни в провинции каждое имение — это как бы маленькое государство. И высший закон в имении — воля барина. Так что и отношения к соседям — помещикам, что только-только освободились от военной службы, — как в маленьких государствах.

Каждая крупная усадьба обладает своим «приказным человеком», то есть адвокатом из крепостных. Иногда же всеми юридическими тяжбами занимается сам помещик. Иной бывалый офицер находит в этом даже некоторое удовольствие. Наряду с борзой и гончей охотой он «хаживает» в суд. Сутяжничество иногда становится страстью.

Вот портрет одного из таких «ябедников». Это отставной лейб-гвардии прапорщик князь Никита Хованский. Как характеризуют его окружающие — политический и религиозный вольнодумец. Он бросил жену. Более 10 лет не ходит на исповедь. Называет высокопоставленных особ дураками (возможно, и за дело) и злорадствует по поводу пожара в Московском дворце, зубоскаля, что императрицу преследуют стихии. Из Петербурга ее гонит вода — наводнение. А из Москвы — огонь.

По этому случаю появляется и соответствующий указ. Он предписывает Никите Хованскому бросить юридические споры и никому не давать никаких советов и наставлений под опасением конфискации движимого и недвижимого имущества. А за свой воинствующий атеизм и слишком резкий язык «адвокат» расплачивается плетьми и последующей ссылкой поначалу в монастырь, на покаяние, а затем в свои деревни.

Но при всей любви к процессам и сутяжничеству многим, особенно горячим и неуёмным натурам в среде этого в прошлом служилого дворянства не хватает терпения поджидать окончания тяжб. А потому они, по призванию люди военные, предпочитают решать возникающие недоразумения прямо-таки открытым боем.

И порой доходило до трагикомичного. Соседи-вотчинники нередко вступают в самые настоящие войны друг с другом. И если принять во внимание, что предводители той или иной вотчины еще вчера носили военный мундир и служили в армии или гвардии, итоги этих частных войн нередко бывают плачевны.

В начале царствования Елизаветы Петровны (1742 год) богатый вяземский помещик Грибоедов формирует из числа своих дворовых настоящий боевой отряд. Вооружает рогатинами и дубьем и под покровом ночи нападает на усадьбу помещицы Бехтеевой. Владелицу имения попросту выгоняет. Сам же селится на ее месте.

А в Орловской губернии в 1754 году происходит и вовсе кровопролитное сражение с человеческими жертвами. Причем один офицер выступает против другого. Трое братьев Львовых — советник, асессор и руководящий ими корнет — предпринимают поход против поручика Сафонова — своего соседа. Выступление «армии» обставлено торжественно. В ее рядах 600 человек. Звучат напутственные речи. Воинственный дух поднимает и чарка водки, поднесенная перед походом «воинам». Вооруженные крестьяне следуют в пешем строю. Помещики и приказчики — верхом. Схватка происходит на сенокосе. Итог печален — 11 человек убито, 45 ранено, причем тяжело, и двое пропало без вести.

Но самое удивительное, что в этих «войнах местного значения» принимают участие даже жены и дочери служилых людей. Так, в схватке крепостных помещицы Побединской с соседями-помещиками Фрязиным и Леонтьевым последние погибают (1755 год). Известна и другая «битва» 70 крепостных генеральши Стрешневой с людьми князя Голицына.

Подобным «сражениям» способствовал не только неуёмный, мятежный нрав вчерашних офицеров и офицерш, но и сформированные, правда, для других целей, боевые отряды. В середине XVIII века повсюду шалили разбойничьи шайки, частенько нападавшие на усадьбы. А потому владельцы имений, сами, как правило, военные, умело формировали, обучали и вооружали собственных крестьян.