Учреждены кавалергарды

Гвардия помогла Екатерине взобраться на престол. Военный переворот был крайне жесток лишь к одному человеку в империи — Петру III. Но если гвардия смогла всего за один день — 28 июня — убрать законного государя, то что же говорить о Екатерине. Ведь сама она не имела фактически никаких прав на трон. Права эти были у ее сына — малолетнего Павла Петровича, да еще у Иоанна Антоновича, по-прежнему томившегося в мрачном каземате Шлиссельбургской крепости.

Опасения Екатерины усилились к концу 1762 года, когда стало известно об офицерах-заговорщиках, теперь уже замышлявших против самой императрицы. Но что особенно насторожило самодержицу — в их числе оказались те самые люди, которые возводили ее на престол несколькими месяцами раньше.

Отсюда следует: надо реформировать армию и гвардию, достаточно распустившуюся в елизаветинские времена, чтобы для нее главным были не перевороты, а сама война. И Екатерина начинает действовать, причем очень мягко, вкрадчиво и постепенно.

По-разному подходит она и к судьбам недавних приближенных свергнутого Петра III. Одного — это фельдмаршал Миних — она перетягивает на свою сторону лаской и высокой доверительностью бесед. Непримиримого майора Льва Пушкина спроваживает в крепость, а Петра гудовича, продолжавшего хранить верность Петру III, отправляет в его родовое поместье. Так понемногу укрепляется она на троне.

Ну а теперь пора начинать реформы и в самих полках. Лейб-гвардии бомбардирский батальон поступает для сформирования при Преображенском полку особой бомбардирской роты. Появляются целые артиллерийские команды и при Семеновском и Измайловском полках. Шесть гренадерских батальонов становятся основой для формирования двух гренадерских полков. Восстанавливаются и прежние названия полков, под которыми они были прославлены в военных кампаниях. Названия же по именам шефов, введенные Петром III, отменяются.

А как поступить с теми рослыми красавцами, что появились при Петре I под именем кавалергардов и перестали существовать уже при Анне Иоанновне, боявшейся (и не без основания!) их возможной нелояльности к тогдашнему правлению? История их исчезновения и последующего возрождения настолько необычна, что о ней следует непременно поведать.

Наипервейшая задача Кавалергардского корпуса, или, как называли их при Петре I, кавалергардии, заключалась в том, чтобы служить телохранителями и почетной стражей царствующих особ Российского императорского дома. Они несли свою службу во время коронаций и других торжеств.

…В свое время Петр, желая придать большую торжественность и великолепие коронации своей супруги-императрицы Екатерины I (1724 год), повелел генерал-майору Лефорту сформировать драбантов48, или кавалергардов. Сам Петр принял на себя звание капитана кавалергардии, а офицерами назначил самых близких к себе лиц. На должности же рядовых выбрал лично 60 обер-офицеров различных полков, находившихся в Москве. Причем самых рослых, видных и красивых. Рота кавалергардии состояла из 71 человека: 4 офицеров, 60 рядовых, 4 запасных, 1 литаврщика и 2 трубачей.

Им была присвоена особая форма, отличавшаяся необыкновенной красотой и богатством отделки: зеленые кафтаны, красные камзолы и рейтузы с золотыми галунами. Сверх кафтана надевался ярко-красный супервест, украшенный еще и Андреевской звездой на груди и двуглавым орлом на спине. Головной убор представлял собой шляпу с плюмажем — украшением из перьев (франц. «plumage» — оперение). В XVIII веке плюмажи изготовлялись главным образом из страусиных перьев. Причем пучок перьев укреплялся вертикально.

Все это великолепие военно-гвардейского облачения дополняли серебряные трубы и литавры. Ладные высоченные красавцы располагались верхами, на вороных лошадях. Когда же коронация была завершена, роту кавалергардов расформировали и все чины были возвращены по своим полкам. А как же быть с мундирами? Они сдаются в Московскую мундирную контору. До поры.