Лейб-кампанцы — новые шансы

Пора эта приходит нескоро. Как уже упоминалось, Анна Иоанновна роту расформировала. А вот Елизавета Петровна хотя и не восстанавливает кавалергардию, однако собственную, личную гвардию — лейб-кампанцев — облачает на время коронации да и в других торжественных случаях в ту самую былую кавалергардскую форму еще давних петровских времен.

И вот наконец Екатерина II после не одного десятка лет забвения и буквально через неделю после своего восшествия на трон (6 июля 1762 года) приказывает снова набрать кавалергардию по штатам 1726 года. Но из кого же? Оказывается, из чинов лейб-кампании, распущенных императором Петром III.

Генерал-аншефом кавалергардии становится граф Гендриков — в память о Екатерине I, которой он приходился племянником.

Но и после коронации (22 сентября 1762 года) кавалергарды не снимают с себя мундиры и не оставляют службы. По распоряжению самодержицы они возвращаются в Петербург. И в течение всего царствования Екатерины II содержат внутренний караул во дворце, близ покоев императрицы. Здесь, во дворце, им выделена особая комната, которая получает название Кавалергардской.

А спустя еще почти два года, 24 марта 17б4-го, Екатерина утверждает новый штат кавалергардии. Ей присвоено название Кавалергардского корпуса. Шеф корпуса по этому штату состоит в ранге полного генерала49, поручик — в ранге генерал-поручика, вахмистр — в ранге полковника, два капрала — подполковники, еще два — премьер-майоры и 60 рядовых кавалергардов — в рангах поручика, подпоручика и прапорщика армии.

Шефами Кавалергардского корпуса после графа Гендрикова были генерал-фельдцейхмейстер князь Григорий Орлов — с 25 марта 17б5-го по 13 апреля 1783 года, генерал-фельдмаршал князь Григорий Потемкин-Таврический — с 2 февраля 1784-го по 5 октября 1791 года и, наконец, последним при царствовании Екатерины — генерал-фельдцейхмейстер князь Платон Зубов — с 21 октября 1793-го по 11 ноября 1796 года.

Вслед за представительскими заботами — а отчасти и заботами о собственной безопасности — Екатерина принимается за организацию головного военного ведомства. 13 января 1763 года она учреждает квартирмейстерскую часть под названием Генерального штаба. И далее, в течение всего более чем тридцатилетнего царствования она глаз не спускает с армии — решительного проводника ее политики.

В первые же шесть лет своего правления (1762–1768 годы), то есть до начала конфедератской и первой турецкой войны, она проводит ряд реформ. Одна из них — полки, составляющие так называемый «обсервационный корпус», обращены на укомплектование артиллерии. Были и другие.

Так, задумываясь об огромных пространствах Сибири, Екатерина приступает к формированию здесь двух полков — Селенгинского и Томского. Здесь же учреждается и Якутский карабинерный полк. Все уже существующие драгунские полки обращены в полевые.

При некоторых пехотных полках Екатерина учреждает и крайне необходимые в боевой обстановке небольшие легкоподвижные «егерские команды». Оптимальное число солдат, которые должны в них находиться, — 60.

Затем самодержица обращает свое особое внимание на полевую и тяжелую артиллерию.

Растет и число полков Русской армии. Повелено содержать целых 32 полка тяжелой кавалерии, 6 кирасирских, 19 карабинерных и 7 драгунских.

А вскоре по дорогам империи начинают печатать шаг здоровяки бомбардиры, канониры и фузилеры. Всего пять полков. Причем каждый такой полк состоит из двух батальонов, каждый пятиротного состава.

Проходят годы, и егеря прекрасно проявляют себя в военных действиях. А потому в 1768–1787 годах егерские команды учреждаются уже при всех пехотных полках. И наконец, всех егерей объединяют вместе, в мобильные, скорые на подъем егерские корпуса.

Войны показывают огромное значение пехоты. А потому на пределах России растет и количество пехотных полков. Причем какие-то полки расформировывают либо переименовывают из мушкетерских в гренадерские.

Тяжелая кавалерия к 1787 году насчитывает 5 кирасирских, 19 карабинерных и 10 драгунских полков. Преобразуется и легкая конница, включающая гусарские и пикинерные части.

А как поступает самодержица с местными, украинскими формированиями ландмилиции? Их попросту расформировывают, доукомплектовывая ими, в частности, драгун.

Построив крепкие, добротные полки Русской армии, Екатерина не теряет интереса к вооруженным силам. В последний период ее царствования (1787–1796) реформы продолжаются.

Гвардию в этот период у нас представляют: Преображенский полк, состоящий из 4-х батальонов, 2-х гренадерских и 1-й бомбардирской роты, Семеновский и Измайловский полки — каждый из 3-х батальонов, одной гренадерской роты и артиллерийской команды.

Полевую пехоту составляют 12 гренадерских полков, по 5 батальонов в каждом (в батальоне по 5 рот).

55 пехотных полков, по два батальона шестиротного состава. 20 полевых батальонов.

10 егерских корпусов, каждый из 4 батальонов (в батальоне 6 рот). А также еще 3 егерских батальона (каждый из 6 рот).

В этот последний период царствования Екатерины продолжает укрепляться и отечественная легкая и тяжелая конница.

Легкую кавалерию теперь составляют гусарские полки — Ольвиопольский и Воронежский (6-эскадронного состава). 11 легкоконных и 4 конно-егерских полка.

В составе тяжелой кавалерии числятся 5 кирасирских полков (по 6 эскадронов в каждом). 16 карабинерских (8 — в пять и 8 — в шесть эскадронов). Конно-гренадерский Военного ордена (в 10 эскадронов). 11 драгунских (10-эскадронных), из которых при Псковском находилось, кроме того, 5 эскадронов гусар.

И наконец, в 1794 году Екатерина учреждает 5 рот конной артиллерии. Уже позже, в следующем веке, в войнах с французами конная артиллерия, благодаря своей мобильности и удивительному мастерству артиллеристов, будет не единожды выручать Русскую армию.