Разной ли «масти» особые части?

Несмотря на то, что регулярная армия была создана в России задолго до Екатерины, в ее время здесь сохранялось множество особых воинских частей. Кого только не было на южных территориях государства! Ландмилиция и пандуры, новосербские и славяносербские ополчения. И все они — иррегулярные.

Каким же образом могло быть сведено все это разношерстное, разноуправляемое воинство к единому знаменателю? Вопрос для императрицы оказался не простым. И все-таки он был разрешен. К концу ее царствования из 75 000 солдат особых частей осталось всего лишь 17 000 человек, составляющих гарнизоны далекого Оренбургского края и Сибири и часть казачьих войск.

Итак, во сколько же штыков и сабель оценивалось регулярное войско Российской империи к этому времени? 500 000 солдат против 280 000 при Петре III. Полевые войска, составлявшие прежде около 150 000 человек, выросли до 400 000. Число пехотинцев возросло почти в 3 раза: свыше 314 000 против 112 000. Увеличилась почти вдвое и численность кавалерийских частей: 58 000 против 33 000. Особые успехи сделала артиллерия: вместо 8500 человек теперь в строю стояли 24 000 человек.

Кроме того, конно-артиллерийские роты были учреждены у нас (по предложению графа Платона Зубова) раньше, чем в остальной Европе. Могла Россия похвастаться и легкой пехотой — егерями, прекрасно приспособленными к ведению боя в рассыпном строю. То была инициатива графа П. И. Панина.

Однако упоминая о многократно увеличившемся числе солдат — этих екатерининских орлов, не следует забывать, что Петр III был у власти всего лишь полгода, да и то в зыбкое, тревожное время, Екатерина же удерживала «государственные вожжи» более 30 лет, да еще и в стабильной, успокоенной империи.

И уж коли нашей самодержице удалось, правда, с огромным трудом, переплавить особые части войск в регулярную армию, можно напомнить читателю, как были вооружены и экипированы эти екатерининские орлы.