От лопастей зеленых до серебра эполет

Двадцать лет спустя егеря набирают уже огромную силу. И где только не приходилось им бывать! От дремучих лесов до выжженных солнцем степей, гор и шхер. Форма этой легкой пехоты оказалась удачной, а потому не претерпела больших изменений. И все-таки в 80-е годы XVIII века екатерининские егеря выглядели несколько иначе, чем прежде. Изменились головные уборы. И привычный уже гром барабанов и меланхоличные взвывы флейты сменили теперь вспархивающие высоко в небеса резкие звуки труб.

10 апреля 1786 года, когда из егерских батальонов оставались только два Сибирских, а вместо остальных существовали 4-батальонные егерские корпуса, егерям назначают очень эффектное и еще более безопасное обмундирование.

«Рядовому егерю — кафтан или куртку, камзольчик, галстук, манжеты у манижки, шаровары, сапоги, каску, китель и шинель, за исключением последней, подобные вышеописанным мушкетерским, только куртку всю зеленую, с черною выпушкою позади пол; шаровары зеленые же, с черною выкладкою; на каске бляху из белого железа, вызелененную; лопасти58 зеленые; плюмаж, обшивку лопастей и кисти черные.

Шинель, как и прежде, была зеленая, без подкладки, только с тесьмою, подшитою по краям. Портупея, каждому пистолет, ружье, патронный ремень, ранец и водоносная фляжка — остались всё те же, какие были в 1777 году.

Егерские капралы, фурьеры, каптенармусы и сержанты, как и прежде, отличались от рядовых одними галунами и имели прежние же: кортик, портупею, штуцер, патронный ремень и пистолет. Конное вооружение и конский убор фурьера также не изменились.

Трубачи у егерей, заменившие барабанщиков и флейтщиков, были обмундированы против рядовых, с белыми нитяными нашивками и кистями. Из оружия и амуниции каждому из них были положены: кортик, портупея, штуцер и патронный ремень, а трубы их были медные, длиною до 14 вершков, с гарусными шнурами и кистями, зеленого с черным и белым цвета.

Нестроевые нижние чины, обозные, надзиратели для больных, писаря и прочие, кроме профосов и извощиков, получили обмундирование по образцу строевых, но куртку, шаровары и, вместо каски, картуз, всё зеленые. Им даны кортики с черными портупеями, а трем первым оставлены: золотой галун на куртке и трости; против сержантов.

Профосы и извощики ни в чем не были отличены от профосов и извощиков пехотных полков.

Обер- и штаб-офицерам сохранено почти то же обмундирование, какое они получили в 1777 году, но с прибавлением узкой выпушки из красного сукна: вокруг воротника, лацканов, обшлагов, карманных клапанов и завороченных к верху пол кафтана и вокруг камзола.

Вместо шляп им были даны каски, по образцу установленных для нижних чинов, а вместо шпаг сабли, в том почти виде, какия с 1786 года начали носить в гренадерских полках.

4 февраля 1787 года князь Потемкин установил для офицеров егерских корпусов определенные цвета эполет и шелковых, на тесьме или полотенце их, полосок:

Таврического корпуса — серебряные с зелеными полосками.

Бугского — золотые с зеленым.

Белорусского — серебряные с голубым.

Лифляндского — золотые с голубым.

Кубанского — серебряные с синим.

Кавказского — золотые с синим.

В каждом батальоне число полосок соответствовало его нумеру в корпусе, как-то: в первом баталионе эполеты были с одною, во втором — с двумя, в третьем — с тремя, в четвертом — с четырьмя полосками.

4 марта 1787 года офицерами егерских корпусов, принадлежавших к армии князя Потемкина, даны небольшие знаки: обер-офицерам — все серебряные, а штаб-офицерам — серебряные с золотым ободочком.

13 февраля 1788 года егерским офицерам тех же корпусов, в строю и караулах повелено носить куртки и каски, на том самом основании как в это время было установлено для офицеров мушкетерских полков»59.