Монаршия слабость — гусары

Надо полагать, что особой слабостью Екатерины были гусары. Об этом можно судить хотя бы потому, что именно из них был сформирован собственный Ея Императорского Величества конвой (о нем речь пойдет чуть ниже).

Немало сил в укреплении легкой конницы приложил русский полководец Миних62 еще во времена Анны Иоанновны. Генерал-фельдмаршал Бурхард Кристоф Миних предложил в свое время сформировать из различных выходцев 4 гусарские роты для защиты наших южных границ. Однако составленные из бродяг разных национальностей, лишенные четкой, жесткой организации, они поначалу принесли один только вред.

И вот 14 октября 1741 года появляется Высочайший указ о формировании 4-х гусарских полков — Сербского, Венгерского, Грузинского и Молдавского. В составе каждого — по 10 рот. На формирование этих полков поступают 4 роты гусар — теперь уже выходцев именно тех наций, имена которых и даны полкам. Каждому поселенному гусару отводят участок земли, предоставляют жалованье — 38 рублей 94 копейки в год. Оно предназначено на покупку вооружения, одежды и лошади. Придя к власти, Елизавета полностью сохранила характер поселенных пограничных войск, значительно увеличив их численность. А в 1751 году в русское подданство переходит полковник Хорват, уроженец Сербии, до того находившийся на австрийской службе. Ему разрешают набрать из сербов 2 гусарских и 2 пандурских полка, каждый из которых состоит из 20 рот.

Земли для новых поселений (Новосербского и 2 пандурских) выделяют между притоками Днепра — Кагарлыком и Хмельником. А местность получает название Ново-Сербия. Чтобы защитить эти новые поселения от нападений турок и татар, русское правительство закладывает крепость Святой Елизаветы (позднее город Елизаветград).

Два года спустя сербы Шевич и Прерадович вместе с выходцами из Сербии поселяются между Бахмутом и Луганью в местности, которую называют СлавяноСербией. Здесь каждый из них основывает по гусарскому полку, которые и получают их имена (1753 год).

В 1757 году создается также Слободской гусарский полк, набранный из украинских слободских казаков. А двумя годами позже уже известный нам Хорват формирует еще и Македонский, Болгарский и так называемый Желтый гусарские полки.

Гусарское обмундирование было заимствовано из Австрии. Это цветной длиннополый доломан и ментия (ментик), опушенные белой овчиной и расшитые шнурами. На гусарах облегающие чакчиры (брюки) и легкие желтые сапожки со шпорами. Головной убор — смушковая шапка со шлыком63. Плечи их укрывала накидка-епанча.

Вооружение гусар состояло из сабли в металлических ножнах, карабанов и пистолетов. На гусарском плече на длинных ремешках покачивалась плоская, узорная сумка-ташка.

Нижние чины волос не пудрили. Носили длинные, закрученные виски и короткие косицы. Выглядели гусары в таком красочном одеянии и с оригинальной прической прямо-таки залихватски.

А вот с лошадьми дело обстояло непросто. Пока еще они были «не в масть», то бишь произвольной масти.

Ко времени восшествия на престол Екатерины в Русской армии насчитывалось 8 гусарских полков, 4 поселенных и 2 пандурских пеших полка. Причем полевые полки были 10-ротного состава, поселенные и пандурские — даже 20-ротного. Однако уже на следующий год после прихода Екатерины к власти выясняется, что в гусарских полевых полках не хватает кавалеристов. И приходится, с огромным сожалением, расформировывать Желтый, Македонский и Болгарский полки и укомплектовывать этими гусарами Сербский, Венгерский, Грузинский и Молдавский полки (1763 год).

Год спустя, в 1764 году, когда Ново-Сербия и Славяно-Сербия превращаются в огромных размеров Новороссийскую губернию, поселенные полки Хорвата и Новороссийский переименовываются и получают короткие, но запоминающиеся названия — Черный и Желтый гусарские полки. Кроме того, переименовывают и полки Шевича и Прерадовича. Теперь это не Славяно-Сербские, а один Бахмутский гусарский полк. Преобразования и переименования затрагивают и 2 пандурских пеших полка. Теперь это один Елизаветградский полк.

Всего к тому времени в Новороссии насчитывалось 4891 человек, причем на жалованьи в мирное время из них состояло чуть более половины — 2683 воина. Земельные же наделы всех гусарских полков были огромны — 174 280 десятин земли.

Военные реформы, предпринятые Григорием Потемкиным, коснулись и гусарских полков. Все они, за исключением Лейб-Гусарского эскадрона, в течение 1783 и 1784 годов были переформированы. И с той поры вся эта легкая конница — вольница из иррегулярных поселенных войск превращается в регулярные части Русской армии.

Однако и в последнее десятилетие Екатерининской эпохи гусары не забыты. В Петербурге сформировано 5 гусарских эскадронов. В Первопрестольной же всего лишь 2 — в помощь московской полиции.

А теперь вспомним о конвойцах императрицы — сформированном 19 февраля 1775 года Лейб-Гвардейском эскадроне, превратившемся позже в гусарский лейб-гвардии Его Величества полк.

А все началось с того, что в конце 1774 года императрица Екатерина II, готовясь отпраздновать заключение мира с Турцией в Первопрестольной, приказывает Григорию Потемкину сформировать лейб-гвардии эскадрон и две казачьи команды — Донскую и Чугуевскую для собственного Ея Величества конвоя.

19 февраля 1775 года премьер-майор Бахмутского гусарского полка Штерич отправляется в Новороссию. Задача, поставленная перед ним, достаточно сложна. Он должен выбрать из Черного, Желтого, Молдавского, Валашского и Сербского гусарских полков 133 лучших нижних чина и лучших лошадей.

К 1 июля того же года эскадрон окончательно сформирован в Москве. Торжества заканчиваются, а вот конвойцы остаются. Команды прибывают в Санкт-Петербург и в течение всего долгого царствования несут охрану Ее Величества. А ко времени ухода Екатерины из жизни лейб-гвардии эскадрон с Донской и Чугуевской командами и присоединенными к ним Гусарским полком и казачьим эскадроном Гатчинских войск образуют Лейб-Гвардии казачий полк с правами и преимуществами старой гвардии (7 ноября 1796 года). И только через 60 без малого лет, 19 февраля 1855 года, по случаю вступления на престол императора Александра II, полку повелено именоваться лейб-гвардии Гусарским Его Величества полком.

Почему же Екатерина среди всех видов русской кавалерии выбрала именно гусар? Что привлекло в них самодержицу более всего — красота ли облачения, удивительная мобильность или многочисленные победы? Есть повод поговорить об истории этого рода легкой конницы.

Впервые гусары появились в середине XV столетия при венгерском короле Матвее Корвине. В 1458 году энергичный монарх собирает особое ополчение для защиты границ от нападений турок.

В состав этого ополчения венгерское дворянство назначает из своей среды каждого 20-го. От сочетания двух венгерских слов: «Husz» — двадцать и «ar» — подать возникает название гусар.

Гусары носили необыкновенно красивую форму. Это богато украшенная орнаментом национальная венгерская одежда. Она состояла из «дулама» или суконной куртки со стоячим воротником, обшитой шнурами, и «ментии», отороченной мехом. К ней иногда прикреплялись крылья коршунов, для большего устрашения во время схватки. Ментия набрасывалась на левое плечо, защищая со спины и сбоку от возможных ударов. А во время долгих конных переходов надевалась в рукава и надежно согревала в непогоду.

На гусарах были и длинные суконные плащи, а их высокие меховые шапки завершались уже упомянутым шлыком. Подобно «дуламу», были расшиты шнурами и «чакчиры». А маленькие легкие сапожки завершались зубчатыми шпорами.

Чтобы максимально обезопасить себя в бою, гусары надевали под одежду посеребренную либо позолоченную кольчугу. Однако портрет этого легкоконного воина был бы неполным, если не упомянуть о конской амуниции. Удобные седла покрывались звериными шкурами, причем мехом наружу. Они состояли из легкого деревянного ленчика и войлочного потника.

Гусары в Венгрии долгое время исполняли роль конного ополчения. Созывались исключительно на время войн. Во время затяжной Тридцатилетней войны все эти «сорви-головы» были сведены в особые полки. И главной задачей этой иррегулярной конницы были аванпостная служба, поиски и рейды в тылу и на флангах неприятеля, а также преследование и нападение на обозы.

В австрийской армии первый гусарский полк был образован в 1688 году. А через два с лишним столетия, накануне Первой мировой войны, Австро-Венгрия насчитывала 16 гусарских полков, уже в составе регулярной армии.

Появились гусары и во Франции, хоть особой известности, не говоря уже о славе, стране не принесли. Первая попытка была сделана еще маршалом Люксембургом незадолго до войны за испанское наследство, однако действовали гусары неудачно.

В 1687 году во Франции был сформирован гусарский эскадрон из пленных венгерских гусар. Он показал себя неплохо, и пять лет спустя был преобразован в 6-эскадронный полк (1692 год). А ко времени Французской революции 1789 года в стране существовало уже 14 гусарских полков.

В состав Русской армии входили не только русские, но и польские войска. Впервые они появляются при Екатерине II. 6 мая 1793 года войска, находившиеся в областях, присоединенных к России, были приведены к присяге на верность русской императрице. Причем одни части были расформированы и поступили на пополнение Русской армии, другие же (2 полка пехоты, 4 полка кавалерии и 4 бригады «народовой кавалерии») приняты на русскую службу в полном составе и вскоре образуют особый Польский корпус.

Полки эти получают и русские названия: Изяславский и Овручский пехотные, Житомирский, Константиновский, Бугский и Винницкий легкоконные, а также Брацлавская, Днепровская, Днестровская и Волынская бригады.

На плечах этих пехотинцев и кавалеристов появляются русские знаки отличия. Они облачены в русскую военную форму. Однако служба этих поляков оказывается недолгой. Уже на следующий год (1794) при первом же известии о вспыхнувшем восстании они переходят на сторону Костюшки.