Кубанцы

Кубанская пограничная линия, или Кубанский кордон, составляла в свое время правый участок Кавказской пограничной линии. Она была возведена еще в екатерининские времена, когда среди ногайцев Ногайской степи, а также среди закубанских горцев начались волнения и в результате участились набеги на наши южные границы. Для успокоения края правительство выделило войска. Постепенно их число было доведено до 5 пехотных и 4 казачьих полков, а также 30 эскадронов регулярной конницы.

А между тем более крупные отряды русских войск располагались у Тамани и у Копыла. От них-то и были выставлены заставы по Кубани. Пространство же между Таманью и Азовом контролировалось совсем небольшими отрядами, размещавшимися не только по берегу Азовского моря, но также и в степи.

В декабре 1777 года командующим войсками на Кубани был назначен Суворов. Едва прибыв в Копыл (16 января), он сразу же предпринял объезд правобережного района вплоть до устья Кубани. И затем составил не только подробнейшее описание местности, но и отметил местоположение различных горских племен, обитавших здесь же, за рекой. Отметил их образ жизни, а также военные качества и сноровку в боевых схватках. В результате этого пристального, профессионального взгляда была осознана необходимость построения ряда крепостей и иных опорных пунктов по всему правому берегу реки Кубани.

Вереница этих военных пунктов должна была протянуться от самого устья Кубани до реки Лабы, а далее следовать к Ставрополю. Кроме того, надлежало немедленно построить и так называемые «коммуникационные» укрепления.

Естественно, что раз уж здесь появился Суворов, то строительные работы начались без промедления. И это несмотря на сильные с ветром морозы и непрекращающиеся набеги горцев.

Как же прекратить или хотя бы сократить число этих набегов? Полководец принимает кардинальные, действенные меры. Прежде всего он выжигает прибрежные камыши. Организует прекрасную наблюдательную службу. Учреждает постоянные посты и, главное, распределяет так называемые «подвижные резервы», с тем чтобы дежурящие на постах могли получить своевременную помощь.

Быстро подвигаются и все строительные работы. Непосредственное руководство Суворова позволяет уже к лету возвести кордон. А ведь это огромное пространство — 540 верст в длину, разбитых на 6 «дирекций» по 90 верст каждая.

Прежде всего на Таманском полуострове вырастают крепости Темрюкская и Таманская, редуты Подгорный и Песчаный, а также фельдшанец Усть-Кубанский.

Вверх по Кубани на протяжении 34 верст появляется редут Правый, крепость Благовещенская (впоследствии Ольгинский «тет-де-пон»78) и фельдшанец Кара-кубанский. В этом направлении растягивались расположенные вдоль береговой дороги к Азову редуты на реках Кепрели и Бейсюге, а также крепость Ачуевская.

Затем на протяжении ста верст были сооружены фельдшанцы Римский и Ангельский, крепость Мариинская, редуты Архангельский и Гавриловский. На следующем промежутке поднялась крепость Александровская (впоследствии Усть-Лабинская) и редут Михайловский.

Наконец, на протяжении 120 верст по Кубани (до Всесвятского) и 60 верст степью (до Ставрополя) ощетинились против возможных набегов фельдшанец Западный, крепость Павловская (впоследствии Кавказская), фельдшанец Восточный, крепость Царицынская и редуты Всесвятский (впоследствии Прочный Окоп) и Державный (впоследствии крепость Св. Николая).

Кордон сообщался с Азовом двумя главными путями. Береговым, то есть вдоль Азовского моря, и степным — от крепости Благовещенской. Первый надежно охраняли редуты на упомянутых уже реках Кепрели, Бейсюге и Ее. Второй же сторожили редуты Терновский и Большой Ейский-Эльбуздский.